Google становится железным

Елена Рыцарева
22 августа 2011, 00:00

Эпоха горизонтальных рынков прошла. В новом интернет-мире надо выпускать и гаджеты, и софт, иметь мощный интернет-сервис и экосистему из сотен компаний

Интернет-гигант Google покупает американского производителя мобильных средств связи Motorola Mobility Holdings Inc. за 12,5 млрд долларов. Молодой выскочка, 12 лет своего существования делавший деньги на быстрорастущем интернет-рынке, эксплуатируя монополизм в поиске, покупает знаменитую компанию с 83-летней историей, среди достижений которой — первое массовое автомобильное радио в 1928 году и массовый телевизор в 1947-м, первая мобильная радиостанция, изобретенная во Вторую мировую, участие в американской лунной программе и, наконец, одна из первых сотовых сетей в мире, для которой компания в конце 1970-х — начале 1980-х изобрела и произвела и сетевое оборудование, и мобильный телефон. Не говоря уже о массе военных инноваций, которые известны не столь широко.

Что это — операция по спасению умирающего гиганта или огромный рывок в будущее для обеих компаний?

В патентном кольце

Исполнительный директор Google Inc. Ларри Пейдж объяснил, что Motorola Mobility прежде всего нужна для укрепления патентного портфеля Google. А патентов за 80 лет истории у нее накопилось 17 тыс., в то время как Google их количество скрывает — вероятно, похвастаться особо нечем. Именно эта сфера интеллектуальных прав в последнее время стала главным предметом судебных разбирательств, а иногда и шантажа среди ИТ-гигантов. В частности, активным нападкам подвергается продукт Google — операционная система для смартфонов Android, которая по результатам второго квартала 2011 года (данные Canalys) завоевала почти 50% рынка, оставив позади iOS от Apple (19% рынка), Symbian от Nokia, а также RIM (производитель смартфонов Blackberry) и Microsoft. Но в самой ОС Android используется много чужих технологий, и конкуренты занялись их выискиванием и отсуживанием своих прав (стоит заметить, они занимаются этим не только против Google, но и против друг друга). Самая яркая сделка состоялась в начале лета этого года, когда Apple, Microsoft, RIM, Sony, Ericsson и EMC, объединившись, выкупили за 4,5 млрд долларов пакет из 6000 патентов Nortel — как утверждает вице-президент Google Дэвид Драммонд, «чтобы быть уверенными, что Google они не достанутся». Теперь производители телефонов на платформе Android должны будут платить больше роялти держателям патентов на технологии, которые «зашиты» в Android. С них уже потребовали по 15 долларов с каждого проданного смартфона, хотя сделка с Nortel пока не одобрена всеми регуляторами.

Не сказать чтобы Google сидел сложа руки. Он купил портфолио из 1000 патентов IBM за 1 млрд долларов (как утверждают юристы FossPatents, оно пригодится для нападок на Oracle), присматривался к компании Interdigital, у которой 8 тыс. патентов. Но сделка с Motorola сразу дала Google много очков вперед. И цена, которую заплатил интернет-гигант за Motorola Mobility: 40 долларов за акцию, 63% премии к рыночной цене на момент объявления сделки, — большинству аналитиков слишком высокой не показалась.

Впрочем, новые интеллектуальные активы, которые достались Google, нельзя считать мощным орудием борьбы. Дело в том, что большинство патентов Motorola Mobility — ключевые для отрасли, на юридическом языке они называются FRAND (Fair, Reasonable and Non Discriminatory). Компания, которая ими обладает, обязана предоставлять права на недискриминационной основе всем участникам рынка и получать от них одинаковое роялти. Многие же патенты Apple или Microsoft, наоборот, эксклюзивные. С одной стороны, без этих технологий телефон звонить сможет, с другой — обладатель такого патента может заблокировать действия его нарушителя. Так, буквально на днях Apple через суд запретила продажу в нескольких европейских странах планшетов Samsung Galaxy Tab 10.1, обвинив корейцев в копировании своего эксклюзивного дизайна. А вот в арсенале Motorola Mobility таких патентов-мортир мало. Google сможет лишь повысить свои доходы за счет роялти. И тем не менее Ларри Пейдж уверен, что сделка «позволит лучше защитить Android от антиконкурентных действий со стороны Microsoft, Apple и других компаний».

