Конец света откладывается

Экономический кризис сильно затруднил, но не обнулил инновационную активность предприятий. На фоне рыночной неопределенности и резкого ухудшения финансового состояния компаний расходы инновационно активных игроков на обновление оборудования и корпоративные НИОКР подверглись умеренному секвестру

То, что кризис не лучшее время даже для рутинных инноваций типа планового обновления оборудования, понятно без всяких исследований. Тем не менее наши опросы (в рамках проекта анкетировалось более 500 компаний обрабатывающих отраслей промышленности) позволяют «оцифровать» масштаб бедствия. Более половины предприятий выборки в 2009 году снизило инновационную активность по сравнению с 2008 годом, при этом только у 10% компаний в нынешнем году отмечен рост инновационной активности. По сравнению с прошлым годом распределение компаний по динамике инновационной активности изменилось кардинально: если в 2008 году лишь для 7% компаний отмечалось снижение уровня инновационной активности, а для 74% — его сохранение или повышение, то в 2009 году соотношение этих групп стало обратным: 52 против 25%.

Понятно, что одним из главных факторов снижения инновационной активности стало резко ухудшившееся финансовое состояние компаний: удельный вес фирм с плохим и критическим финансовым состоянием в выборке увеличился более чем в два раза — почти до 40%.

Однако куда более интересно другое. В условиях кризиса происходит определенная селекция: есть компании, которые невзирая на кризис продолжают вкладываться в инновации, и есть те, для которых инновации — одна из первых «жертв» программ экономии издержек. Наибольшую стресс-устойчивость демонстрирует группа компаний, реализующих инновации постоянно, в рамках стратегии повышения конкурентоспособности (треть фирм выборки). Напротив, наиболее подвижны компании, осуществляющие инновации ситуативно, при наличии свободных средств, многие из них отказываются от технологических инноваций полностью или существенно сокращают соответствующие расходы.

В условиях ухудшения финансового положения, при значительном повышении стоимости импорта оборудования компании в первую очередь отказались от наиболее емкой составляющей расходов на инновации — инвестиций в новое оборудование. По сравнению с 2007 годом в период кризиса круг инвестирующих в новое оборудование заметно сократился (с 74 до 60%), при этом те компании, которые продолжают осуществлять такие вложения, снизили их уровень. А вот затраты на НИОКР более устойчивы: количество компаний, финансирующих исследования и разработки, уменьшилось не столь значительно — с 39 до 33%. В известной мере это следствие отмечавшейся нами в более ранних исследованиях* зависимости: если для компании технологические инновации являются стратегическим инструментом повышения конкурентоспособности, то она, как правило, финансирует проведение НИОКР.

Регрессионный анализ показал, что расходы на НИОКР не связаны ни с текущим, ни с прошлым финансовым положением, ни даже с ухудшением финансовой составляющей в результате кризиса. В то же время мы обнаружили, что менее всего склонны отказываться от финансирования НИОКР те фирмы, для которых существенна конкуренция с иностранными производителями.

Существующий уровень расходов на НИОКР оценивается руководителями компаний как неудовлетворительный. Разрыв между оптимальным (для обеспечения конкурентоспособности бизнеса) и фактическим уровнем инновационных расходов очень значителен. По оценкам руководителей инновационно активных компаний, траты на инновации должны составлять в среднем порядка 14% от выручки (инвестиции в новое оборудование — 10%, расходы на проведение НИОКР — 4%), тогда как фактический объем таких расходов даже в группе компаний, реализующих инновации в рамках стратегии своего развития, оценивается лишь на уровне 5% (инвестиции — 4%, расходы на НИОКР — 1%). Таким образом, понимание существующих вызовов в области модернизации предприятий среди руководителей, безусловно, есть (не случайно и руководители инновационно пассивных компаний отмечают необходимость инновационных расходов для обеспечения конкурентоспособности).

