В единственном числе

Милана Челпанова
19 апреля 2010, 00:00

Запуск завода по сжижению газа на Сахалине позволил России выйти на рынок СПГ. Но чтобы занять на нем ключевые позиции, одного предприятия недостаточно — должны появиться дополнительные мощности

Первый в России завод по сжижению газа начал работу на Сахалине в феврале 2009 года, вторая линия была запущена через три месяца — в конце мая прошлого года. За неполный год предприятие, по данным Министерства энергетики, экспортировало 5,2 млн тонн (7 млрд кубометров) сжиженного природного газа (СПГ). Это на 2 млн тонн с лишним больше, чем планировалось.

Сахалинский завод СПГ — крупнейший в Евразии (мощность — 9,6 млн тонн в год) и шестой по объему выпускаемой продукции в мире. Более крупные предприятия по сжижению газа есть только в Австралии (16 млн тонн в год), Индонезии (22 млн тонн в год), Нигерии (22 млн тонн в год), Малайзии (23 млн тонн в год) и Катаре (36 млн тонн в год).

«Сахалинский проект — первый во многом, — говорят в компании Shell, которая является одним из участников освоения сахалинского шельфа. — Морские платформы на месторождениях Лунское и Пилтун-Астохское стали первыми установками такого типа, построенными на шельфе». Уникальные технологии используются и для работы в условиях низких температур. К примеру, при сжижении газа на Сахалине применяется двойной смешанный хладагент, который не используется ни на одном предприятии по производству СПГ в мире. «Воздушное охлаждение возможно благодаря субарктическим климатическим условиям Сахалина. Это позволяет добиться энергоэффективности на 6–8 процентов выше, чем на других производствах СПГ», — говорит заместитель начальника управления по связям с общественностью «Сахалин Энерджи» Иван Черняховский.

Но кроме особых климатических и геологических условий реализации «Сахалина-2» среди сложностей участники проекта называют отсутствие на острове инфраструктуры. Ее пришлось создавать с нуля. По сложности разработка сахалинского шельфа превосходит все подобные проекты, отмечают в Shell.

Опоздали на рынок?

Несмотря на всю технологическую уникальность проекта освоения сахалинского шельфа, на рынке сжиженного газа Россия появилась довольно поздно — не было технологии сжижения. Но технологическая отсталость не единственный фактор, который повлиял на сроки начала освоения шельфа и запуска проекта по сжижению газа на Сахалине. «Начать освоение сахалинских месторождений раньше мешала себестоимость добычи газа в этом районе, — говорит начальник отдела аналитических исследований ИГ “Универ Капитал” Дмитрий Александров. — В конце восьмидесятых — начале девяностых годов маржа от поставок газа по трубопроводу в Европу была больше, чем от поставок СПГ. Кроме того, тогда газ с Сахалина было некому продавать — потребление углеводородов в Азии не росло такими темпами, как сейчас».

В конце 90-х стало понятно, что Россия должна добывать углеводороды на шельфе. Сегодня возникает ощущение, что Россия опоздала на рынок СПГ — американский рынок оказался фактически закрыт для поставщиков из-за роста внутреннего производства газа. Да и на европейском рынке спрос на сжиженный газ упал в прошлом году на 6,4%, притом что предложение увеличилось на 18%. Поставщикам СПГ остается надеяться лишь на то, что рост спроса на газ в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, на который как раз и ориентированы поставки с сахалинского шельфа, компенсирует закрытие американского рынка.

Но и там ситуация неоднозначная. Из-за сокращения объемов импорта в США появились излишки СПГ и усилилась конкуренция поставщиков газа. Если еще несколько лет назад рынок стран АТР был рынком продавцов и войти туда было легко, то теперь это рынок покупателей.

Очевидное конкурентное преимущество поставок сахалинского СПГ в страны Азии — короткое транспортное плечо, но в итоге оно может оказаться недостаточным. У конкурентов России — Австралии и Катара — тоже есть козырь: низкая себестоимость добычи. По оценкам экспертов, добыча, сжижение и транспортировка газа с Сахалина будет рентабельна при цене 130–150 долларов за тонну, тогда как у катарского, австралийского и индонезийского газа этот показатель ниже.

Пока сахалинский СПГ чувствует себя достаточно свободно на японском и южнокорейском рынках, куда еще не добрался в больших количествах газ конкурентов. Более того, поставки российского газа законтрактованы потребителями на несколько десятков лет вперед. По данным Shell, сахалинскому газу вполне по силам занять около 8% японского и южнокорейского рынков.

Однако на рынках других азиатских государств, которые намерена осваивать «Сахалин Энерджи», преимущества российского СПГ не очевидны. Прежде всего это касается китайского рынка. Во-первых, в КНР устремились крупнейшие поставщики СПГ — Катар и Австралия. Последняя, кстати, уже подписала контракт на 41 млрд долларов, по которому с австралийского предприятия Gordon в течение 20 лет в Китай будет поставляться СПГ в объеме 2,25 млн тонн ежегодно.

С каждым днем увеличивается объем поставок в Китай трубопроводного газа из Туркмении и Казахстана. По прогнозам директора Фонда энергетического развития Сергея Пикина, в дальнейшем конкуренция на китайском рынке между поставщиками трубопроводного газа и поставщиками СПГ будет только возрастать. «Россия столкнется с производителями из Центральной Азии, которые будут демпинговать. Это скажется на цене поставок российского газа», — поясняет эксперт.

