Баллада об отсутствии гвоздей

На улице Правды
Москва, 21.03.2011
«Эксперт» №11 (745)

Суждения о том, как правильно действовать в условиях колоссальной промышленной аварии, по большей части служат подтверждением того, сколь мудр был Шота Руставели, написавший: «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». Тем более каждый мнит себя ликвидатором, видя по телевизору «Фукусиму-1».

Тем не менее как дилетанты, так и не совсем дилетанты при обсуждении пожарных действий задаются вопросом, возможно ли было в дни, прошедшие с начала аварии, остановить неконтролируемое развитие событий посредством героических и самоотверженных действий. Возможно, крайне опасных для жизни или даже вовсе с нею несовместимых. Обыкновенно при этом поминают чернобыльских пожарных, вертолетчиков, других ликвидаторов, сумевших притушить пламя, отдав за это жизнь. В Японии смерть за императора, который в сознании жертвующего собой символизирует всю нацию, после 1945 г. считалась окончательно сданной в архив, последний случай самоотверженной гибели ради спасения народа был зафиксирован в ныне покойном СССР на Чернобыльской АЭС. Теперь же проблема камикадзе вновь явилась. Архивация оказалась преждевременной.

Разумеется, тут возможно возразить, что сама чернобыльская авария была рукотворной, но, какой бы она ни была, хоть ноготворной, как-то спасать ситуацию тем не менее было необходимо. Тем более возможно возразить, что хорошо рассуждать, находясь в полной безопасности за тысячи километров от Японии и за десятки лет от Чернобыля. Рассуждать вправду легче, но это никак не отменяет того, что в известных ситуациях спасение не может быть достигнуто иначе, как ценой самоотвержения, которое предполагает соответствующую культуру героизма. Dulce et decorum est pro patria mori*.

Когда посреди Рима разверзлась все расширяющаяся пропасть, город был спасен лишь тогда, когда в нее на коне и в полном доспехе бросился М. Курций, и пропасть сомкнулась. Спустя двадцать три века оно и хрестоматийно, и decorum. Спустя и четверть века гибель от лучевой болезни — чего уж там decorum, не говоря о сладостности. При том что хоть при консулах Агале и Генуции, хоть при генсеке М. С. Горбачеве суть деяния была одна и та же.

Возможен тот довод, что гуманность нашего времени вовсе не отрицает самопожертвования вплоть до того, чтобы pro patria mori. Надобно лишь, чтобы оно было добровольным, а не в том роде, когда партия и правительство гонят на заведомую смерть. Может быть личное жертвенное решение, но не может быть приказа пожертвовать собой. Формула идеальная и утверждающая безусловный примат личности над государством, отныне лишенным права посылать на смерть. С тем лишь нюансом, что в реальной жизни спасение ближних ценою жизни часто бывает возможно лишь в форме слаженных командных действий, предполагающих именно что приказ. Выставление обреченного на истребление арьергарда, дающего возможность уйти главным силам, предпринятие обреченной отвлекающей атаки, торможение вышедшего из-под контроля атомного реактора — одинокий герой здесь ничего не сделает. Тут потребны воля, власть, приказ —

Новости партнеров

«Эксперт»
№11 (745) 21 марта 2011
Кризис в Японии
Содержание:
Планетарное коварство

Сейсмологи честно признают, что точно спрогнозировать японскую катастрофу не только не могли, но и вообще не имеют для этого соответствующего научного инструментария

Международный бизнес
Экономика и финансы
Реклама