Заморозить нельзя, строить

Сергей Василенко
1 декабря 2008, 00:00

Развитие распределительных сетей в России во многом будет зависеть от адекватности тарифов задачам, стоящим перед энергетиками

О ситуации в энергетике Тюменской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов, об инвестиционных планах и системе RAB, позволяющей энергетикам многих стран мира привлекать инвестиции в строительство и наращивать капитализацию своих компаний, рассказывает генеральный директор компании «Тюменьэнерго» Евгений Крючков.

— После реорганизации РАО «ЕЭС России» большой пакет акций вашей компании остался в руках государства. Вам это не мешает?

— Нет. Компания «Тюменьэнерго» на сто процентов принадлежит МРСК-холдингу, который эффективно управляет двенадцатью сетевыми компаниями. Учитывая огромное социальное значение распределительных сетей, их стратегическое значение для экономики, наверное, спешить с приватизацией нашей отрасли нельзя. Вопросы объединения системы, ее слаженной работы необходимо решать и при непосредственном государственном участии. Могу в качестве примера привести компанию коммунальной энергетики ЮТЭК, которая принадлежит окружному правительству и совершенно нормально управляется.

— В 2005 году, когда вашу компанию преобразовали в распределительную сетевую, перед вами ставилась задача ускоренными темпами строить объекты энергетики. В числе первых намечалось строительство линии электропередачи в районе Игрима, подстанции в Харпе, линии Надым―Салехард. Как выполняется эта программа?

— Мы надеемся выполнить все, что наметили, и пока не прогнозируем серьезного сокращения планов. Работы нигде не приостановлены. На текущий год практически все пункты инвестпрограммы выполнены. Стройка нескольких объектов находится в стадии завершения, но потребители к ним подключатся только в следующем году. А на участке линии Надым―Салехард идет комплектация оборудования.

Впрочем, мы провели рабочую корректировку инвестпрограммы. Дело в том, что два года назад, когда она формировалась, мы не предполагали, что придется столкнуться с рядом совершенно неожиданных и серьезных проблем. Строительство линии электропередачи Надым―Салехард мы рассчитывали закончить зимой 2010–2011 годов. Сегодня совершенно очевидно, что сроки будут сдвинуты на полгода. Территория там крайне тяжелая, и не только ввиду природно-климатических условий. Так, при выполнении проектным институтом изысканий по ходу трассы ЛЭП обнаружились участки с сибирской язвой. Пришлось идти в обход. Мы потеряли три месяца. Несколько заказников попалось — еще два месяца ушло на согласования.

Но сегодня мы наладили работу с потребителями и региональными властями, находим оптимальные решения, которые устраивают всех. В ходе такой совместной работы мы актуализируем перечень объектов, заложенных в инвестпрограмму, тем самым сокращая издержки.

Конечно, выполнение инвестпрограммы во многом зависит и от того, какие тарифно-балансовые решения власти примут на 2009 год. Кризис ведь ― явление временное, а проекты, которые намечено осуществить в регионе, нацелены на будущее развитие экономики. И мы рассчитываем, несмотря на сегодняшнюю сложную ситуацию, на адекватное тарифно-балансовое решение, которое позволит эту работу не останавливать.

Очень многое зависит в первую очередь от тарифных решений федеральных властей, во вторую — от территориального регулятора. Нас беспокоит адекватность этих решений, на которые могут повлиять различные факторы. Аномально теплое начало нынешней зимы, например. Или то, что распределительно-сетевой комплекс нашего региона пока не почувствовал того спада, который ощутили в других субъектах федерации, где базовой является, например, металлургия и где потребление электроэнергии снизилось.

Впрочем, настораживающие явления наблюдаем и мы. Еще совсем недавно мы рассчитывали, что потребление электроэнергии у нас будет расти в годовом исчислении на четыре-пять процентов по отношению к фактическому потреблению 2007 года. Однако сегодня мы имеем полтора-два процента. Это означает, что выручка от тарифов у нас сократится. Конечно, у нас остаются еще два источника инвестиций в развитие сетевого хозяйства: плата за подключение и займы, но тарифы — основной.

— Вы упомянули займы в качестве одного из трех источников финансов. Но сейчас ставки по кредитам растут, становясь практически неприемлемыми, инвестиции сокращаются. Как вы собираетесь работать в таких условиях?

