Недолговечное ралли

Марина Тальская
26 мая 2008, 00:00

Скачкообразный рост российского фондового рынка был вызван главным образом притоком средств иностранных инвесторов, отреагировавших на безболезненную смену президентской власти и обещания налоговых послаблений для нефтяной отрасли. Ожидать дальнейшего устойчивого роста котировок оснований нет

В мае российский фондовый рынок продемонстрировал головокружительное ралли. За неполные три недели индекс РТС взлетел на 17,25%, причем основной скачок пришелся на неделю с 7 по 16 мая, на прошлой неделе никакого роста уже фактически не было. 19 мая РТС обновил исторический максимум на отметке 2487,9 пункта. До круглого значения 2500 оставалось совсем чуть-чуть. Но большинство наблюдателей уверено, что в ближайшие дни эта высота падет.

Статистический факт: май — обычно скверный для РТС месяц. По наблюдениям экспертов Банка Москвы, май является одним из самых опасных для рынка месяцев в году: вероятность падения индекса РТС в этот период составляет 42%, а средний майский рост за 12 лет равен всего 0,3%. Хуже, чем в мае, рынок обычно ведет себя только в июле и в сентябре. Аналитики, подметившие эту закономерность, никак не объясняют сезонный рисунок, ссылаясь на молодость статистики по российскому фондовому рынку.

Но факт остается фактом: в нынешнем мае российский фондовый рынок превзошел сам себя.

Чем вызван биржевой подъем и насколько он долговечен?

Нефтяная версия

Лидерами майского роста выступили компании нефтегазового сектора. За три недели акции «ЛУКойла» подорожали на 24,4%, «Роснефти» — на 19,6%, «Газпрома» — на 17,4%, «Сургутнефтегаза» — на 31%. С учетом обилия в текущем месяце хороших новостей для отрасли это лидерство выглядит вполне логичным.

Главная нефтяная новость — международная. Цены на нефть в мае как с цепи сорвались и, оттолкнувшись от значений около 100 долларов за баррель, к 22 мая взлетели до 133 долларов. При этом значительная часть авторитетных экспертов утверждает, что не за горами дни, когда мы увидим и цифру 150, и цифру 200. Цена на нефть является важнейшим фактором, определяющим динамику российского фондового рынка: доля нефтегазовых компаний в структуре индекса РТС составляет около 50%.

Еще более приятный сюрприз российская нефтянка получила из уст нового премьера. Владимир Путин объявил о готовящихся налоговых послаблениях для нефтяных компаний — введении семилетних налоговых каникул для тех, кто будет осваивать новые месторождения, и повышении необлагаемого минимума при расчете налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Это обещание также добавило привлекательности акциям российской нефтянки, динамика которых с начала года была хуже «плохого» рынка.

Поэтому объяснение причин майского ралли, локомотивом которого выступили бумаги сырьевого сектора, на поверхности. «Нас ведет нефтяной сектор. Пошли покупки наших нефтяных бумаг в Лондоне, российским-то спекулянтам не разогнать “ЛУКойл” и “Газпром”. В результате концепция рынка меняется с боковика на рост», — считает начальник аналитического управления ИК «Атон» Андрей Верников. «Русский рынок в начале мая был недорог, но никому не нужен. Помог премьер-министр, пообещавший снижение налоговой нагрузки на нефтяной сектор. Это хороший повод для игры на повышение», — соглашается начальник отдела анализа рынка акций Банка Москвы Владимир Веденеев.

 pic_text1 Фото: Reuters
Фото: Reuters

Наконец, в апреле произошел разворот в движении трансграничного капитала по отношению к России. В течение первого квартала сальдо притока-оттока капитала было отрицательным (его накопленная величина за январь-март составила около 23 млрд долларов), а в апреле был зафиксирован чистый приток капитала, который Банк России оценил в 10 млрд долларов. Безусловно, не все эти деньги пошли на фондовый рынок, но какая-то часть — именно туда. Еще сложнее вычленить, сколько же средств пришло через каналы фондов, ориентирующихся на Россию. По оценке аналитиков Банка Москвы, с начала года такие фонды получили чистый приток ресурсов инвесторов в размере более 1,4 млрд долларов, что составляет около 20% стоимости их чистых активов на конец 2007 года, в то время как остальные участники четверки стран BRIC в лучшем случае показали нулевой прирост относительно стоимости активов. На этом фоне «непатриотично» повели себя внутренние инвесторы: по данным агентства investfunds.ru, с начала года отток средств из ПИФов составил 4,25 трлн рублей, в том числе из открытых — 4,1 трлн. Впрочем, энтузиазм внешних инвесторов перевесил скептицизм внутренних.

Судя по всему, интерес западных инвесторов к России какое-то время будет оставаться высоким. «Отношение капитализации к чистой прибыли (мультипликатор P/E) для российского рынка на 20–25 процентов ниже, чем на других развивающихся рынках, что дает определенный простор для роста», — поясняет руководитель аналитического управления УК «Уралсиб» Константин Чернышев. По этому показателю мы отставали с самого начала года. И взлет нефтяных цен разогрел интерес иностранцев к российскому рынку.

Оторвались

Нефтяная версия майского ралли объясняет многое, но не все. Ведь цены на нефть росли с начала года, однако инвесторы не стремились вкладываться ни в российский рынок вообще, ни в сырьевые бумаги в частности. Последние на протяжении всех четырех месяцев плелись в арьергарде рынка.

