Два 80-летия

На улице Правды
Москва, 28.02.2011
«Эксперт» №8 (742)

Юбилеи погодков Б. Н. Ельцина (родился 1 февраля 1931 г.) и М. С. Горбачева (2 марта 1931 г.) многое могут символизировать в новейшей отечественной истории. В 1981 г. юбиляры праздновали полтинник, пребывая на партийной работе. Один в обкоме, другой в ЦК. Все бури еще за чертой горизонта. 60-летие героев приходится уже на самый пик взаимного противостояния — весну 91-го. 70-летие случилось в год кажущегося диалектического синтеза, когда с явлением В. В. Путина, который вдруг оживил Россию войной, надеждами, трудами, и М. С. Горбачев, и Б. Н. Ельцин смотрелись почтенными древностями, призванными символизировать общее преемство власти. Наконец, до 80-летия дожил только один из непримиримых соперников, и в марте оставшийся в одиночестве М. С. Горбачев собирается в лондонском Альберт-холле праздновать юбилей в обществе глобального бомонда.

Так в итоге разошлись судьбы двух секретарей. В России Б. Н. Ельцина более проклинают — даже и загробно, немногие продолжают почитать, но внешний мир про него решительно забыл. Уральский мужик и при жизни-то был не слишком любим и понимаем внешним миром — тем более зачем помнить о нем спустя десять с лишним лет после ухода от власти и через четыре года после смерти. Не то с президентом СССР — внешний мир ему по-прежнему признателен и, пожалуй, все еще любит, да и в России с Михаилом Сергеевичем произошел частичный реабилитанс. При сложившейся традиции валить на Б. Н. Ельцина все плохое, что довелось перенести — а довелось многое, — на баланс М. С. Горбачева записывается все хорошее и объявляется, что истинным освободителем был именно он, тогда как Б. Н. Ельцин никаких, собственно, новых свобод не давал, но только отнимал. То есть в рамках популярных ныне рейтингов и графиков индекс свободы при М. С. Горбачеве неуклонно возрастал, а при Б. Н. Ельцине столь же неуклонно снижался.

В случае с М. С. Горбачевым таковое возрастание действительно имело место. Объем государственного вмешательства сокращался, и весьма быстро, т. е. свобода от государства возрастала. Государство переставало вмешиваться в то, что гражданам читать и слушать, затем и в то, что гражданам дозволено говорить. В то, куда гражданам ездить (падение железного занавеса), в то, с кем совокупляться и какую валюту иметь. Статьи за валюту и за мужеложство, будучи вполне отмененными при Б. Н. Ельцине, практически заснули еще при М. С. Горбачеве. Смотрение сквозь пальцы на нарушение запретов, бывших безусловными еще со времен Ленина—Сталина — с последующей прямой отменой этих запретов, — это и было освобождение.

Отмены запретов желали все или почти все, воспринимая их как абсурдное наследие провалившейся коммунистической идеи, и методическое откручивание гаек вызывало большой энтузиазм — «Перун уж очень гадок! // Когда его спихнем, // Увидите, порядок // Какой мы заведем». Тем более что Перун был и вправду так себе.

А под благоустроенным обществом понималось такое, в котором Перуна спихнули и абсурдные запреты отсутствуют — остальное же приложится само собой.

У партнеров

    «Эксперт»
    №8 (742) 28 февраля 2011
    Хаос в арабском мире
    Содержание:
    Ливийский Рубикон

    До ливийских беспорядков еще были шансы на то, что революции в арабском мире пройдут в мягкой форме. Теперь же стало очевидно: хаос практически неизбежен

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Индикаторы
    На улице Правды
    Реклама