Политика вооруженных джентльменов

1 сентября 2008, 00:00

Редакционная статья

«Когда мы приставим пистолет к вашему виску, улыбнитесь» — американская дипломатия в вопросах расширения НАТО и размещения объектов ПРО в Европе при всей своей многословности сводится к этому. С подобной дипломатией кризис неизбежен.

Что же до Михаила Саакашвили, то он сознательно сделал свою страну ареной для выяснения отношений, надеясь извлечь из этого процесса дивиденды. Почему-то президент Грузии ожидал, что дело закончится показательной поркой России. Сейчас в ту же игру пытается играть президент Украины. Будем надеяться, украинское общество заставит его протрезветь.

Когда американские боевые корабли входят в Черное море, а Россия проводит испытания баллистической ракеты «Тополь М», масштаб международного кризиса недооценить трудно. Но важно его и не переоценивать. «Предчувствие холодной войны», овладевшее многими в России и на Западе, больше говорит о самих чувствующих, чем о реальности.

Москва не один год пыталась донести до своих западных партнеров нехитрую мысль: продвижение американской военной инфраструктуры к нашим границам неприемлемо. По большому счету, этим наши претензии и исчерпываются.

Но несмотря на отсутствие причин для серьезного конфликта, вопрос о приближении американских баз к российским границам стал приобретать откровенно угрожающий характер. «Мы — миролюбивое государство и хотим сотрудничать со всеми нашими соседями и со всеми нашими партнерами. Но если кто-то считает, что можно прийти убивать нас, что наше место на кладбище, то эти люди должны задуматься о последствиях такой политики для самих себя», — заявил премьер Владимир Путин в интервью телеканалу CNN. Это принципиальное высказывание.

Россия не стала автоматически признавать Абхазию и Южную Осетию после того, как Запад признал Косово. Россия продолжала придерживаться принципа территориальной целостности, ибо понимает его важность. Россия, как могла, сохраняла целостность Грузии. Но, начав убивать людей, убивать российских граждан, Саакашвили перешел черту. Защищать территориальную целостность страны, которая убивает тебя, невозможно.

После встречи с Джорджем Бушем в Пекине российская сторона ожидала, что Вашингтон вмешается в конфликт и заставит своего грузинского протеже прекратить уничтожение людей. Но этого не произошло. Спрашивается, о каком партнерстве между Россией и США тогда может идти речь? Как в таком случае воспринимать настойчивое желание Вашингтона протащить Грузию в НАТО? Должна ли Россия и дальше воспринимать НАТО как миролюбивую организацию, настроенную на взаимовыгодные отношения с нашей страной?

Прискорбно, но ответы на эти вопросы очевидны. И уже в силу этого можно утверждать: позиция России по вопросу расширения НАТО резко ужесточилась. Мы не можем спокойно смотреть на приближение к нашим границам военного блока, который откровенно поддерживает агрессора, замаравшего себя массовым уничтожением наших соотечественников.

Но это не холодная война. Россия и Запад нуждаются друг в друге, и это понимает все больше людей. Ведущие американские промышленные корпорации в лице Национального совета по внешнеэкономическим связям призвали Белый дом тщательно взвесить все «за» и «против», прежде чем налагать санкции на Россию. Немецкие промышленные компании выразили беспокойство относительно возможной изоляции России из-за конфликта в Грузии, так как это может негативно сказаться на деловых отношениях с Россией. «Немецкий промышленный сектор обеспокоен. Нужно сделать все, чтобы остановить эскалацию напряженности», — заявил глава Комитета по экономическим связям с Восточной Европой Клаус Мангольд.

Нет тотального противостояния двух миров — уникального в мировой истории состояния международной системы. Есть жесткая сшибка по совершенно конкретному вопросу. Если уж искать аналогии, то это не холодная война, а европейская политика XIX века. Силовая, эгоистичная, лишенная ялтинских украшений политика «хорошо вооруженных джентльменов».

Только надо помнить, что система экономических, политических и прочих связей в мире XXI века несоизмеримо более тонка и сложна. Для проведения политики хорошо вооруженных джентльменов требуются джентльмены, а не мобилизованные. Россия должна избежать соблазна реваншизма и милитаризма — они не помогут нам наладить жизнь в своей стране.