Эксперты объясняют этот феномен так: нам удалось оторваться от лобовой зависимости от нефтяных цен, корреляция между ними и динамикой российского рынка в последнее время ослабла. Такому отрыву, прежде всего, способствовал чисто технический фактор: доля бумаг нефтегазового сектора в структуре российских фондовых индексов постепенно размывается. По расчетам Владимира Веденеева из Банка Москвы, в 2005 году при общей капитализации рынка около 550 млрд долларов на долю нефтянки приходилось более 350 млрд (63%), в 2007-м — уже 50% (615 млрд долларов из 1,25 трлн), в 2008-м она снизилась до 47% (760 млрд долларов против 1,6 трлн).

Во-вторых, весомую роль начали играть внутрироссийские фундаментальные факторы. «Четко видно, что в России возникла некоторая независимость от мирового тренда. То, что для них не очень хорошо в части замедления экономического роста, например проблемы с инфляцией, для нас не является существенным. Инфляция, конечно, давит, но у нас нет замедления роста. У нас зависимость от энергоресурсов только в экспорте. Для всех остальных рост цен на нефть это нехорошо, а для нас — благо», — объясняет директор Центра макроэкономических исследований «БДО Юникон» Елена Матросова. «Ослабление корреляции обусловлено тем, что значительное число прибыли нефтяных компаний изымается с помощью налоговых механизмов — так называемой плавающей ставки НДПИ — в бюджет и Стабфонд и затем перераспределяется по всей экономике. Так что в нынешнем ралли фактор нефти присутствует, но незначительно. Основной движущей силой стали другие факторы — данные американской экономики за первый квартал: либо нейтральные, либо лучше, чем ожидали, — а также наша собственная растущая на фоне политической стабильности экономика», — комментирует начальник управления фондами ИГ «Интерфин Капитал» Анатолий Каплин.

«Окно» для займов

Позитивные настроения на российском рынке акций оказались на руку не только удачливым инвесторам и спекулянтам. Оживление затронуло и сектор корпоративного рублевого долга, на котором с осени прошлого года царил штиль.

На прошлой неделе денежные потоки обратились и на рублевые бонды, причем спрос распространился за пределы бумаг из ломбардного списка ЦБ (под их залог Банк России проводит краткосрочные операции рефинансирования с банками).

Майское ралли также создало хорошую поддержку российским евробондам: спрос на них заметно повысился. ВТБ и Россельхозбанк воспользовались возвращением интереса к российским эмитентам и разместили еврооблигации. Причем условия размещения ВТБ, предложившего 20 мая десятилетний выпуск на 2 млрд долларов, аналитики оценивают как беспрецедентно удачные за весь период с начала мирового кризиса. Премия к рынку составила всего 10–20 базисных пунктов, что является очень неплохим результатом - корпоративный «крупняк», размещавший эмиссии евробондов в нынешнем году («Газпром», «Вымпелком», «Евраз»), вынужден был соглашаться с премиями в 50–100 базисных пунктов к доходности обращающихся выпусков.

Слабо восходящий тренд

Но лишь отдельные аналитики испытывают по поводу происходящего на фондовом рынке безмятежный оптимизм. Большинство наблюдателей проявляют сдержанность. Более того, многие считают, что коррекция после столь бурного роста неизбежна. Вопрос лишь в сроках, а также в продолжительности и глубине спада. И волатильность, царившая на фондовом рынке всю вторую половину прошлой недели, лишь подтверждает опасения скептиков.

Факторов, которые, по мнению экспертов, повышают вероятность коррекции, два: внешний и внутренний. Внешний — это сохраняющаяся неопределенность относительно сроков выздоровления американской экономики и потенциала ее спроса на энергоресурсы, а следовательно, и цен на нефть.

Резерв для дальнейшего роста нефтянки существует, только если предположить, что заоблачные цены на нефть обоснуются на новых уровнях. «Если заложить цены на уровне 140 долларов за баррель, то справедливая цена тех же “Роснефти” и “ЛУКойла” вырастет вдвое. И это без учета планируемых правительством льгот», — подсчитал начальник аналитического отдела ИГ «Капитал» Сергей Карыхалин. Хотя ожидания сохранения высоких цен преобладают, большинство аналитиков не спешат закладывать новые ценовые уровни в расчет справедливых цен на нефтяные бумаги.

Не спешат они и приплюсовывать к нынешней стоимости эффект от правительственной поддержки нефтяного сектора. «Пока это декларация о намерениях. Мы не знаем, когда налоговые коррективы будут внедрены и какими они будут», — сомневается Константин Чернышев из «Уралсиба».

Владимир Веденеев из Банка Москвы убежден, что в ближайшее время круглую отметку 2500 по индексу РТС рынок все-таки возьмет. Но как только это случится, последует фиксация прибыли и коррекция на 5–10%. «А дальше будем болтаться вверх-вниз за мировыми рынками. Хотя июнь и бывает иногда сильным месяцем», — рассуждает г-н Веденеев. «В перспективе будем двигаться рывками, рост будет сопровождаться коррекцией в зависимости от ситуации на мировых рынках: американская экономика далека от того, чтобы безудержно инвестировать», — соглашается Константин Чернышев. Хотя свой прогноз — 3000 пунктов по индексу РТС на конец года — «Уралсиб» не изменил. Это несколько выше, чем у большинства инвесткомпаний: наиболее распространенным является диапазон индекса 2600–2800.