Вменяемый вердикт

2 марта 2009, 00:00

Конституционный суд запретил судам заочно признавать гражданина невменяемым, а также принудительно отправлять в психиатрический стационар без судебного решения

КС признал не соответствующими Конституции ряд норм Гражданского процессуального кодекса и закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». Поводом для рассмотрения дела послужили жалобы Юлии Гудковой, Марии Яшининой и Павла Штукатурова, которые были заочно признаны невменяемыми и узнали об этом случайно, причем последний — только через год после судебного решения. Для того чтобы КС взялся за рассмотрение иска, Штукатурову пришлось выиграть дело в Европейском суде по правам человека, поскольку признанный невменяемым не может сам обращаться с заявлением в российский суд.

Своим постановлением Конституционный суд запретил рассматривать дела о вменяемости без участия фигуранта процесса. Более того, даже решение о невменяемости не является окончательным: при несогласии оно может быть обжаловано в вышестоящем суде.

Нередки случаи, когда решения о невменяемости использовались родственниками для получения имущества «невменяемого». (Так, с заявлениями в суд обращались матери Штукатурова и Гудковой и сын Яшининой.) Качество заключений о невменяемости суд обычно не проверял. Зато после вердикта человек становился бесправным, поскольку не мог обратиться в милицию или суд. А опекун получал в безраздельное пользование все имущество и доходы, зачастую вполне здорового человека.

Приняв решение о пересмотре дел трех заявителей, КС создал прецедент, позволяющий «невменяемым» этой категории опротестовать ранее вынесенные судебные вердикты. Впрочем, он же создал проблемы для родственников действительно больных людей. «Применять принудительную госпитализацию только на основании просьбы опекуна, особенно при наличии конфликтной ситуации между недееспособным человеком и его опекуном, недопустимо», — говорится в постановлении. Между тем громоздкость и медлительность судебной процедуры может стать препятствием для госпитализации тех, кто действительно нуждается в помощи и представляет опасность для общества.