Но выигрыш в патентных спорах нельзя назвать стратегической целью приобретения. Главное, как нам кажется, — желание Google пощупать по-настоящему рынок гаджетов, взять опытную команду разработчиков беспроводных технологий да еще позаимствовать инженерную культуру Motorola, которой явно не хватает интернет-компании.

Motorola не всегда Mobile

Motorola наверняка была одним из первых мобильных телефонов многих читателей этого текста. В конце 1990-х она процветала: мощный арсенал технологий, бурно растущий рынок мобильной связи. Еще в начале 2000-х она входила в тройку ведущих производителей мобильных телефонов в мире. Самой сильной стороной компании была радиочасть, а вот дизайн — нет. Компания пропустила тот момент, когда телефон перестал быть просто средством связи, а стал модным гаджетом. Бум на рынке в 2003 году вызвала тонкая, как лезвие, модель Motorola Razr, с тех пор открытий не было. Что-то расклеилось и в бизнесе сетевого оборудования. За четыре года выручка компании упала в три раза — с 31,8 млрд долларов в 2006 году до 11 млрд в 2009-м. Технологии Motorola надо было срочно спасать, началась предпродажная подготовка. В начале 2011 года компания была разделена на три части: первая — сетевое оборудование Motorola Networks — была продана Nokia Siemens Networks, остались Motorola Solutions, куда отошли все технологии для корпоративного сектора, в том числе для силовых структур, и Motorola Mobility, в арсенале которой оказались не только все мобильные технологии материнской компании, но и патенты, а также бизнес телевизионных приставок.

У Google на конец июня было 39 млрд долларов свободных денежных средств. Да еще поисковик, куча интернет-сервисов, социальная сеть Google+, YouTube, проект интернет-телевидения, операционная система Android. Не хватало одного шага до «железа» — и вот он сделан.

На первый взгляд компании хорошо дополняют друг друга. Motorola была одной из первых компаний, вступивших в альянс по продвижению Android аж в 2007 году, и хотя теперь эту ОС поддерживает около 40 производителей, Motorola единственная выпускает смартфоны и планшеты только на Android. Инженеры Motorola знают все недостатки и особенности этой ОС и теперь смогут оптимизировать интеграцию «железа» и «софта». И не только ОС, но и массы других продуктов Google.

В целом проектировать «железо» гораздо ответственнее, чем софт. Выпущенную плату или чип уже не переделаешь удаленно. Зато «дыры» в софте можно исправлять бесконечно много раз. Мой телефон на базе Android предлагает мне обновить ОС чуть ли не каждый месяц. В случае с Google и Motorola этот разрыв разителен — в частности потому, что инженеры производственной компании работали и на оборонку. По мнению вице-президента по технологиям компании Luxoft Василия Суворова, который разрабатывает софт для всех мобильных платформ, «у ОС Android наименее развита среда разработки для сторонних компаний среди всех мобильных платформ. Большая проблема Android — новый софт гораздо быстрее опробовать на физическом устройстве, чем на медленном эмуляторе от Google». Правда, в последнее время Motorola сократила многих разработчиков, и способны ли оставшиеся инженеры серьезно укрепить мобильную платформу Google, пока не ясно.

А вот интернет-телевидение — это действительно та сфера, где возможна синергия. Motorola имеет большой опыт в приставках, и этот бизнес у нее всегда был прибыльным, у компании хорошие связи с операторами кабельного телевидения и с дилерами оборудования. Google сейчас продвигает проект Google TV, у компании уже есть партнеры по «железу» — Sony и Logitech, но пока они не продемонстрировали никакого прорывного продукта. Думается, Google теперь задействует резервы Motorola, и, по мнению аналитиков Financial Times, у компании есть хороший шанс закрепиться на новом рынке, где уже проявляет активность Apple с ее Apple TV.

Однако и рисков в этом союзе предостаточно. Во-первых, юридические. Регуляторы США могут заставить Google передать часть патентов Motorola Mobility конкурентам, сделав такой шаг условием одобрения сделки, сообщает Bloomberg. Это необходимо для гарантирования равных условий конкурентной борьбы на рынке смартфонов. Кстати, если приобретение не состоится, Google, по данным Bloomberg, должен выплатить Motorola 2,5 млрд долларов.

