На покой

Александр Кокшаров
16 июля 2012, 00:00

Реорганизация британской армии означает, что в будущем участие Британии в военных конфликтах за рубежом, подобных Ираку и Афганистану, станет или невозможным, или маловероятным

Фото: David Rose / Panos / Agency.Photographer.Ru
По признанию британского министра обороны Филипа Хаммонда, «боевой дух в армии сегодня хрупок» из-за того, что каждый пятый солдат морально готовится к увольнению по сокращению штатов

Британская армия к 2020 году должна быть сокращена почти на 20% своего списочного состава. К концу десятилетия она станет вдвое меньше, чем была во время Фолклендской войны с Аргентиной в 1982 году. И по численности окажется даже меньше той армии, которая воевала в Наполеоновских войнах в начале XIX века. Армия потеряет 17 своих частей из нынешних 136. О таких планах объявил министр обороны Британии Филип Хаммонд, и это вызвало волну протестов среди нынешних и отставных военных — ведь некоторые батальоны имеют многовековую историю.

Сокращение армии вызвано стремлением британского минобороны сбалансировать бюджет в условиях фискального кризиса и сокращения госрасходов. Еще в октябре 2010 года британское правительство приняло решение урезать траты на оборону на 8%. Поначалу это коснулось лишь авиации и флота, в то время как сухопутные силы было решено не трогать в связи с продолжением операции в Афганистане. Но к 2015 году Британия планирует вывести свои войска из этой страны, а также закрыть все свои военные базы в Германии, так что секвестру будет подвергнута и армия.

Это будет самая серьезная реорганизация за полвека — с того времени, как в 1960-х был отменен призыв на срочную службу. Будет не только уменьшена численность армии, но и изменена ее структура. В частности, одновременно с сокращением действующих частей будет вдвое увеличено число резервистов. Как заявил Хаммонд, цель перемен — к 2020 году сделать сухопутные британские силы «ориентированной на будущее современной боевой машиной. После десятилетия сложных операций нам нужно трансформировать армию и построить сбалансированные, эффективные и адаптируемые силы, чтобы отвечать на вызовы будущего». Впрочем, министр признал, что «боевой дух в армии сегодня слаб» из-за того, что каждый пятый солдат морально готовится к увольнению по сокращению штатов.

Новый порядок

Выступая с речью перед военными экспертами, Филип Хаммонд заявил, что британская армия должна «по-новому подумать о том, как обеспечить свою поддержку и подготовку». Сокращение численности регулярной армии на 20 тыс. человек в ближайшие семь лет — лишь часть этого плана. Более компактная армия потребует ликвидации ряда армейских подразделений, причем в самых разных родах войск. Так, в артиллерийских войсках будет сокращен один батальон, а в инженерных — целых три. В войсках обеспечения будут ликвидированы три подразделения, а в военно-транспортной авиации — одно. Некоторые из батальонов будут слиты друг с другом после сокращения регулярного персонала (например, в танковых и пехотных полках), а некоторые уменьшатся в десятки раз, сохранив лишь название и церемониальную роль.

При этом сильнее всего перемены коснутся подразделений сухопутной армии, расквартированных в Англии и Уэльсе. Относительно незначительные потери для шотландских полков и батальонов, особенно на фоне их неполной укомплектованности новыми рекрутами и высокой доли рекрутов с Фиджи и из других стран Британского Содружества, уже вызвали обвинения в адрес минобороны в попытке влиять на политический процесс (напомним, осенью 2014 года в Шотландии пройдет референдум по вопросу о независимости).

Впрочем, есть у реформы и сторонники. «Планы реорганизации армии основаны на многочисленных уроках, вынесенных из иракской и афганской войн. Кроме того, в Британии и США растет понимание того, какими станут военные конфликты в будущем. По всей видимости, воевать придется с силами, которые будут одновременно иметь черты и обычной армии, и партизанской», — сказал «Эксперту» Бен Бэрри, научный сотрудник Института международных стратегических исследований (IISS).

Поэтому из старой структуры исторических полков и батальонов планируют создать несколько группировок, перед которыми будут поставлены разные задачи. Первым эшелоном новой сухопутной армии станут «силы быстрого реагирования», ядром которых окажутся три бригады механизированной пехоты. Это будут хорошо оснащенные войска с танками Challenger и бронемашинами Warrior. Такие силы будут использоваться для операций против традиционных и «гибридных» сил противника, в том числе в условиях городской застройки, а также в сложных миротворческих операциях.

Следующим эшелоном реформируемой армии станут «адаптируемые силы», которые будут состоять как из регулярных войск, так и из подразделений резервистов. Согласно новой британской доктрине, именно они должны стать главным средством при оказании военной помощи и проведении подготовки в других странах, а также при оказании помощи гражданским властям Британии в случае чрезвычайных ситуаций. Хотя число артиллеристских, инженерных подразделений и батальонов войск снабжения будет сокращено, в минобороны полагают, что объединение резервистов с кадровыми военными даст эффект синергии, особенно в разведке и сборе информации. А новая «группа обеспечения безопасности» не только проследит за тем, чтобы сохранить опыт создания с нуля новых войск в Ираке и Афганистане, но и будет помогать армии в иностранных операциях благодаря своим специалистам-лингвистам и антропологам.

«Планируемая структура армии потребует, чтобы наши силы оказались лучше интегрированы и лучше адаптированы. Преимущества современной полковой системы позволят лучше добиваться тех целей, которые перед ней поставлены», — так прокомментировал перемены глава британского Генерального штаба Питер Уолл.

