Дилемма ядерных изгоев

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
14 декабря 2009, 00:00

Северная Корея готова вернуться в формат шестисторонних переговоров. Она не хочет быть последним нарушителем режима Договора о нераспространении ядерного оружия и стать единственной «точкой приложения» американских усилий

Соединенные Штаты и Северная Корея возобновили переговорный процесс по ядерной проблеме. С 8 по 10 декабря в Пхеньяне с визитом побывал Стивен Босуорт, спецпредставитель президента Барака Обамы. Это был первый контакт на высоком уровне между новой администрацией Белого дома и северокорейскими властями — и на первый взгляд он закончился ничем. Посланник Обамы не провел переговоров лично с Ким Чен Иром, а встречался лишь с заместителем министра иностранных дел КНДР Кан Сок Джу и главным северокорейским переговорщиком по ядерному вопросу Ким Ге Гваном. Глава КНДР же, по официальным данным, во время визита Босуорта «посещал скотоводческую ферму и тракторный завод и давал практические наставления их работникам». Кроме того, не было объявлено ни о каких переговорных прорывах. Рассказывая об итогах визита, Босуорт отделался лишь протокольной фразой о принципиальном согласии КНДР на возобновление шестисторонних переговоров. По словам посланника Обамы, «пока неясно, когда и на каких условиях Северная Корея вернется в шестисторонний формат». После этих слов эксперты в один голос заговорили, что визит был не только безрезультатным, но и вредным для США, поскольку стал использоваться Пхеньяном в пропагандистских целях. Так, аффилированный с северокорейским руководством политолог Ким Мен Чол уже назвал визит Босуорта «первым шагом американцев в рамках принятого ими стратегического решения признать ядерный статус Северной Кореи».

Однако, несмотря на видимое отсутствие результатов, сторонам, судя по всему, удалось сдвинуться с мертвой точки. Ким Чен Ир через китайцев передал США, что готов вернуться в шестисторонний формат после проведения американо-северокорейской встречи, — и Босуорт фактически ехал в Пхеньян проводить эту формальную встречу, на которой, согласно договоренностям, должно быть получено согласие КНДР на возвращение к шестисторонним переговорам. А то, что Босуорт не встречался с Ким Чен Иром, объясняется лишь тем, что это было не нужно ни американцам, ни северокорейцам. В Вашингтоне, позиционировавшем визит Босуорта лишь как обмен мнениями, боялись, что встреча с Ким Чен Иром будет расценена как прямые двусторонние переговоры и вызовет недовольство в Сеуле и Токио. Южнокорейцы и японцы желают, чтобы переговорный процесс с КНДР шел в присутствии их представителей и с учетом их интересов (не случайно перед визитом Босуорт заехал в Сеул, где обсуждал детали дискуссий с КНДР). Со своей стороны, Северная Корея не хотела, чтобы представитель «врага» встретился с Ким Чен Иром и своими глазами увидел, насколько серьезно болен северокорейский лидер. Наконец, успех переговоров обусловливается и тем, что на сегодняшний день сложилась уникальная ситуация, когда и Северной Корее, и Соединенным Штатам просто необходимо срочно нормализовать двусторонние отношения.

Ким не хочет быть последним

Наиболее заинтересованная сторона в этих переговорах, как это ни странно, Северная Корея. На то есть как кратко­срочные экономические причины, так и среднесрочные стратегические.

Руководствуясь пропагандистскими целями, власти КНДР хотят к 2012 году (когда будет отмечаться столетие со дня рождения Ким Ир Сена, 70-летие Ким Чен Ира и 30-летие Ким Чен Уна) продемонстрировать собственные возможности и реализовать какие-нибудь громкие экономические проекты. В Пхеньяне надеются сделать это на западные деньги. Для этого в стране даже создан Совет по инвестициям, предоставляющий чрезвычайно выгодные (по крайней мере, на бумаге) условия вложения денег в северокорейскую экономику. В частности, инвесторам обещают квалифицированную и дешевую рабочую силу (зарплата рабочего будет составлять 30 евро в месяц). Однако на пути реализации этого проекта стоит ряд препятствий, одним из которых являются санкции, наложенные на Северную Корею. Так, резолюция Совета Безопасности ООН № 1874 от 12 июня 2009 года «призывает все государства-члены и международные финансовые и кредитные учреждения не брать на себя новых обязательств по предоставлению КНДР субсидий, финансовой помощи или льготных кредитов, за исключением тех, которые предназначаются для гуманитарных целей и целей развития, непосредственно ориентированных на нужды гражданского населения, либо для содействия денуклеаризации». В Пхеньяне понимают, что снять эти санкции можно исключительно в рамках пакетного соглашения с Соединенными Штатами по ядерной проблеме.

