Детки Буша

Валентин Дьяконов
25 апреля 2011, 00:00

В центре современной культуры «Гараж» открылась выставка «New York Minute», собравшая 60 модных художников из США

Courtesy частное собрание, Нью-Йорк
Франсин Шпигель. Pollyamna. 2007

Нью-Йорк все время хочется назвать столицей Соединенных Штатов Америки: именно этот город остается властителем дум, не только американских, но и зарубежных. Подавляющее большинство американцев относится к нему, как россияне к Москве: его центральному положению завидуют, а в массовом сознании ньюйоркцы делятся на три вида — снобов, богачей и либералов. По сравнению с ним все остальные города — провинция, как бы Лос-Анджелес, американский Петербург у океана, ни пытался доказать обратное. Для мира этот город является точкой отсчета современной истории: после теракта, в результате которого были разрушены башни-близнецы, началась новая эпоха международной политики. Быть ньюйоркцем — значит быть образованным, как европеец, и отвязным, как уроженец Ямайки, одновременно. Не у всех, конечно, получается, но идеал в целом таков.

Выставка «New York Minute» («Нью-йоркская минута») призвана отразить разноплановость города и его удивительную энергетику. «Минуту» придумала 30-летняя художница и куратор Кэти Грейсон. Столь молодой руководитель столь обширного проекта — дело необычное даже в Америке, но у Грейсон с самого начала было большое преимущество: она работала в галерее Джеффри Дейтча, одной из крупнейших в Нью-Йорке. Сам Дейтч, ныне руководитель Музея современного искусства Лос-Анджелеса (МОСА), всегда привечал молодежь и в своей галерее не раз устраивал выставки авторов на грани искусства и уличных субкультур, от граффитистов и скейтеров до прожигателей жизни и золотой молодежи из Верхнего Ист-Сайда. Опыт работы с веселыми маргиналами помог Грейсон собрать исключительно бодрую подборку авторов.

У названия выставки, естественно, двойное дно: с одной стороны, оно отражает скорость ведущего мегаполиса планеты и невозможность долго удерживать взгляд на чем-либо. С другой стороны, художников 60 человек: получается, в этой «Минуте» у каждого из них есть ровно «секунда». Видимо, поэтому все участники выставки рассчитывают на мгновенный эффект и обрушивают на зрителя мешанину ярких красок, психоделических узоров и образов, которые могли бы шокировать в эпоху неразвитости средств массовой информации. Впрочем, и в нашу продвинутую эпоху детям до 16 лет и особо впечатлительным взрослым от посещения «Минуты» стоит воздержаться.

Впервые «Минуту» показали в римском музее современного искусства MACRO два года назад. Выставка была приурочена к кадровой перестановке в музее и поискам новых, более популярных решений, способных привлечь итальянскую молодежь, не очень интересующуюся искусством. Для «Гаража», единственной площадки в Москве, где искусству свободно во всех отношениях, интерес в другом: «New York Minute» — еще одна экспортная выставка-дайджест, построенная на заполнении лакун в наших знаниях. И с этой задачей она вполне справляется. Кэти Грейсон выбрала один, но важный аспект кипящего бульона искусств, который варится в Нью-Йорке с его бесконечными рядами галерей. На выставке представлены художники, продолжающие линии безбашенных 80-х, когда экономическая ситуация позволяла коллекционерам и галеристам вкладывать огромные деньги в искусство. В эту область ринулись все кому не лень. В том числе и уличные художники, футуристы 80-х, объявившие стены и тротуары своими холстами. Соответственно, «New York Minute» — порождение эпохи Джорджа Буша-младшего и экономики, позволявшей сверхбогатым платить минимум налогов при максимальной прибыли. Художники «Минуты» взросли на излишках финансового бума, когда ушлые дилеры выкупали целые мастерские у недавних выпускников художественных школ. Как и в 80-е, художники в нулевые становились звездами и фигурировали в светской хронике.

За прошедшие с премьеры в Риме годы судьбы многих художников «Минуты» изменились к лучшему. Дэн Колен сделал выставку в главной галерее Америки у Ларри Гагосяна и продал все работы еще до открытия. На нехитрую живопись Джо Брэдли стоят очереди. Больших успехов добился и скульптор Стерлинг Руби с громадными геометрическими постройками, расписанными из баллончиков (его в Москве показывали в ныне закрытом Baibakov Art Projects). Из умершего от передозировки фотографа Дэша Сноу (работы Сноу москвичи могли видеть на выставках в галерее Гари Татинцяна) друзья сделали едва ли не нового Курта Кобейна — талантливого страдальца, не вписавшегося в жестокий мир.

С кем-то случился и совсем резкий поворот. Так, богохульник и наркоман Теренс Коу теперь занимается чуть ли не духовными практиками. Друг Дэша Сноу — действительно талантливый фотограф Райан Макгинесс отошел от круглосуточных тусовок и зарабатывает на хлеб рекламой джинсов Wrangler.

Куратор «New York Minute» поступила мудро, предоставив место не только молодежи, но и отцам-основоположникам. Главным художником 80-х признан бывший граффитист Жан-Мишель Баскиа. Его на «Минуте» нет, и это правильно: дух Баскиа и так витает над многими и многими живописцами выставки. Зато есть его соратник, легендарный, но мало известный за пределами Штатов художник Кенни Шарф. Помимо Шарфа к поколению отцов принадлежит и музыкант Алан Вега, один из основателей постпанк-группы Suicide — культового у современных хипстеров ансамбля рок-н-ролльщиков с синтезаторами. Инсталляция Веги рифмуется с дизайнерской продукцией группы Gang Gang Dance, представителей «бруклинской волны» в американской независимой музыке. Будь они русскими, мы бы назвали их продолжателями эклектического дела «Аукцыона» и «Вежливого отказа».

К слову: российская сторона в накладе не останется. В «Гараже» готовится и ответ «Минуте»: параллельно здесь будет проходить выставка фотографий альтернативной моды и фриков перестроечных 80-х. Готовит экспозицию историк моды Миша Бастер, запомнившийся как организатор нашумевшего проекта «Хулиганы 80-х». Присоединить к богеме Нью-Йорка хроники карнавалов эпохи Горбачева — идея хорошая. Даже интересно, узнают ли приехавшие в Москву художники «New York Minute» на фотографиях поколения «Ассы» своих географически далеких предшественников?