Рецепт проверен и надежен. Исполним ли?

Книги
Москва, 20.08.2012
«Эксперт» №33 (815)
Натан Дубовицкий, наделавший много шума своей первой книгой «Околоноля», написал новый роман «Машинка и Велик [gaga saga]»

Ибо тайна беззакония уже в действии, и только не совершится до тех пор,
пока не будет взят от среды удерживающий теперь…
Апостол Павел (2 Фес. 2:7)

Первый роман Натана Дубовицкого вызвал живой интерес публики. Еще до выхода книги активно обсуждалось ее авторство: кто же скрывается за псевдонимом? Поскольку основная гипотеза приписывала авторство высокопоставленному кремлевскому чиновнику, ситуация становилась весьма необычной и интригующей.

Сама книга обсуждалась меньше, в основном отмечались резкие и красочные зарисовки нашей диковатой современности вроде совмещенных видным бандитом в одном сооружении бани и храма для удобства отправления двух основных потребностей персонажа — попариться и подготовить себе жизнь вечную.

Самая же важная тема обсуждения возникала в связи с предполагаемой личностью автора. Как они там, наверху, представляют себе российскую жизнь, каков ход их мыслей, а значит, что от них можно ждать? Такая, кажущаяся наивной, постановка вопроса предполагает, будто они явились с другой планеты, а не были совсем недавно младшими научными сотрудниками, подполковниками КГБ, чиновниками средней руки или мелкими партаппаратчиками, как будто они и мы принадлежим к разным видам граждан. Но при такой постановке считывалось, что мы, конечно, лучше — умнее, честнее и благороднее, а они там — манипулируют сознанием, подтасовывают результаты выборов, душат демократию и все коррумпированы. Поэтому отношение к их текстам, заявлениям, мыслям должно быть как у зоолога, изучающего содержимое желудка пойманной и выпотрошенной акулы: чем она питалась, в каких районах плавала, сколько съела.

Между тем основной нерв книги остался как бы даже и незамеченным. Жизненный выбор, сделанный главным героем в трудную для удержания моральных ценностей эпоху перемен, вполне обычный для 1990-х, в конечном счете просто «бабло», не оставил ему шансов. В конце романа, обессиленный и изуродованный, он ищет какой-нибудь опоры, зацепки, за которую можно ухватиться, чтобы попробовать жить дальше. Автор не сделал явно последнего логического шага, но, возможно, я и ошибаюсь, этот шаг очевиден — герой может продолжить жить, только обратившись к Богу. Это классический, если не сказать стандартный контрапункт русской литературы, которая в своих вершинах, а их много, всегда была христианской, богоискательской.

Почему Натан Дубовицкий не сделал этого последнего шага? Тогда мне показалось, что автор смутился, не захотел видеть усмешки прогрессивной общественности, не захотел показаться уж слишком белой вороной в нашей весьма циничной среде или, напротив, хотел сберечь от циничных нападок то, что считал важным. Критика и публика сторонились такой трактовки — как-то необычно, даже какой-то моветон, какая-то поповщина, да и вообще, какой у нас может быть нравственный поиск…

В новом романе Натана Дубовицкого уже ничего не смущает — это роман о спасении, о вере, о том, на чем еще держится наш многострадальный и нескладный народ, это роман о Боге. Второй роман не оставляет никаких сомне

У партнеров

    «Эксперт»
    №33 (815) 20 августа 2012
    Приговор Pussy Riot
    Содержание:
    Переход границы

    Процесс Pussy Riot обнаружил трещины в современной русской идентичности. Вместо того чтобы устранять расколы, общество принялось их дружно расширять

    Потребление
    На улице Правды
    Реклама