— Безусловно, сегодня деньги стали дороже. Ставки по кредитам поднялись чуть ли не до 25 процентов. Брать деньги под такой процент, как мне кажется, рискованно. Мы рассчитываем, что в отношении электроэнергетики ставки все же будут ниже, поскольку гарантии возврата очевидны. Поэтому мы не планируем сокращать нашу инвестпрограмму. Ее нельзя сокращать — мы будем строить.

Кризис — явление временное, а проекты, которые намечено осуществить в регионе, нацелены на будущее развитие экономики

— У вас, насколько известно, хорошая кредитная история — взятые деньги вы всегда возвращали. Сейчас репутация добросовестного заемщика имеет значение?

— Мы считаем, что это одно из наших важных достоинств. Действительно, у нас не было ни одного случая просрочки. Другое наше преимущество состоит в том, что инвестиции в энергетику — гарантированное вложение средств, потому что растет потребление электроэнергии, хотя в последнее время медленнее. Мы следим за этим процессом.

— А через сколько лет окупятся вложения в развитие сетей?

— Через 15 лет. Я понимаю смысл вашего вопроса — частный инвестор в России очень неохотно идет в такие проекты. Все привыкли «зарабатывать» быстро и много, цены нездоровые. Да, у нас большой период возврата, но, еще раз отмечу, он гарантирован, поэтому мы рассчитываем привлечь деньги под приемлемый процент. Понятно, что ниже ставки рефинансирования не получится, но, уверен, учитывая важность нашей работы в регионе, учитывая уникальность территории и ее значение для страны, это нам удастся. В 2008 году, в частности, мы заключили договоры со Сбербанком о предоставлении нам кредитной линии на пять миллиардов рублей.

— В прошлом году одной из важнейших задач «Тюменьэнерго» называлось присоединение к Тюменской энергосистеме районов с изолированным энергоснабжением. Насколько успешно выполняются эти планы?

— На этом направлении работы — никаких задержек. Изолированные энергосистемы у нас находятся на двух территориях — на Ямале и в Югре. Все необходимые базовые планы составлены и утверждены. В начале декабря мы с руководителями регионов рассмотрим каждый объект в отдельности. Многое, повторюсь, конечно, будет зависеть от тарифно-балансовых решений на федеральном уровне. Раньше при определении тарифов действовал принцип, который назывался «инфляция минус». К примеру, инфляция составляла десять процентов, а тарифы на электроэнергию повышались всего на шесть-семь. Понятно, что при таких ножницах строить что-либо было невозможно.

— Продолжая тему тарифообразования. На Западе применяется система RАB, позволяющая энергетикам привлекать инвестиции. Пилотный проект применения RАB в России работает, в частности, в Перми. Планирует ли «Тюменьэнерго» внедрить эту систему?

— Regulatory Asset Base в переводе означает «регулируемая база активов» компании. В основе RAB заложен принцип возврата вложенных средств за установленный период. Другими словами, инвестору гарантируется, что он начнет получать деньги со своих инвестиций уже с первого года по нормам, установленным государством. На Западе эта система позволила заинтересовать инвесторов в строительстве объектов энергетики. Достоинство RAB еще и в том, что она позволяет спрогнозировать денежный поток на три–пять лет. Это прозрачная модель для привлечения заемных средств.

К переходу на эту систему мы готовились больше года. К настоящему моменту написаны, согласованы и даже заключены соответствующие соглашения с руководителями трех субъектов, на территории которых мы работаем. Все материалы, учитывающие переход на новую методику тарифообразования, переданы в региональную энергетическую комиссию. Надеемся, что с 1 января 2009 года мы перейдем на эту модель.

— Какие антикризисные меры вы рассматриваете?

— В принципе мы уже видим снижение инвестиционной активности в регионе, что, учитывая внешнюю экономическую нестабильность, естественно, побуждает нас тщательно анализировать ситуацию, оценивать реализуемые программы с точки зрения их приоритетности. Для выполнения этой работы мы создали в нашей компании специальный комитет по управлению рисками. Его задача — готовить управленческие решения в кризисный период.

Помимо этого мы, конечно же, предпримем все стандартные для кризисного времени шаги по оптимизации затрат и сокращению издержек. Этого требует здравый смысл. Наконец, это вопрос ответственности топ-менеджмента. Но хочу особо отметить, что мы абсолютно четко чувствуем баланс достаточности и необходимости. Ведь антикризисные меры достаточно жестки, поэтому очень важно не переступить грань и не нарушить социальную стабильность внутри и вокруг компании. Эту грань мы не переступим.