Момент для реформации Югры

Сергей Василенко
1 декабря 2008, 00:00

Самый богатый углеводородами регион России, в течение нескольких лет работавший над диверсификацией своей экономики, изменил стратегию. Теперь решается двуединая задача: продолжится работа по созданию новых, не связанных с углеводородами отраслей, а также по сохранению и развитию нефтяной базы экономики региона

По мнению губернатора Ханты-Мансийского автономного округа — Югры Александра Филипенко, нынешний кризис, каким бы он ни был, все равно закончится и то, что удастся создать сегодня, будет определять лицо новой экономики. А для этого нужно использовать все средства для поддержания того, что в недалеком будущем станет конкурентным преимуществом страны.

— Нынешнюю ситуацию в мировой экономике многие аналитики сравнивают с Великой депрессией тридцатых годов прошлого века. Российская экономика, естественно, еще не переживала ничего подобного.

— Безусловно, наш опыт еще не столь велик. Но то, что нас зацепило, свидетельствует, что российская экономика стала неотъемлемой частью мировых экономических процессов. Вместе с тем мы оказались более подготовленными к этому испытанию, так как несколько лет старались создать «подушку» для подобных случаев. По оценкам МВФ, сегодня российская ситуация выглядит более благополучной, чем чья-либо. Удалось пока предотвратить развитие негативных явлений в финансовом секторе. Сегодня правительство принимает серьезные меры по стабилизации реального сектора экономики. Поэтому я считаю, что это испытание мы выдержим. Важно другое — пройти через них с минимальными издержками и потерями.

— Экономика вашего региона в значительной степени опирается на нефтяную отрасль. Правительство России внимательно относится к просьбам нефтяников и газовиков, когда им становится трудно. Сейчас они просят снизить налоговые платежи. Как это отразится на экономической ситуации в Югре?

— Мне думается, есть два варианта развития событий. Первый: если тенденции, которые существуют на мировом рынке, станут устойчивыми, это самым негативным образом скажется на ситуации не только в Югре, но и в России в целом.

Второй вариант. Если оценивать конкурентоспособность нефти, которая добывается в Югре, то в самое ближайшее время при ценах примерно сорок долларов за баррель только две компании в округе окажутся конкурентоспособными, если исходить из себестоимости добываемой ими нефти. Все остальные провалятся — будут работать себе в убыток, и от подобного развития событий нам следует ждать самых серьезных проблем.

Если же поддерживать компании сейчас, то делать это следует, применяя не только общие критерии, как раньше. Необходимо усилить дифференциацию, то есть учитывать возможности и условия работы. Некоторые из них могут быть вполне конкурентоспособными не только за счет более высокой организации производства, а лишь потому, что таковы геологические условия залежей, которые они разрабатывают. Надо двигаться в этом направлении, внимательно прислушиваясь к предложениям компаний.

Вместе с тем необходимо рассмотреть спектр проблем, связанных с поддержкой «старой» нефти, то есть выработанных месторождений, которые уже давно нерентабельны, и «новой» нефти, так как необходимо активизировать ввод в эксплуатацию новых месторождений. Решать проблемы повышения конкурентоспособности и создания возможностей для реинвестирования в дальнейшее развитие отрасли нужно за счет введения дифференцированного налогообложения. Конечно, столь резкое падение цен на нефть на мировом рынке привело к серьезному сокращению доходной части бюджетов всех уровней. Это, естественно, касается и бюджета Югры: не хочу никого пугать цифрами, но положение достаточно сложное. Мы уже ищем варианты смягчения удара по нашему бюджету. Один из них — повышение эффективности работы компаний в новых условиях.

— О падении добычи нефти и необходимости диверсифицировать экономику округа вы говорите уже давно. А несколько лет назад даже приступили к реструктурированию экономики. И вот финансовый кризис. Удалось ли что-то сделать? И реализацию каких проектов придется притормозить?

— Я рад, что мы смогли реализовать ряд проектов, прежде всего в лесной отрасли, строительном комплексе, сфере коммуникаций и так далее, которые уже дают результаты. Сегодня эти предприятия для нас, безусловно, подспорье.

Но самый масштабный проект, освоение Приполярного Урала, один из приоритетов для Инвестиционного фонда Российской Федерации, пока только прошел все уровни согласований. Я убежден, что работу над этим проектом надо продолжать во что бы то ни стало, следует найти возможности для его реализации. С этим проектом связано благополучие и развитие многих регионов и предприятий реального сектора экономики.

Я надеюсь, что средства на Приполярный Урал все же будут выделены. Тем более что инвесторы на строительство горнодобывающих предприятий есть, и думаю, надо оправдать их надежды на то, что все инфраструктурные проблемы будут решены. Я хочу продолжать работу над этим проектом. Но нужно, чтобы этого хотели и все остальные его участники — мои коллеги в других регионах и, конечно же, федеральное правительство.

— Год назад вы рассказывали «Эксперту» о совместном с французами строительстве предприятий, ориентированных на более высокие степени передела нефти и газа. Нельзя ли использовать инвестиции внешних интересантов и в других проектах, ведь у округа очень высокий кредитный рейтинг по международной классификации?

