Прерванный синтез

Книги
Москва, 22.06.2009
«Эксперт» №24 (662)
Вслушиваясь в горячие русские споры столетней давности о божественном и общественном, понимаешь, насколько изменились страна и мир и как по-прежнему необходимы ответы на заданные тогда вопросы

Религиозно-философские собрания и общества, свободно обсуждающие важнейшие темы церковной, общественной, культурной и политической жизни, — важнейшая черта русской культуры начала XX века. Наметившийся в конце XIX столетия под влиянием Достоевского, Толстого, Соловьева поворот части русского общества к религиозной тематике в этом явлении нашел свое ярчайшее выражение.

Первая серия таких собраний проходила в Петербурге в 1901–1903 годах под председательством епископа Сергия (Старгородского), впоследствии (с 1943-го) патриарха Московского и всея Руси. Но в преддверии революции 1905 года они были прекращены властью. Однако уже в конце 1905 года в Москве открылось по их образцу Религиозно-философское общество памяти Вл. Соловьева. В 1907-м при участии членов московского общества возникло петербургское. Вскоре аналогичные общества появились во многих городах России — в Киеве, Тифлисе, Ярославле, Нижнем Новгороде и других.

Записки собраний 1901–1903 годов были недавно переизданы С. М. Половинкиным, в данном же издании публикуются доклады, стенограммы и избранные газетные отчеты о заседаниях петербургского РФО 1907–1917 годов. Публикации эти переносят нас в мир, где священники пытались понять поэтов, философы оппонировали пророкам, профессора духовных академий мечтали о новом религиозном сознании, революционеры рассуждали о Боге, консерваторы слушали радикальных публицистов, оправдывавших террор апелляцией к евангельским заповедям. Вчитываясь в сохраняющие черты устной речи тексты докладов и прений, просматривая отклики прессы, ощущаешь себя слушателем, мысленно возражаешь или приветствуешь, начинаешь искать свое место в этой бесконечной дискуссии, как бы выпадаешь из своего времени.

Этому ощущению доверять нельзя: ниточки, непосредственно соединяющей РФО начала прошлого века и, допустим, заседание Московско-Петербургского философского клуба, на котором прошла презентация трехтомника, не существует. Современный философ или историк русской мысли не может вступить в этот спор на чьей-либо стороне. Как справедливо говорилось на указанном заседании, мы живем в другом мире, и тот мир может быть для нас лишь предметом пристального критического изучения, выявляющего как осуществленные, так и упущенные тогда возможности человеческого существования. Только ощутив эту дистанцию и осуществив эту критику, можно уяснить и роль, сыгранную тогдашними дискуссиями в их собственном времени, и их значение для нашего понимания самих себя.

Для начала стоит взглянуть: а о чем (и о ком, что немаловажно), собственно, шла на этих заседаниях речь? Странным образом существует мнение об удаленности всех этих обсуждений от жизни и хода текущих событий. Посмотрим.

Первые же доклады, посвященные «новому религиозному сознанию» — известному лозунгу того времени, который отнюдь не следует путать с нашим new age, — начинаются с анализа и классификации религиозных движений в среде русской интеллигенции. Их продолжают темы отношений церкви и мира, христианского понимания истории, прогресс

У партнеров

    «Эксперт»
    №24 (662) 22 июня 2009
    Россия и Белоруссия
    Содержание:
    Лицемерное братство

    Проект Союзного государства России и Белоруссии несет в себе слишком много противоречий, чтобы пережить глобальный экономический кризис. Вопрос в том, кто сделает первый шаг к открытому пересмотру прежней модели взаимоотношений

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама