Управление усложняется

19 мая 2008, 00:00

Серия назначений, состоявшихся после инаугурации президента, свидетельствует о наступающих радикальных изменениях в российском праве и российской экономике.

Правовая часть касается перестановок в силовых и юридических органах. Уход с поста главы ФСБ заметной политической фигуры Николая Патрушева, перевод в окончательную политическую ссылку бывшей заметной политической фигуры Владимира Устинова, уход из администрации президента Виктора Иванова и переход с малопубличной должности замглавы администрации на публичную должность вице-премьера Игоря Сечина знаменуют старт новой политической эпохи. Эпохи, в которой силовые методы борьбы за власть и собственность будут постепенно замещаться правовыми. Это то направление, по которому со всей очевидностью существует консенсус на самых верхних этажах российской власти.

Этот переход не был неизбежен, но был исторически предопределен. Резкое усиление государства, произошедшее в последние годы, шло при активном участии силовиков. На то оно и усиление. В результате силовые ведомства набрали слишком много политического влияния, опасного для сохранения силы и стабильности государства. Именно поэтому задача нового времени — вернуть силовикам их естественную роль. А на освободившееся место поместить право. И наше убеждение состоит в том, что так же неизбежно, как в 2000-е годы произошло усиление государства, неизбежно, но медленно возобладают правовые методы борьбы за власть и собственность. Потому что на это существует глубинный запрос российского общества, который, как ни парадоксально, власть все последние пятнадцать лет чувствует.

Что касается правительства, то его кадровый состав указывает на главную политическую цель — сохранение влияния основных фигур из окружения Путина. Появление преемника — любого, не только Медведева, — всегда вызывало опасения у путинской команды, которая любые перемены рассматривала как угрозу своему политическому и экономическому влиянию. Путин как премьер является гарантом сохранения их позиций — пусть временного. В этом смысле правительство Путина в значительной мере является правительством статус-кво.

Тем не менее экономическая политика нового правительства предполагает существенные изменения. Главная новость, которую можно почерпнуть из структуры правительства, наличия в нем президиума и собственно слов нового премьера, состоит в том, что экономическая политика перестанет быть линейной. Политика прежних правительств была направлена на достижение фактически одной цели: пополнение бюджета — до 1998 года, борьба за финансовую стабильность — после 1998 года. Все остальное казалось слишком сложным. Однако за эти годы экономика России существенно усложнилась, и, чтобы государство могло управлять этим сложным хозяйством, оно должно быть готово работать со сложным набором целей. Мы не можем сегодня сказать, что во главе угла. Целей много, они иногда противоречат одна другой.

Это видно прежде всего по составу президиума, где одновременно присутствуют и политический тяжеловес Игорь Сечин, и игрок во всех отношениях иной весовой категории Эльвира Набиуллина. Причем каждый из них должен решить довольно сложные задачи: первый — обеспечить преференции для сырьевого бизнеса и одновременно усилить стратегические позиции России на мировом энергетическом рынке; вторая — провести налоговую реформу, которая действительно может сделать Россию одной из самых привлекательных в налоговом смысле стран мира и тем самым сделать возможным возникновение в стране новых потенциально мировых брендов.

Нелинейность политики просматривается и в отношении естественных монополий — одновременно идет повышение тарифов, нивелирование социальной нагрузки за счет дополнительных госрасходов и расчет на привлечение частных денег в инфраструктурные отрасли. То же мы видим и в отношении образования, где одновременно принимается решение об повышении ответственности региональных властей за среднее образование и ответственности федеральных властей за соединение высшего образования с наукой и научно-техническим развитием корпораций.

Список можно продолжать. Конечно, никто не может дать гарантий, что это правительство справится со столь сложной политикой. Однако только сложная политика может обеспечить новую волну экономического роста.