Эм Вэ равняется Пэ Ку

Тема недели
Москва, 25.05.2009
«Эксперт» №20 (658)
Жесткая денежная политика и задачу борьбы с инфляцией не решает, и экономике развиваться мешает

Один из принципиально важных итогов кризиса — даже в острую его фазу российские финансовые власти при выработке экономической политики упорно продолжали руководствоваться формулой «больше денег — выше инфляция». Это выразилось не только в соответствующих заявлениях чиновников Минфина и ЦБ, но и в реальной денежной политике. Несмотря на многочисленные объявленные стимулирующие меры, с июля 2008 года по апрель 2009-го денежная база в широком определении сократилась на 20% — с 5,4 до 4,3 трлн рублей. В долларовом же выражении (с учетом падения курса рубля) снижение денежной базы и вовсе составило 44%. Денежный агрегат M2 за тот же период сократился на 2 трлн рублей, или на 15%. То есть по факту говорить о том, что в стране проводилась стимулирующая кредитно-денежная политика, просто не приходится.

Что здесь больше всего удивляет? Во-первых, железобетонная уверенность чиновников в том, что уровень инфляции определяется практически исключительно объемом денежной массы. Тогда как в действительности решающее значение могут иметь структурные факторы: сколько ни борись с инфляцией через зажим денежной массы, а одновременное повышение тарифов естественных монополий все равно приведет к росту цен. Во-вторых, не вполне понятно, почему главной целью экономической политики называется именно снижение инфляции, а не развитие частного сектора, которое только и может в долгосрочной перспективе привести к насыщению рынка товарами, а значит, и к устойчивому снижению темпов роста цен.

Проводимая же политика замораживает отсталую структуру российской экономики, резко сокращает потенциал экономического развития в целом и ослабляет конкурентные позиции российских компаний в частности.

Фишер против Кудрина

Впрочем, начнем с самого начала. В основе представления о том, что инфляция определяется количеством денег, лежит классическая формула Фишера — M*V=P*Q, где M — количество денег, V — скорость их обращения в экономике, P — уровень цен, а Q — совокупная товарная масса.

Из этой формулы легко увидеть, что наращивание денежной массы может вести не только к повышению уровня цен (на чем настаивает Минфин), но и к увеличению товарной массы. Более сложная модель: увеличение количества денег может вести к снижению скорости обращения денег и к одновременному увеличению товарной массы — иначе говоря, к изменению структуры экономики. Все дело в том, на что идет та самая дополнительная денежная масса (через эмиссию или повышение денежного мультипликатора). Если на текущее повышение выплат бюджетникам — это одно, а если на расширение кредитования промышленности — совсем другое.

Но Минфин подобную возможность структурных изменений фактически отвергает. Его философия подразумевает: российская экономика такова, какова она есть, с этим ничего не поделаешь; когда сырьевых экспортных доходов чуть побольше, их надо копить, чтобы потом тратить, когда их будет чуть поменьше. Естественно, в такой парадигме мышления увеличение денежной массы действительно однозначно ведет к инфляции. Но ведь ре

У партнеров

    «Эксперт»
    №20 (658) 25 мая 2009
    Первые итоги кризиса
    Содержание:
    Деньги не кончаются

    Глобальный кризис изменил расклад сил в мировой финансовой системе. Игроки, сумевшие сохранить позиции, теперь ищут применение своим капиталам. Крупнейшим же источником свободных денег на время кризиса стал Китай. Однако деньги китайцы тратят сегодня намного осмотрительнее, чем раньше

    Наука и технологии
    Реклама