Бабушка-конфетка

Культура
Москва, 12.05.2008
«Эксперт» №19 (608)
Мадонна, неуничтожимая мировая поп-икона, выпустила новый альбом, сигнализирующий: теперь можно с полным правом поговорить о том, что на протяжении двух с половиной десятков лет она значила для развлекательной индустрии — и не только

Ей удается быть некоронованной королевой поп-мира, то есть территории, в принципе не признающей ничью единоличную власть. За ней, как за любым культовым персонажем, тянется шлейф скандалов и историй, составляющих основу ее мифологии; это не время создавало для нее контекст, а она раскрашивала время своими делами и поступками. Последний ее переезд из США в Англию — вроде бы поближе к их совместному с режиссером Гаем Ричи семейному гнездышку — значил для американцев больше, чем все манифестации против политики Буша в Ираке вместе взятые. Два года назад она проехала по миру с туром в поддержку «Confessions on the Dancefloor» — и сама пластинка, и шоу в ее честь представляли собой идеальную экуменическую проповедь. И вот после этих титанических дел Мадонна записала совершенную безделицу — отточенный до блеска, но не замахивающийся на эпохальность альбом жанровых упражнений с говорящим названием «Hard Candy», то есть «Тяжелый (или “ладно сделанный”) леденец». Передовик музыкально-танцевального производства провел показательные выступления у станка.

До поры до времени были две разные Мадонны. Одна просияла в 80-х и начала сдавать в начале 90-х. Другая во второй половине того десятилетия родила дочку, возродилась — и счастливо идет по жизни поныне.

Первая была эталонной для своего времени поп-звездой, строившей карьеру на смеси сексапила и скандала и получавшей от прессы прозвища по названиям своих песен — «Материальная девушка», «Игрушка для мальчиков». Установку «будь сексуальнее», в отличие от ее более сдержанных товарок по поп-сцене, она понимала без всякого переносного смысла: если в женщине и должна быть загадка, то не одежда должна ее скрывать. Знаменитые фотоиздания, бесхитростно озаглавленные «Секс» и «В постели с Мадонной», вкупе с альбомом «Erotica» стали наглядными примерами избитой истины 60-х: секс — это товар. Для своих соотечественников американцев она в те годы была новым воплощением Мэрилин Монро, русским напоминала еще и Любовь Орлову, для католиков Европы работала исчадием ада, ходячим поруганием светлого имени Богородицы. Но и для тех, и для других, и для третьих развязная девушка была той самой «взбесившейся барынькой, мечущейся между будуаром и молебной». Бурное течение 90-х с их стремительно меняющимися ценностями и предпочтениями выявило главную проблему: таким имиджем можно заработать оборотный капитал паблисити, но строить свое продвижение на вызываемой у фанатов эрекции — дело безнадежное. Да и открыто конфликтовать с Ватиканом — тоже.

Урожденной Виолетте Луизе Чикконе повезло: в тот самый момент, когда все эти проблемы встали перед ней со всей неотвратимостью, она забеременела. Уход в декрет обставлялся почище новой пластинки — по показателям индекса цитируемости живот Мадонны давал сто очков вперед приснопамятному фотоальбому. Затем же последовала пауза — слишком длинная для того, чтобы пройти бесследно.

Пока Мадонна предавалась радостям материнства, на рельефной карте мировой музыки проявились некие тектонические сдвиги. С

Новости партнеров

«Эксперт»
№19 (608) 12 мая 2008
Новый президент, новый премьер
Содержание:
Обзор почты
На улице Правды
Реклама