Опасности безопасного режима

На улице Правды
Москва, 28.01.2008
«Эксперт» №4 (593)

2008 г. начинался в довольно благостной атмосфере. Дело не только в длительной общей расслабленности, которая наряду с прочим еще и препятствует делать глупости (талейрановский завет «Главное, господа, поменьше усердия!» вообще очень актуален в российской политике). Дело прежде всего в том, что кончилась осень с ее эзотерическими загадками и заклинаниями и наступила какая-то внятность в вопросах властного преемства: «Слава на небе ясному месяцу, на земле государю-наследнику».

Не говоря о том, что внятность вообще лучше, чем радения и скакания, само качество решения многих удовлетворило. Существенно, что серьезных индивидуализированных претензий к государю-наследнику мы пока что не дождались. Критики исходят либо из групповой ответственности, полагая безусловно компрометирующим уже сам факт принадлежности к властной группировке, либо считают недопустимым, чтобы уходящий правитель кого-то выдвигал, а все больше исходят из самого простого и понятного ceterum censeo Carthaginem esse delendam*. Является ли Кремль Карфагеном и что с ним должно сделать — вопрос отдельный, но при любом ответе на вопрос личные качества Д. А. Медведева вполне иррелевантны.

Если же мыслить не с катоновской суровостью (а судя по соцопросам, большинство сограждан на Катона не тянет, отчего относится к наследнику благожелательно), то при отсутствии внятных претензий отчего же и не одобрить. Тем более что к тому же склоняет и простой мысленный эксперимент. Если, отвлекшись от мечтаний насчет Карфагена, порешать в уме оптимизационную задачу «Кому бы я своей личной, ни от кого не зависящей волей вверил державные бразды?», выбор, скорее всего, получился бы тот же, что и у В. В. Путина. Прочие соискатели — хоть из власти, хоть из оппозиции — воодушевляют не просто меньше, а гораздо меньше. А в эпоху, когда страсти массово не бурлят, смиренный оптимизационный подход бывает довольно сильно распространен. Поэтому запредельные рейтинги наследника получились сами собой. С одной стороны, от многоопытного «Известно, что без власти далеко не уйдешь», с другой — от охлажденного «А что, у нас нет отбоя от куда более привлекательных предложений?».

Когда политическое решение совпадает с массовыми чаяниями, это всегда удача, чего же еще желать, и требуется немного — эту удачу не слишком портить. В частности, не слишком усердствовать, ибо от усердия не по разуму объективная приемлемость наследника будет в глазах общества смазываться, а речи о навязанности наследника — умножаться. Между тем усердие уже создало предпосылки для того, чтобы благостную картину начал портить казус Зюганова. Лидер КПРФ начал мутить воду, намекая на то, что он может сняться с выборов, оставив Д. А. Медведева состязаться с В. В. Жириновским и восходящей звездой российской политики А. В. Богдановым.

На самом деле уход с выборов — оружие обоюдоострое. Решившись на это, Г. А. Зюганов подложит властям изрядную свинью, но и они вряд ли в долгу останутся. Тут немалое самоотвержение требуется, а Геннадий Андреевич — кто угодно,

Новости партнеров

    «Эксперт»
    №4 (593) 28 января 2008
    Финансовый кризис
    Содержание:
    Холодок неизвестности

    Редакционная статья

    Разное
    Обзор почты
    Реклама