Посей культуру

Наука и технологии
Москва, 22.09.2008
«Эксперт» №37 (626)
Кажется фантастикой цель, заявленная в стратегии развития российской фармацевтической отрасли: довести к 2020 году долю отечественных производителей на нашем рынке с 17 до 50% и создать двести инновационных препаратов. Тем не менее бизнес считает такой рывок возможным

В прошлом году в России было продано лекарств более чем на 11 млрд долларов. При этом из всего оборота на долю российских фармацевтических компаний пришлось лишь 17% рынка. «Нет никакой логики в том, что страна в целях безопасности обеспечивает себя собственным вооружением, но позволяет той же армии зависеть от иностранных препаратов», — едко заметил глава одной из российских фармкомпаний.

Казалось, страна последовательно сдает рынок, и чиновникам даже не нужно было напрягаться с объяснениями. В том, что российские фармацевты были не способны качественно позаботиться о здоровье соотечественников, большая доля правды. Фактически вновь родившаяся на обломках постсэвовского разделения труда отрасль взялась за зеленку, настойку боярышника и довольно простенькие лекарства, часть из которых в мире уже не потреблялась. А препараты от серьезных болезней пришлось покупать за рубежом. Однако суровая правда еще и в том, что чиновники не только не ставили перед нашей отраслью задачи создавать новые лекарства, но и тормозили развитие компаний и их инновационного потенциала. Анализ закупаемых на средства бюджета лекарств (а это почти треть всего лекарственного оборота) показал, что примерно половина из них производится как за рубежом, так и в России, но покупаются почему-то только иностранные бренды. В закупках дополнительного лекарственного обеспечения, ДЛО — сейчас называется ОНЛС, доля российских производителей с момента запуска программы ДЛО в 2005 году удивительным образом сократилась в два раза — до 7%.

Прогноз инерционного развития российского рынка лекарственных препаратов не обещает ничего хорошего для отечественных производителей, их доля к 2020 году может снизиться до 8%. Эксперты объясняют это ростом благосостояния россиян, при котором будет возрастать потребление инновационных препаратов как более эффективных и предназначенных для заболеваний, не подвластных дженерикам. Наша же отрасль практически полностью специализируется на дженериках — копиях оригинальных лекарств, которые были выпущены лет 20–25 назад и у которых закончилась патентная защита. Понятно, что за это время некоторые из них устарелит. Поэтому так велика доля инновационных препаратов на западных рынках — она достигает 80%, тогда как у нас их чуть больше 30%, число же рожденных в России ничтожно мало. Тем удивительней энтузиазм представителей российского бизнеса, считающих амбициозные задачи разработанной Минпромторгом в этом году стратегии развития фармацевтической отрасли вполне выполнимыми.

Верхи хотят, низы могут

Председатель совета директоров российской биофармацевтической компании «Биокад» Дмитрий Морозов вдруг отказался от первой части своего любимого тезиса — держаться подальше от госполитики в силу ее невнятности и просто работать на рынок: «Я наконец увидел, что во власть пришли люди, которые, едва продекларировав озабоченность состоянием отрасли (а такая озабоченность висит уже с десяток лет), сразу взялись за дело. Впервые на моей памяти прошло несколько больших совещаний

У партнеров

    «Эксперт»
    №37 (626) 22 сентября 2008
    Финансовый кризис
    Содержание:
    Драма, но не катастрофа

    Финансовый кризис в России пока развивается в управляемой фазе. ЦБ в состоянии отбить полноценную спекулятивную атаку на рубль. Тем не менее кризис показал, что нормально работать без постоянной подпитки капиталами извне у нашего финансового сектора все еще не получается

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама