Пробуждение политики

Тема недели
Москва, 27.02.2012
Главный итог текущего избирательного цикла в том, что в России расширилось пространство публичной политики. Это следствие сдвигов в структуре общества, к которым политической системе еще предстоит приспособиться

Фото: АР

Когда 24 сентября на съезде «Единой России» было объявлено, что кандидатом в президенты от нее будет выдвинут Владимир Путин, казалось, что предстоящая кампания будет заведомо бессодержательной — то есть все ее содержание было в тот день изложено действующим президентом Российской Федерации Дмитрием Медведевым буквально в паре фраз, а большего ждать и не приходится. Лидер запрещенной Национал-большевистской партии писатель и поэт Эдуард Лимонов в тот день, предсказуемо перефразируя Блока, написал в своем блоге: «Владимир Путин над Россией простер совиные крыла».

Однако поминать совиные крыла оказалось преждевременно. Как выяснилось, Россия сейчас не готова спать, как ни заглядывай ей в очи стеклянным взором. Это, среди прочего, привело к тому, что период между думскими и президентскими выборами наполнился теми жанрами политики, о существовании которых мы временно забыли — и одним из которых оказалась «президентская кампания, имеющая какой-то смысл».

Заявлять о прямой зависимости между выходом людей на площади и этим феноменом будет, может быть, не вполне верно. Но есть единый фактор давления, который привел к тому, что люди посчитали необходимым выходить на улицу, а кандидат в президенты Владимир Путин — объяснить, зачем он выдвигается в президенты. Трудно сказать, почему люди начали массово говорить, а хотя бы часть политиков — исходить из того, что их слушают. Обычно предполагается, что подобное взаимодействие возможно со средним классом. Почему средний класс проявил себя именно подобным образом сейчас? Полных данных для ответа на этот вопрос нет. Рассуждения о росте благосостояния в 2000-е, ощущении отчуждения от закрытой властной системы и результатах думской избирательной кампании как триггере — в целом убедительны. Но, в конце концов, это не так уж важно. Важно, что появилась подобная модель политического поведения, которой считает нужным придерживаться основной политический игрок данной президентской кампании.

Адаптированный Путин

Важный итог избирательного цикла: реакция правящего класса на массовое выражение недовольства была направлена в русло публичной политики, а не полицейского подавления. После трех благополучно состоявшихся митингов за честные выборы в Москве этот тезис может показаться тривиальным. Однако есть информация, что едва ли не за сутки до первого митинга на Болотной в верхах обсуждался вопрос о разгоне его участников и даже о применении водометов. Учитывая привычную линию поведения московской милиции, такая информация не кажется фантастической. Разум восторжествовал: вместо полицейских мер последовали контрмитинги — сначала на Манежной, потом на Поклонной, потом в Лужниках.

Все претензии к этим митингам по части разнарядки бюджетникам и платы участникам уже высказаны. Эти претензии могут быть справедливы с моральной точки зрения, но бьют мимо цели с точки зрения политической. На Болотной и Поклонной различались механизмы мобилизации, но не столь уж разной была сама энергия этой мобилизации. Наши наблюдения подсказывают,

У партнеров

    «Эксперт»
    №8 (791) 27 февраля 2012
    Президентские выборы
    Содержание:
    Пробуждение политики

    Главный итог текущего избирательного цикла в том, что в России расширилось пространство публичной политики. Это следствие сдвигов в структуре общества, к которым политической системе еще предстоит приспособиться

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Русский бизнес
    На улице Правды
    Реклама