Карта многополярности

Александр Дынкин
академик, президент ИМЭМО РАН
8 июня 2009, 00:00

Темы, поднимаемые Евгением Примаковым, имеют прямую корреляцию с тем, какой выйдет Россия из кризиса и каким будет остальной мир

Есть три причины, по которым книга Е. М. Примакова должна привлечь внимание широкой общественности. Первая — у автора в этом году серьезный юбилей. Жизнь и карьера Примакова — академика, политика, общественного деятеля, журналиста и, наконец, представителя российских торгово-промышленных кругов — это большой жизненный и интеллектуальный опыт, энциклопедические знания, но главное — смелость и принципиальность в решении задач, которые он полагает полезными для страны. Как политический деятель Примаков востребован всегда. Пользуясь многолетними доверительными отношениями с зарубежными лидерами политики, бизнеса и СМИ, он выполняет ответственные и деликатные поручения руководства страны на Западе, на Ближнем Востоке и в других регионах мира. Сейчас вместе с Генри Киссинджером Евгений Примаков возглавляет российско-американскую «Группу мудрецов».

Вторая причина — в мае исполнилось десять лет со дня отставки правительства Примакова. В период одного из самых тяжелых кризисов новейшей российской истории, для успешного преодоления которого необходима и системная реструктуризация, антикризисные меры примаковского правительства заслуживают самого пристального внимания. Они имели «сквозной», системный, и — несмотря на жесткую критику записных либералов — либеральный характер, ибо в итоге активизировали рыночные силы.

Наконец, в-третьих, книга представляет собой эталон жанра общественно-политической литературы, как отечественной, так и мировой. Она выгодно отличается от большинства западных анализов и прогнозов, где часто в оценке глобального превалирует национальное, что искажает как формат, так и результаты. Разбалансированностью, необъективностью и предвзятостью, в том числе и по отношению к России, страдают многие работы по проблемам глобальной трансформации, даже написанные маститыми авторами и претендующие на то, чтобы стать руководствами к действию в меняющемся мире.

Темы, поднимаемые Примаковым в «Мире без России?», имеют прямую и жесткую связь с тем, какой выйдет наша страна из кризиса и каким будет остальной мир. Охват — от цивилизационных проблем, глобализации и многополярности, стратегической безопасности до развития отдельных регионов, государств. Наряду с анализом фундаментальных проблем международных отношений в книге заявлена ясная авторская позиция по самым острым событиям и вопросам последнего времени — причинам «операции “Косово”», российско-грузинскому конфликту, задачам американской ПРО в Европе, столкновению интересов в СНГ, возможностям и пределам сотрудничества и конфронтации России с Европой и США в энергетической сфере.

Несколько разделов книги посвящены теме «столкновения цивилизаций». Автор полемизирует с С. Хантингтоном, Ф. Фукуямой, Б. Льюисом, М. Крузе, со сторонниками релятивистской теории. По его мнению, на современном этапе значительно более актуален упор не на инерционные, статичные особенности различных типов цивилизаций, а на динамику каждого типа, их взаимовлияние. И главная проблема — не в различии цивилизаций, даже глубоком, а в кризисе диалога между ними.

Анализируя становление мировых центров, Примаков делает вывод: «Не только США, но и развитые страны в целом теряют позиции в мировой экономике». Он не соглашается с распространенным утверждением о том, что глобализация в обязательном порядке увеличивает разрыв между развитыми и развивающимися странами. По Примакову, «глобализация — не одноразовое явление, а процесс», связанный с прорывами в инновациях. При этом результаты текущего мирового финансового кризиса действуют не в противовес, но углубляют процесс развития многополярности.

Не заостряя на этом внимание рядового читателя, Примаков вводит новый термин — «стратегические ценности», который, с моей точки зрения, может послужить ключевым понятийным инструментом, способным привести к общему знаменателю позиции России и Запада. Формулируя это понятие, автор рассматривает его прежде всего применительно к российско-американским отношениям. К стратегическим ценностям российско-американского сотрудничества он относит в первую очередь противодействие расползанию ядерного оружия, ограничение и сокращение ракетно-ядерных вооружений, урегулирование региональных конфликтов. Примаков, как ученый и политик-практик, далек от бесполезного обмена упреками. Предлагаемая им формула стратегических ценностей, как мне представляется, позволяет отделить зерна от плевел: общепризнанное и стратегически важное от преходящего и партикулярного. Эта формула позволяет вывести на первый план безусловно признанные и объединяющие большинство стран стратегические ценности.

В силу того что стратегические ценности относятся к сфере безопасности, их реализация, как правило, гарантируется юридически обязывающими договорами или имеющими международные полномочия переговорными форматами («ближневосточный квартет», «шестерка» по Ирану и т. п.). Иными словами, перефокусировка на стратегические ценности позволяет приступить к восстановлению одной из наиболее пострадавших за последние десять-пятнадцать лет составляющих мирового процесса — международного права.

Последняя глава — «Ценности, которые нельзя потерять» — особенно интересна в плане раскрытия основной идеи книги — существования «обширных полей объективно совпадающих интересов в образующемся многополярном мире». Эта глава — своеобразная «повестка дня», или «дорожная карта», охватывающая, по сути, весь мир, необходимая для развития отношений России с США, с Западом в целом.

Ответственность за сохранение стратегических ценностей лежит как на Соединенных Штатах, их новой администрации, так и на других основных державах мира. В том числе — и на России, которая была, есть и будет влиятельным и полноправным игроком на международной арене.