Гулу то, чем они кажутся

Книги
Москва, 05.05.2008
«Эксперт» №18 (607)
Роман-ужастик украинского русскопишущего дебютанта едва ли станет важным фактом литературы — зато наглядно демонстрирует, откуда растут жвала и щупальца у постсоветского хоррора

Пока Москва с Киевом бодаются за газ и НАТО, хитрые москали из Ad Marginem продолжают себе потихоньку разрабатывать жилу нэзалэжной, но русскоязычной литературы. Понятно, и что концессия явно не только у них (есть еще и Андрей Курков, и многочисленные фантасты — Дяченки, Олди, далее везде), и что жила не сказать чтобы сказочная. Однако ж дебютант Игорь Лесев (1980 г. р. человек, экс-помощник народного депутата, экс-пиарщик «Блока Литвина» и нынешний референт ректора киевского вуза) — уже второй за недолгое время «украинский кандидат» от AdM в палату бестселлеров; неслучайный стартовый тираж в 23 000 вполне респектабелен.

Первым (и успешным) кандидатом был Владимир «Адольфыч» Нестеренко — форменный грубиян и форумный экстремист с якобы бандитским прошлым. Тонкая богема двух русских столиц прониклась его мачистско-криминальными сценарными сагами — по одной собирается снимать кино сельяновское СТВ, другая только что прорубилась в шорт-лист «Нацбестселлера». Чем черт не шутит — глядишь, богема полюбит и Лесева; если сочинения Адольфыча можно — привет спагетти-вестерну — назвать суржик-триллером, то лесевское «23» — суржик-хоррор. И необязательно жить в Киеве, чтобы понять, що цэ такэ: вполне вроде бы русская история, к которой фактурная и языковая специфика постсоветской Украины подмешивает пряную щепотку комического идиотизма — но и прибавляет тот трудноопределимый градус остранения, который может оказаться очень кстати; по крайней мере в случае Адольфыча.

Мы, впрочем, о Лесеве; уберите детей от журнала.

Виктор Лесков, двадцатипятилетний на-грани-увольнения-помощник-отставной-козы депутата, маменькин сынок, миляга и раздолбай, садится в переполненный автобус, следующий из провинциального Г. в Столицу. И с этого момента жизнь его превращается в кровавую нервную мутотень. Лескова изводят инфернальными нумерологическими намеками на то, что жить ему осталось всего ничего (до Пасхи, 23-го апреля). На Лескова охотятся дурнопахнущие зомби. Хтонические сущности, овладевающие телами его живых и мертвых друзей, девушек и одноклассников.ukr, родных, соседей по общаге, водителей по дороге, домогаются лесковской крови, тела и даже спермы. И вот Лесков уже в милицейском розыске как серийный маньяк, и почти все, кто может умереть, уже умерли, и только дурная везучесть позволяет Виктору до поры уворачиваться от избравших его мишенью страшных гулу — неупокоенных злых душ, при помощи людоедских процедур и корявых стишков-заклинаний переселяющихся из одного сапиенса в другого.

В романе «23» не 23, но 520 страниц.

Написан он дурным акынским — что вижу, то пою — размером, переходящим в графоманию более плавно, чем Восточная Украина в Западную, не помогает ни предполагаемая речевая смачность, ни подразумеваемые отсылки к Гоголю, Булгакову, А. Толстому и одноименному («23») фильму с Джимом Кэрри.

Издатели позиционируют роман как первый настоящий русский хоррор.

Этих трех причин в принципе достаточно, чтобы испытать сильнейшее раздражение. В самом деле, какого лешего?! Лад

У партнеров

    «Эксперт»
    №18 (607) 5 мая 2008
    Новое правительство
    Содержание:
    Кабинет стратегической задумчивости

    Владимиру Путину будет удобно работать с новым правительством. Но для того, чтобы с ним было удобно работать и стране, пока сделано мало

    Обзор почты
    Общество
    На улице Правды
    Реклама