— Можно, и мы этим занимаемся. Месяц назад мы провели инвестиционный форум. Казалось бы, он был совсем не ко времени из-за экономического спада, который ощущается во всем мире, и тем не менее вызвал повышенный интерес, и мы убедились, что есть инвесторы, желающие вложить деньги в конкретные проекты. В ходе форума мы подписали ряд соглашений на сумму, превышающую 30 миллиардов рублей. Деловые контакты продолжаются. Среди партнеров, с которыми мы сегодня работаем, преобладают иностранные инвесторы: турецкие, арабские, британские и другие компании, которые находят возможность инвестировать даже в сегодняшних непростых условиях. Я думаю, что во время кризиса не все себя ощущают одинаково плохо: кто-то находится в нормальном состоянии и ищет возможности укрепить свои позиции.

На форуме я говорил, что мы столкнулись с достаточно серьезным испытанием. Но суть в том, что кризис — явление временное, а то, что сегодня создается, работает на перспективу. Особенно когда это касается нынешней ситуации с энергоносителями или сферы высоких технологий. Я убежден, что сейчас не время сокрушаться по поводу кризиса, а следует использовать его положительные стороны. Как ни странно это может прозвучать, но они есть: самое слабое отмирает, без боя уступая место передовому, есть возможность реального перехода к новому производству и более эффективной экономике.

— Сейчас действительно многие экономисты говорят об открывающихся возможностях, точнее, об ожидании их появления. Устаревшее, и это касается не только производств, но и экономической мысли, гибнет, а побеждает прогрессивное, формирующее новое лицо экономики. Вы уже заметили эту тенденцию, или еще рано об этом говорить?

— Поддерживать и пытаться реанимировать неэффективные предприятия, которые показывают свою несостоятельность, неперспективно. Находить возможности компенсировать их кончину более эффективными технологиями и производствами, в этой же сфере или в иных, — это единственный вариант выживания в данных условиях.

Я не думаю, что сейчас наступило время называть отрасли или проекты и говорить: вот это наше будущее. Все еще находится в процессе вызревания. Однако об одном проекте я хотел бы сказать. На мой взгляд, он очень интересен, прежде всего новизной подхода. Это совместный проект, предложенный нашими партнерами из Ивановской области. Его одобрили в Министерстве экономического развития. Речь идет о формировании в Ханты-Мансийском автономном округе газохимического производства, чья продукция должна стать основой для работы текстильного кластера в Ивановской области. Это серьезный, крупный проект, и под него есть инвестор. Поэтому мне думается, все — и мы, и наши ивановские партнеры, и инвестор — очень заинтересованы в реализации этого проекта, поскольку он носит межрегиональный характер и может дать кумулятивный эффект.

— А инновационное производство, которое создавалось в округе в последние годы? Кризис дает ему шанс стать стержнем новой экономики региона, не зависящей от углеводородов?

— Лучше бы, конечно, чтобы кризис вообще не случался! Без него обошлись бы.

Шансы у инновационных предприятий, конечно же, есть, но пока рано говорить о том, воспользуются ли они ими. Формируя новое, мы создаем его, опираясь на какие-то наиболее прогрессивные идеи, инновационные конкурентоспособные технологии. Вместе с тем для нас сейчас чрезвычайно важно удержать позиции в нефтяном секторе, потому что это база нашей экономики, ее основа. Нефтяная отрасль дает нам средства для диверсификации экономики региона в целом. Проблемы ее, к сожалению, не решаются мгновенно. Поэтому сейчас наша задача — постараться сохранить и упрочить то, что создано вне нефтяного сектора.

И это очень важно. Приведу такой пример. На территории Югры существуют муниципальные образования, где неблагополучие проявилось гораздо раньше, чем в других регионах, задолго до нынешнего кризиса. Например, в том же Нижневартовске и его окрестностях, где знаменитый Самотлор «просел» и благополучие города поставил под сомнение. Хорошо, что действует аксиома «Свято место пусто не бывает». Инициативные люди активно стали искать точку приложения своих возможностей, поэтому сегодня Нижневартовск — один из лидеров в развитии малого и среднего бизнеса вне нефтяного сектора. А вот еще пример — небольшой поселок Игрим, который когда-то был оплотом газовиков. Хотя сейчас их там уже совсем не осталось, поселок живет, потому что там после завершения интенсивной газодобычи родились иные формы деятельности. Там развивают среднее специальное образование, малый и средний бизнес.

Конечно, в какой-то мере кризис — это стимул. Как говорится, не было бы добра, если бы не это худо. Недавно на Государственном совете президент в очередной раз категорически потребовал самым активным образом мотивировать людей к развитию малого и среднего бизнеса, создавать для этого условия. Развитие малого бизнеса может стать главным условием стабилизации экономики и общества. Есть возможность двинуться в этом направлении и в Югре.

— Сохранится ли прежняя динамика преобразований социальной сферы округа? В Югре зафиксирован естественный прирост населения, что, безусловно, является результатом проводившейся социальной политики.

— Надеюсь, здесь нам не придется ограничивать себя. К тому же мы растущая территория, мы по-прежнему территория нового освоения, поэтому у нас огромный дефицит и в науке, и в образовании, и в культуре. В этой сфере мы не можем отступать. Мы должны развиваться дальше. С точки зрения капитальных затрат, программ дальнейшего развития, безусловно, придется серьезно пересмотреть в первую очередь расходы, не являющиеся абсолютно необходимыми. Что же касается защищенных статей бюджета — а это в первую очередь зарплата, пособия, выплаты, стипендии, содержание бюджетных учреждений, — мы выполним все свои обязательства.