Размер имеет значение

Еще один важный результат исследования: в кризисный период усилилась концентрация инновационной активности в сегменте крупных компаний. В принципе и до кризиса такого рода деятельность была смещена в сторону более крупных фирм, но в кризис небольшие фирмы в силу меньшего запаса прочности и ограниченного доступа к антикризисной государственной поддержке чаще полностью отказывались от инноваций. Так, в группе небольших компаний с численностью до ста человек примерно каждое третье предприятие вынуждено прекратить инновационную деятельность в 2009 году, тогда как среди крупных компаний (свыше пяти тысяч занятых) таких в выборке вообще нет.

По нашим оценкам, экономический кризис весьма жестко повлиял на предприятия с фронтальной моделью инноваций, связанной преимущественно с расширением производства традиционной продукции за счет инвестиций в новое оборудование, а также на фирмы, относительно недавно приступившие к активной инновационной деятельности. Эти компании в докризисный период успешно наращивали и модернизировали свои мощности под динамично растущий спрос, но в условиях спада значительная их часть была вынуждена полностью прекратить инновационную деятельность. В частности, заметно хуже, чем в целом по выборке, ситуация в лесной и деревообрабатывающей промышленности, производстве стройматериалов — именно здесь произошло наиболее сильное сокращение инвестиций в новое оборудование, а компании по производству стройматериалов существенно чаще других были вынуждены полностью отказаться от инноваций.

Кризисные стимулы

При общем сильном падении спроса на выпускаемую предприятиями продукцию произошел заметный сдвиг в структуре спроса от традиционных к новым и/или усовершенствованным товарам. Такой сдвиг мог определить некоторые преимущества для компаний, освоивших производство новой продукции, сформировать дополнительные стимулы для повышения их инновационной активности.

По результатам опросов, с сокращением спроса на традиционную продукцию столкнулось 70% предприятий выборки, а на новую (усовершенствованную) продукцию — только 37% предприятий. Не случайно, что снижение спроса на инновационную продукцию в качестве препятствия для инновационной деятельности выделили только 5% руководителей. Однако проблема в том, что лишь 60% предприятий выборки в принципе производит новый или усовершенствованный ассортимент, и даже по кругу таких фирм доля новой продукции в выручке составляет лишь 10%.

Проведенный анализ показал, что если примерно для половины предприятий выборки изменение спроса на традиционную и новую продукцию было однонаправленным (для 36% предприятий выборки спрос снизился, для 13% не изменился), то для другой половины — разнонаправленным, причем в последнем случае доминирующим было изменение структуры спроса в пользу нового ассортимента. Правда, пока рано говорить, что заметное изменение структуры спроса уже отразилось на структуре выпуска предприятий. Можно отметить, что, несмотря на глубокие изменения во внешних условиях, как и прежде сохраняется существенная доля фирм, которые не занимаются и не планируют заниматься технологическими инновациями (примерно каждая пятая).

Потенциальное влияние кризиса обсуждалось достаточно широко с позиций открывающихся новых возможностей для предприятий, в том числе по развитию бизнеса. Вне зависимости от отраслевой принадлежности одно из наиболее важных преимуществ — уход с рынка неэффективных конкурентов. В то же время ослабление конкуренции с импортом, расширение возможностей импортзамещения оказалось относительно существенным только для химической и нефтехимической промышленности, металлургии и легкой промышленности. Вопреки ожиданиям, снижение цен на продукцию поставщиков проявилось в ограниченных масштабах (преимущественно в лесной, деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной промышленности и промышленности по производству стройматериалов). По нашему мнению, такой ограниченный эффект связан в том числе с неразвитостью сетей субподряда во многих обрабатывающих отраслях, монополизмом (или уникальностью) поставщиков.

В целом по выборке большинство руководителей (60% опрошенных) полагают, что кризис вообще не создает для предприятия каких-либо новых возможностей и преимуществ. Однако на основе проведенного анализа можно отметить, что оценка преимуществ в кризис существенно более позитивна, с одной стороны, для инновационно активных компаний (вне зависимости от их размера), с другой — для более крупных компаний (вне зависимости от их инновационной активности). Преимущества, формируемые в кризис, довольно существенно различаются по типам «бенефициаров»: для инновационно активных компаний основные преимущества — это уход с рынка неэффективных конкурентов и расширение возможностей найма квалифицированных работников; для предприятий со значительным выпуском новой (усовершенствованной) продукции — увеличение спроса на ассортимент и усиление позиций во взаимоотношениях с потребителями; для более крупных компаний значимым стало увеличение объемов государственной поддержки.

