Зимняя гроза

Политика
Москва, 22.02.2013
«Эксперт» №8 (840)
28 февраля в Римской католической церкви начинается режим вакантного престола. Он будет короче, чем обычно: кардиналам, избирающим нового верховного пастыря, не придется соблюдать траур — прежний папа не умер, а отрекся.

Фото: AP

В канун Великого поста глава Римской католической церкви Бенедикт XVI (Йозеф Ратцингер) сложил свои полномочия. И хотя кардинальский конклав Ватикана надеется найти достойного преемника до пасхального воскресенья 31 марта и порадовать паству знаменитым «Habemus papam!» («У нас есть папа!»), уход Бенедикта смутил католический мир и заставил многих задуматься о будущем Вселенской церкви.

Папа не только глава церкви, он суверен Святого престола и государства Ватикан; подобно монарху, он правит пожизненно. В истории католицизма хватает смут и интриг, и папы бывали разные, но лишь один отрекся добровольно — случилось это в далеком Средневековье. Всего лишь нескольких месяцев 1294 года хватило 80-летнему отшельнику и бессребренику Целестину V, чтобы понять, что в хитросплетении политических и церковных интриг папе предназначена роль марионетки. Он сложил с себя папство, умер в тюрьме и был причислен к лику святых. Однако современники не узрели святости в его отречении: автор «Божественной комедии» поместил того, кто «от великой доли отрекся в малодушии своем», в «ничтожных» круг, «которых не возьмут ни Бог, ни супостаты Божьей воли». Преклонный возраст в те годы не отождествлялся ни со слабостью, ни с малоумием, поэтому адская судьба трепетного старца, изображенная мощным пером Данте, казалась даже логичной: он имел шанс улучшить церковь, но не использовал его, он сложил со своих плеч груз, не испытав всей его тяжести.

В сегодняшней Европе с ее «диктатурой релятивизма» и неприязнью к старости такой поступок считается мужественным и ответственным. Именно ответственностью за судьбы католицизма объясняют западные СМИ уход Бенедикта, возраст и здоровье которого не позволяют ему руководить церковью на должном уровне. При этом интерпретаторы поступка папы упорно избегают убойного слова «отречение», заменяя его привычной по корпоративной и политической лексике «отставкой».

Кризисы скромного папства

Бенедикт XVI любил историю Целестина, он дважды посещал его могилу, возможно, усматривая в трагедии политического бессилия этого средневекового идеалиста параллели со своей ситуацией. Правда, Ратцингер в отличие от отшельника-созерцателя был давним и опытным бойцом церкви. «Молот Господень», «танковый кардинал», «ротвейлер Божий» — таковы лишь некоторые эпитеты, которыми за годы церковной карьеры Бенедикта наградили его побежденные критики. Руководя Конгрегацией доктрины веры (бывшая Святая инквизиция), он в совершенстве знал внутреннюю жизнь курии, ее интриги, подспудную борьбу за власть. Однако лишь став папой, он прочувствовал, как превратно может быть истолковано в миру его слово и чем могут обернуться самые благие его намерения.

Он не мог, да и не хотел, подобно своему предшественнику Иоанну Павлу II, позиционировать себя в массмедиа как суперзвезду, как актора мирового политического процесса. Иоанн Павел пришел на папский престол молодым, успел объехать весь мир и влюбить в себя паству множества стран и лишь потом плавно

У партнеров

    «Эксперт»
    №8 (840) 25 февраля 2013
    Аппаратный конфликт
    Содержание:
    ТЭК заискрил

    Во власти ужесточилось противостояние Аркадия Дворковича и Игоря Сечина — двух полюсов государственного влияния на топливно-энергетический комплекс страны. Цель Сечина — сохранить и усилить роль государства. Цель Дворковича — оппонировать с точки зрения либеральных ценностей, при этом, по сути, ничего, кроме приватизации, не предлагая

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Частные инвестиции
    Потребление
    Реклама