Желание Северной Кореи стабилизировать отношение со Штатами обусловлено и ее нежеланием остаться в среднесрочной перспективе единственным в мире ядерным изгоем и «врагом Америки» (ведь с точки зрения внешнего наблюдателя американо-иранские противоречия медленно, но поступательно урегулируются). Ситуацию усугубляет то, что КНДР в ближайшее время может остаться без союзников-адвокатов. Видя, что в обмен на уступки Вашингтона Москва уже колеблется в вопросе защиты Ирана — страны, где у Кремля достаточно много серьезных экономических интересов, — в Северной Корее понимают, что стимулов защищать КНДР у России будет еще меньше. На Пекин тоже особой надежды нет: грамотное поведение во время мирового финансового кризиса может позволить Китаю стать региональным политико-экономическим регулятором и гарантом стабильности, а в рамках этой конфигурации Северная Корея из просто неприятной обузы превращается в серьезную угрозу китайской репутации. В этой ситуации КНДР может попытаться просто «продать» свою ядерную программу, пока цена ее не начала падать.

Отчитаться за премию

США также заинтересованы в скорейшем урегулировании северокорейской ядерной проблемы. Помимо традиционных причин (защита безопасности Южной Кореи, предотвращение ответной милитаризации Японии) у Соединенных Штатов с приходом администрации Барака Обамы появились и новые основания.

Нынешний хозяин Белого дома позиционирует себя как миротворец и в условиях постепенного ослабления мощи Соединенных Штатов берет курс на постепенный вывод Америки из большей части локальных конфликтов, где она участвует со времен окончания холодной войны. Его советники считают, что подобное распыление сил серьезно ослабляет возможности Соединенных Штатов и не позволяет им эффективно решать те немногие конфликты и ситуации, которые реально угрожают американским интересам. Однако, проведя эту линию, президент снискал себе репутацию «слабого лидера», и ему крайне необходим какой-либо серьезный внешнеполитический успех. Этим успехом как раз и может стать возвращение КНДР в рамки шестистороннего процесса без получения предварительной публичной «взятки» со стороны Соединенных Штатов — а уж достижение на этих переговорах какой-либо значимой пакетной сделки может еще больше усилить позиции американского президента в преддверии весьма сложной и неоднозначной эпопеи с выводом войск из Афганистана.

Кроме того, соглашение с Северной Корей может серьезно облегчить американские переговоры с другим ядерным изгоем — Ираном, который сейчас, как и КНДР, не хочет оставаться последним нарушителем режима ДНЯО и, соответственно, единственной страной приложения американских нераспространенческих усилий. В определенной степени идя на уступки, США создают между Ираном и КНДР «дилемму заключенных», вынуждая оба эти режима стремиться к компромиссу с Вашингтоном.

Наконец, Бараку Обаме надо хоть как-то оправдаться за полученную им на днях Нобелевскую премию мира. Ведь пока он «не сделал ничего впечатляющего для того, чтобы давать ему Нобелевскую премию. Даже самый горячий сторонник Обамы согласится, что премию ему дали авансом», — признает заместитель директора Института США и Канады РАН Виктор Кременюк. Ирония в том, что, обосновывая свой выбор, Нобелевский комитет в Осло особо отметил вклад Обамы в построение безъядерного мира, хотя американский президент, по сути, еще ничего не сделал на этом направлении. И если Северная Корея действительно в ближайшие месяцы объявит о возвращении в шестисторонний формат, то этот аванс будет оправдан.