Данные эффекты представляются довольно противоречивыми с позиций посткризисного развития. Наряду с тем, что определенные преимущества получили прежде всего инновационно активные фирмы, что фирмы с существенной долей новой продукции смогли несколько сдвинуться от ценовой конкурентоспособности к конкурентоспособности по качеству, нельзя не отметить, что государственная поддержка в период кризиса оказалась более доступной крупным компаниям, причем, что волнует значительно больше, вне зависимости от их инновационной активности. Заметим, что последний эффект, к сожалению, подтверждает сделанные в апреле в рамках совместного проекта ВШЭ—МАЦ предварительные выводы по преимущественно компенсационной направленности антикризисных мер**.

В известной степени многое в дальнейшем будет зависеть от антикризисной политики государства. Если господдержка крупных компаний станет более ориентированной на модернизацию, если государству удастся (что крайне непросто) несколько сократить масштабы поддержки хронически неконкурентоспособных предприятий в сочетании с расширением и развитием мер по переобучению, мобильности и трудоустройству населения, по формированию условий для создания новых фирм, то может быть достигнут очень важный демонстрационный эффект для бизнеса в плане выигрышности инновационной стратегии развития.

Формы и пределы адаптации

К оптимистичным результатам исследования относится высокая степень адаптивности инвестиционно активных игроков к ухудшившейся рыночной конъюнктуре. Выяснилось, что компании в большей степени реализуют гибкие меры (в частности, по переоценке проводимой инновационной деятельности, перераспределению и концентрации инновационных расходов на определенных направлениях), нежели прямолинейные (приостановка финансирования инноваций, сокращение всех инновационных расходов). Более того, для крупных компаний характерна концентрация ресурсов на реализации прорывных проектов, направленных на повышение долгосрочной конкурентоспособности бизнеса.

По данным исследования, руководители компаний в первую очередь отмечают реализацию мер по концентрации ресурсов на проектах, либо обеспечивающих быстрое повышение финансовой устойчивости (треть респондентов), либо направленных на прорывы в повышении долгосрочной конкурентоспособности бизнеса (четверть респондентов). В дополнение к этому примерно каждое пятое предприятие стремится финансировать в период кризиса только те проекты, которые находятся в завершающей стадии.

Можно выделить следующие особенности мер, предпринимаемых инновационно активными компаниями в зависимости от размеров этих компаний. Чем меньше по размерам фирмы, тем более пассивна их реакция (чаще отмечается, что пока не следует что-либо предпринимать в инновационной сфере). Чем крупнее бизнес, тем в большей степени уделяется внимание проведению оценки реализуемых проектов, их «инвентаризации» и селекции; при этом именно для крупных предприятий характерен выбор в пользу прорывных стратегических проектов при определении направления концентрации ресурсов (между ближнесрочными проектами, обеспечивающими повышение финансовой устойчивости, и проектами, определяющими долгосрочную конкурентоспособность бизнеса).

Взгляд в будущее

Применительно к перспективам расширения инновационной деятельности компаний в 2010 году можно отметить, что наиболее важный параметр при планировании расходов на инновации — текущий объем прибыли (для половины предприятий выборки). На втором месте по распространенности (37% предприятий) — долгосрочная стратегия развития компании.

Одним из позитивных эффектов от кризиса может стать изменение отношения бизнеса к инновациям, лучшее осознание их роли в повышении конкурентоспособности предприятий, более тщательный отбор инновационных проектов. По-видимому, кризис стал уроком для компаний в плане демонстрации их реально низкой финансовой устойчивости вследствие высокой ресурсоемкости. Судя по результатам исследования, в период спада для обеспечения конкурентоспособности руководителям компаний наиболее значимыми представляются инновации, связанные с ресурсосбережением (снижением энерго- и материалоемкости). Однако на этапе посткризисного развития основные приоритеты инновационной деятельности — освоение производства принципиально новой продукции и повышение производительности труда. В дополнение к этому в перспективе в обеспечении конкурентоспособности компаний существенно повысится роль инноваций, связанных с улучшением дизайна продукции.