Человеческий фактор

По мере того как регулярные войска Британии будут сокращаться, они смогут решать меньше задач. Поэтому возрастает роль резервистов — как Территориальной армии, так и резерва из отставных военных. Резервисты участвовали в прежних операциях британской армии, например в миротворческих миссиях на Балканах, где на них приходилось до 10%. Но сейчас, когда число резервистов будет удвоено, до 30 тысяч, от них будут ждать большего.

«Это потребует от армии внимательнее относиться к своим резервистам и вдвое повысить численность Территориальной армии. От резервистов будет ожидаться более частое и значительное участие. На это выделено 2,3 миллиарда долларов на ближайшие десять лет, но одних денег недостаточно. Понадобятся заметные перемены в отношениях работодателей, резервистов и регулярной армии, а также новое законодательство. И это создает риски для программы реорганизации», — полагает Бен Бэрри из IISS. Ведь многие работодатели недовольны, если их сотрудники уходят в отпуск (пусть и за свой счет) для службы в Территориальной армии. «Гражданские работодатели должны быть готовы отпускать своих сотрудников служить в резерве, потенциально на срок до одного года», — заявил Ричард Дэннант, бывший глава британского Генштаба.

Чтобы планы «Армии-2020» осуществились, Территориальная армия должна будет повысить свою эффективность. В настоящее время лишь один из 19 рекрутов способен служить в армейских условиях. По оценкам IISS, этот показатель должен вырасти до одного из десяти, как в Национальной гвардии США.

Если министерство обороны надеется больше полагаться на резервистов, то ему придется обеспечить им доступ к механизмам реабилитации после участия в боевых действиях, в том числе и к переквалификации после ранений
наравне с обычными солдатами expert_811_058.jpg Фото: Tom Pilston / Panos / Agency.Photographer.Ru
Если министерство обороны надеется больше полагаться на резервистов, то ему придется обеспечить им доступ к механизмам реабилитации после участия в боевых действиях, в том числе и к переквалификации после ранений наравне с обычными солдатами
Фото: Tom Pilston / Panos / Agency.Photographer.Ru

Но, конечно, в условиях активных военных действий надежды на резервистов могут не оправдаться. «Если министерство обороны надеется больше полагаться на Территориальную армию и резервистов, то ему придется обеспечить нерегулярным солдатам доступ к механизмам реабилитации после участия в боевых действиях, в том числе к переквалификации после ранений», — считает Филиппа Такмнэн, юрист адвокатской конторы Bolt Burdon Kemp.

Другой серьезный риск — человеческий фактор. Программа увольнений уже началась, но к 2020 году потребуется уволить еще 12 тыс. военных. Все те, кто решил уйти из армии по собственной воле, уже откликнулись на призыв о сокращении, но еще не менее 10 тыс. будут уволены. И это в условиях продолжающегося экономического кризиса и высокой безработицы. Несмотря на щедрые компенсации, многие уволенные (а также их семьи) будут разочарованы.

Оппозиционным лейбористам не нравится, что нынешнее правительство планирует увольнять профессиональных военных и полагаться в вопросах обороны на резерв. По их мнению, это обойдется государству дороже, ведь резервистам придется платить за службу, в то время как уровень их подготовки будет хуже, чем у профессиональных военных.

Конец империи?

Реорганизация армии также ставит вопрос о том, какую роль Британия сможет играть во внешней политике. При правительстве Тони Блэра (1997–2007) британская армия участвовала в трех военных конфликтах — в Югославии, в Афганистане и в Ираке. По мнению некоторых наблюдателей, нынешние реформы в армии сделают подобное участие куда более сложным.

«Существует полоса нестабильности от стран Западной Африки до Центральной и Юго-Восточной Азии. В ней растет присутствие негосударственных военизированных формирований, а новым источником напряжения становятся изменение климата, рост населения и борьба за ресурсы. В то время как США переориентируют свою стратегию на бассейн Тихого океана, европейские страны НАТО могут быть вовлечены в конфликты или в миротворческие миссии в этих регионах», — заявил Джим Мерфи, теневой министр обороны, представитель лейбористов.

Хотя в Британии прекрасно понимают, что угрозы безопасности страны даже с более компактной армией нет (она граничит с нейтральной Ирландией и со странами НАТО, с которыми ее связывает военно-политический союз), более компактные сухопутные силы не позволят стране участвовать в аналогах войн последних десятилетий. «Даже при большем числе военнослужащих, как во время войны в Ираке, британская армия была более истощена, чем американская, поскольку частям приходилось возвращаться в зону боевых действий быстрее, чем их коллегам по коалиции. Очевидно, что при меньшем числе военнослужащих, особенно в рамках сил быстрого реагирования, которые могут быть задействованы в подобных конфликтах, способности Британии участвовать в военных действиях за рубежом будут ограничены», — сказал «Эксперту» Филип Уилкинсон, научный сотрудник Chatham House.

Это означает, что последующие британские правительства будут более осторожны в своих внешнеполитических решениях и британское участие в военных конфликтах за рубежом может сойти на нет. Впрочем, это не означает потери обороноспособности самих британских владений, таких, как Фолкленды. Напомним, что Фолклендская война с Аргентиной в 1982 году велась в основном силами военно-морского флота. А несмотря на сокращение финансирования, британский флот остается вторым крупнейшим в НАТО. Риск новой войны из-за Фолклендских островов с Аргентиной, за нефтяные ресурсы на шельфе, низок, тем не менее флот (98 судов, 170 самолетов и 36,6 тыс. военнослужащих) обладает достаточными ресурсами для ее ведения.

Лондон