Второй риск — интеграционный. 19 тыс. сотрудников Motorola Mobility заработали в 2010 году 11,5 млрд долларов выручки, у компании был чистый убыток в размере 77 млн долларов. Более 20 тыс. сотрудников Google (по данным Bloomberg на конец 2010 года, их 25 тыс., а по данным Financial Times от 17 августа, 30 тыс.) принесли компании 29 млрд долларов выручки и 8,5 млрд чистой прибыли. При слиянии штат Google почти удвоится. А ведь компании очень разные: Google всячески пропагандирует свободу творчества, делает необычный дизайн своих офисов, позволяет сотрудникам на работе играть и спать. Motorola проповедует строгий стиль, в этой компании имеют понятие о дисциплине. Пока компании будут функционировать раздельно. Но ведь не для того все затевалось! Какая корпоративная культура победит и сколько будет жертв на этом пути?

Надо сказать, что у Google уже есть немалый опыт успешных покупок, тот же Android он не сам изобрел, а купил команду его создателя Энди Рубина в 2005 году. Г-н Рубин до сих пор трудится в Google в должности директора по мобильным платформам, а успех его детища говорит сам за себя.

Но самая большая проблема может возникнуть с телефонами и гаджетами. У Google уже был опыт выпуска своего продукта — смартфона Nexus, но он не пошел. У компании не было понимания, как работать в рознице. Но не сказать, что и у Motorola в этом деле хороший опыт — ее рыночная доля на рынке смартфонов всего 4,7%. А вот с другими поставщиками телефонов на базе Android у Google могут возникнуть сложности. Теперь Motorola станет первой среди равных. А для производителей на рынке всегда есть альтернатива — платформа Microsoft Windows Mobile. Конечно, ее экосистема пока слаба, доля рынка — 1%, но Microsoft прилагает гигантские усилия, чтобы закрепиться на этом рынке. С другой стороны, некоторые аналитики отмечают, что в альянсе с Motorola интернет-гигант может предложить небольшим OEM-производителям лучший индустриальный дизайн, уменьшить время выхода новинок на рынок. А мы, потребители, надеемся, что Android станет меньше «глючить» и зависать.

Новая «большая тройка»

Сделка Google—Motorola — это еще один шаг к новой конфигурации всего ИТ-рынка. В эпоху персональных компьютеров доминировала горизонтальная модель: производители чипов были отдельно, компьютеров — отдельно, софта — отдельно. Пример успеха Apple, в начале августа ставшей компанией с самой большой в мире рыночной капитализацией (около 340 млрд долларов), показывает, что сейчас в отрасли самое оптимальное построение рынка — вертикальное. Конкуренция настолько жесткая, а устройства и софт настолько сложны и многообразны, что только плотная интеграция, концентрация управления и технологических решений в одних руках может дать лидерство. И то ненадолго.

В новом мире наметились три большие группы. Первая — нынешний технологический лидер Apple, который задает тон на рынке. Во втором квартале 2011 года, имея в арсенале лишь одну модель смартфона — iPhone 4, — компания вырвалась на первое место в мире по продажам (в денежном выражении). Вторая — союз Microsoft и Nokia. Финская компания, недавний лидер на рынке смартфонов, убивает разработанную собственными руками ОС Symbian и переходит на платформу Windows Mobile. Рынок с нетерпением ждет первой модели на новой платформе. И третья — союз Google и Motorola.

Есть вероятность, что Apple в этой тройке скоро станет слабым звеном. Повторяется история конца 1980-х: тогда Apple тоже была инновационным лидером на рынке персональных компьютеров. Еще в 1987 году пользователи их ПК Mac II имели и текстовые редакторы, и электронные таблицы, и программы для графики, звука, полиграфии, а игр было разработано не меньше, чем для связки IBM PC — MS DOS. В 1989 году Apple продала компьютеров больше, чем сама IBM. Но производители PC-совместимых компьютеров, которых было много, работали над удешевлением продукта, а Apple ударилась в перфекционизм. И уже в 1993 году IBM-совместимых компьютеров было продано в 10 раз больше, чем «маков». В итоге Apple на долгие годы стала нишевым игроком, этакой дорогой игрушкой для дизайнеров, а Microsoft заняла более 90% рынка ОС для ПК.

Теперь у Apple новый взлет. Но по ОС для смартфонов де-факто лидер уже Google, по планшетам на рынок со страшной силой рвется Samsung, а смартфоны умеет отлично производить уже с десяток компаний.