В ряду возможных мер государства, которые бы в наибольшей степени способствовали развитию инновационной деятельности компаний, широкий позитивный отклик среди руководителей предприятий (48%) нашло обеспечение стабильности регулирования хозяйственной деятельности. Причем даже по сравнению с такими всегда позитивно воспринимаемыми мерами, как снижение таможенных пошлин на импорт оборудования (34%), увеличение госзакупок высокотехнологичных товаров (22%), введение налоговых льгот при вводе нового оборудования (25%).

Такая острая потребность в стабильности условий деятельности представляется закономерной. В период кризиса произошли существенные изменения в регулировании деятельности компаний — и в корпоративном регулировании, и отраслевом, и в области таможенно-тарифной политики и т. д. и т. п., а инновации — это и так более высокие риски, если нормативные условия деятельности компаний сильно меняются, то риски становятся запретительными.

Заметим, что обеспечение стабильности регулирования хозяйственной деятельности более значимо для некрупных компаний, которые, по-видимому, не только не имеют достаточных эффективных инструментов для представления своих интересов во властных структурах, но и хуже информированы о готовящихся (обсуждаемых) в органах власти новациях в регулировании.

Для инновационно активных компаний наряду с обеспечением стабильности регулирования очень важны меры по снижению нагрузки на импорт высокотехнологичного оборудования (снижение таможенных пошлин на импорт высокотехнологичного оборудования; расширение перечня оборудования, не облагаемого НДС при импорте). Значимость для компаний этих мер отражает существенную зависимость реализуемых предприятиями инновационных проектов от импорта оборудования, а также является следствием произошедшего «удорожания» такого импорта в силу девальвации национальной валюты в острой фазе кризиса.

На этапе посткризисного развития важно обеспечить сбалансированность между прямыми и косвенными механизмами поддержки модернизации компаний. Дело в том, что, по результатам исследования, для крупных компаний более значим потенциальный эффект от прямых мер государственной поддержки инноваций, в частности таких, как увеличение закупок для государственных нужд высокотехнологичных товаров, реализация отраслевых ФЦП научно-технологического профиля, предоставление бюджетных субсидий (по процентным ставкам экспортерам, по реализации проектов энергосбережения). Таким образом, наиболее привычные инструменты стимулирования инноваций, связанные с прямым бюджетным финансированием (госзакупки, ФЦП, бюджетные субсидии) долны оказать позитивное воздействие прежде всего на инновационную деятельность в крупном бизнесе, который имеет лучший доступ к этим формам поддержки инноваций. Привлекательность такой политики для государства определяется измеримостью прямых эффектов для экономики, более широкими возможностями выстраивания той или иной системы государственных приоритетов технологического развития. Недостатки такого подхода тоже известны: риск замещения частного спроса государственным, принятие решений в режиме «ручного управления», чувствительность к сокращению бюджетных расходов.

Чрезмерная концентрация инноваций в узком сегменте крупных хозяйствующих субъектов может существенно ограничить способности экономики к быстрому распространению инноваций и задержать переход на инновационный путь развития. В этой связи очень важна реализация относительно нейтральных к масштабам бизнеса мер по стимулированию инноваций, усиление модернизационной направленности деятельности институтов развития.

Статья подготовлена по отдельным результатам проекта «Микроэкономический анализ реализуемых мер государственной политики в области стимулирования инновационной деятельности», выполненного МАЦ по заказу Минобрнауки в 2008–2009 годах.

*Засимова Л., Кузнецов Б., Кузык М., Симачев Ю., Чулок А. Проблемы перехода промышленности на путь инновационного развития: микроэкономический анализ особенностей поведения фирм, динамики и структуры спроса на технологические инновации. – М.: МОНФ, ASPE, 2008

**Яковлев А., Данильцев А., Симачев Ю., Кузнецов Б. Компенсация потерь без стимулов для развития. – «Эксперт» № 15 от 20 апреля 2009 года.