Существенную конкуренцию российскому сжиженному газу на китайском рынке может составить и сланцевый газ. В ноябре прошлого года компания China Petroleum and Chemical Corp. заключила соглашение с Shell о совместном освоении сланцевых запасов в КНР, а представители крупнейшей нефтегазовой компании КНР PetroChina заявили, что запасы сланцевого газа в стране составляют 45 трлн кубометров, за счет чего республика планирует к 2020 году обеспечить четверть внутреннего потребления. «Перспективы роста производства сланцевого газа добавит КНР козырей в ценовом давлении на Россию, — говорит Сергей Пикин. — У “Газпрома” есть цель стать одним из лидеров на рынке СПГ, но, похоже, до конца не изучены варианты развития этого рынка при различных сценариях. Риски в этом сегменте гораздо выше, чем на рынке трубопроводного газа».

В «Сахалин Энерджи» при этом утверждают, что на рынке СПГ пространства для маневра все-таки больше, чем на рынке трубопроводного газа, и это является немаловажным преимуществом. Поставки сжиженного газа достаточно просто перенаправить от одного потребителя к другому, что в прошлом году проделал «Газпромэкспорт»: 1 млн тонн СПГ, предназначавшегося для США, ушел в Китай.

Газовое преимущество

Пока Россия, имеющая единственный завод СПГ на Сахалине, играет на рынке по правилам, которые устанавливают другие производители. Но со временем все может измениться, полагает руководитель консалтинговой компании «Финэкспертиза» Агван Микаелян. «У России есть одно неоспоримое преимущество в виде колоссальных объемов газа. Ни у Катара, ни у Австралии нет такого количества сырья, — рассуждает он. — Россия должна занять на рынке СПГ лидирующие позиции. У нашей страны есть финансовые возможности, но пока нет технических. Опыт реализации “Сахалина-1” дал схему работы с иностранными компаниями. Мы будем строить свои заводы по сжижению газа и станем одним из главных игроков на рынке к 2020 году, это вопрос времени». Но большие запасы газа не все, что нужно для того, чтобы стать лидером рынка. Необходимы, к примеру, еще и мощности по сжижению и регазификации.

Определенным стимулом к развитию производства и дистрибуции СПГ может стать увеличение доли газа в мировом энергопотреблении. По прогнозам Международного энергетического агентства (МЭА), потребители будут стараться выбирать в качестве источника энергии природный газ — он дешевле нефти. Эксперты прогнозируют, что газ заменит другие энергоносители в промышленности. В результате потребление будет расти в среднем на 1,6% в год, а в электрогенерации — на 2,1% и к 2030 году достигнет 153 трлн кубометров (против 104 трлн кубометров в 2006 году). Спрос же на нефть вырастет с 85 млн баррелей в день в 2006 году до 106,6 млн баррелей в 2030-м.

Но это опять-таки прогнозы. На практике же в феврале 2010 года из-за изменения ситуации со спросом на американском рынке «Газпром» и его партнеры по освоению Штокмановского месторождения в Баренцевом море решили отложить строительство завода по сжижению газа в Мурманской области. А глава Shtokman Development AG (оператор проекта) Юрий Комаров даже не исключил, что поставки газа с шельфа Баренцева моря могут осуществляться только по трубопроводу.

Помимо планов строительства завода по сжижению газа в Мурманской области есть идея построить подобное предприятие на Ямале, который в ближайшей перспективе станет одним из основных регионов добычи углеводородов. Таким образом, завод по сжижению газа на Сахалине по планам должен стать одним из ряда российских СПГ-предприятий. Однако сейчас никто не возьмется прогнозировать, когда именно появятся эти предприятия и появятся ли вообще. Ситуация на рынке пока не в пользу России.   

Крупные запасы углеводородов открыты на шельфе Сахалина в 1980-х годах. В 1988 году Министерство газовой промышленности СССР, не имея собственных технологий работы на шельфовых месторождениях, начало переговоры о создании консорциума, которые затянулись на годы. В 1991 году был объявлен победитель тендера на право разработки технико-экономического обоснования (ТЭО). Им стал консорциум компаний, созданный американской McDermott и японской Mitsui. В 1992 году к ним присоединились голландская Shell и японская Mitsubishi.

После утверждения российским правительством ТЭО в марте 1993 года начались переговоры по условиям проекта. В июне 1994-го между правительством России и компанией «Сахалин Энерджи» (Shell, Mitsui, Mitsubishi и McDermott) подписано соглашение о разработке нефтяных и газовых месторождений сахалинского шельфа. Но реализация проекта началась только спустя два года — ждали согласования деталей соглашения о разделе продукции (СРП).

В 1999 году стартовал первый этап разработки сахалинского шельфа — «Сахалин-1» (добыча нефти на Пилтун-Астохском месторождении). Там была установлена нефтедобывающая платформа «Моликпак» и построен производственно-добывающий комплекс (ПДК) «Витязь». Однако добыча оказалась сезонной, поскольку море вокруг ПДК полгода покрыто льдами. Круглогодичная добыча началась только в рамках второго этапа освоения шельфа — «Сахалин-2», когда построили завод по сжижению газа.

Затем американская McDermott из-за финансовых сложностей отказалась от участия в проекте. Shell, Mitsui и Mitsubishi нашли нового партнера — «Газпром». Российский монополист вошел в проект в декабре 2006 года.