Великое переселение

Екатерина Бирюкова
14 февраля 2011, 00:00

Теодор Курентзис и его команда переезжают из Новосибирска в Пермь

Фото: ИТАР-ТАСС
Теодор Курентзис — новый худрук Пермской оперы

Культурная революция в Перми, о которой в последнее время столько говорят, вступила в новую фазу, и она связана с дирижером Теодором Курентзисом. До недавнего времени его постоянным местом работы был Новосибирский театр оперы и балета, так называемый «Сибирский Колизей», знаменитый своими грандиозными размерами. С этого года Курентзис подписал контракт на пять лет с Пермским театром оперы и балета, где место худрука недавно покинул режиссер Георгий Исаакян.

Сложно припомнить, чтобы из-за перемещения человека искусства всего лишь по российским провинциям поднималось столько шума. Но есть отчего. Потому что речь идет не только о Курентзисе, самом, наверное, обсуждаемом дирижере России, и не только о Перми с ее вдруг обнаружившимися амбициями, но и еще о кое-каких тектонических сдвигах.

Дело в том, что сам Курентзис (и его зарплата, которую пермский губернатор Чиркунов оценивает выше своей) — это только надводная часть проекта, поражающего воображение размахом и фантастичностью, чтобы не сказать «маниловщиной». Очевидное новосибирское достижение Курентзиса — его камерный оркестр Musica Aeterna, снискавший славу старинным и ультрасовременным репертуаром. Он уже имеет международное признание, не раз бывал в Европе и как раз сейчас, в середине февраля, выезжает в «высший свет» — дает концерты в амстердамском «Концертгебау» и венском «Музикферайн». Конечно, маэстро не бросает такое сокровище в Новосибирске, а перевозит с собой в Пермь.

Но поскольку в городе нет самостоятельного симфонического оркестра (только оперный), то на основе новосибирского ансамбля к следующей осени-зиме предполагают собрать полноценный коллектив из 80 с лишним человек. Так что к зарплате Курентзиса надо прибавить еще траты на оплату приезжих музыкантов (в Перми их практически нет — там нет консерватории) и, конечно, на их жилье. Причем маэстро обещает заманить музыкантов из обеих российских столиц, а духовиков аж из Европы, и понятно, что магнитом тут будет не только его знаменитая харизма.

Все это выглядит очень красиво, если бы не одно «но». Новый оркестр не отменяет старого, оперного, совсем невыдающегося, никогда звезд с неба не хватавшего (хотя в прошлом году его главный дирижер Валерий Платонов справедливо получил «Золотую маску» за работу над первым исполнением оперы Александра Чайковского «Один день Ивана Денисовича»). Этому оркестру оставляют, деликатно говоря, рутинную ежедневную работу в оперной яме. Тогда как новый оркестр должен примерно раз в месяц выстреливать яркими симфоническими или оперными программами и быть VIP-презентантом третьей культурной столицы России как внутри страны, так и за ее рубежами. Как следствие — интернет уже давно полон ненависти пермяков-аборигенов.

Не менее ошарашивающие перспективы заявлены и в отношении собственно оперного дела. Пока объявлен переходный период — от принятого в России репертуарного театра (когда каждый день — разные спектакли, пусть и плохо отрепетированные) к так называемой системе stagione (когда спектакль тщательно репетируется и потом идет несколько раз подряд). Тут тоже есть подводные камни. Вроде кто же против отрепетированного спектакля? Но система stagione, во-первых, предполагает наличие в городе достаточного количества публики, местной и приезжей, готовой смотреть в течение, допустим, месяца одно название (такими городами, например, являются Париж, Милан и Мадрид). А во-вторых, и это самое болезненное, система не нуждается в постоянной труппе.

В начале осени первой оперной премьерой под управлением нового пермского худрука должна быть опера Моцарта «Так поступают все женщины», сыгранная на исторических инструментах. Это будет перенос спектакля в постановке немецкого режиссера Филиппа Химмельмана, который он вместе с Курентзисом только что выпустил на респектабельном фестивале в Баден-Бадене. Второй премьерой объявлена специально пишущаяся опера молодого московского композитора Дмитрия Курляндского «Носферату», декорации к которой должен сделать знаменитый греческий художник Янис Кунелис.

Можно не сомневаться, что остальные планы Курентзиса не менее бескомпромиссны. А ведь есть еще балетная труппа (весьма сильная, своими традициями обязанная Кировскому театру, спасавшемуся в Перми в эвакуацию) и проводящийся здесь с 2003 года мультидисциплинарный фестиваль «Дягилевские сезоны». И еще, как сообщают информагентства, пермский губернатор, пообедав на днях с новым худруком, понял, что и без консерватории Перми не прожить. Даже если половина из задуманного свершится, можно говорить о чуде.