Деловая конъюнктура

13 мая 2013, 00:00

Замедление роста выпуска в России, скорее всего, временное; Инфляция по итогам года будет выше целевого диапазона; Бюджетная нагрузка на нефтяные доходы растет

Индекс PMI банка HSBC предсказывает в апреле замедление роста российской экономики до самых низких показателей с сентября 2011 года (в том смысле, что, хоть апрель давно закончился, каких-либо официальных данных и оценок по производству за этот месяц пока нет). Но мы не одиноки. Глобальный индекс банка J. P. Morgan сейчас также находится на самой низкой отметке с октября прошлого года, а индекс для стран с формирующимися рыночными экономиками, как и в России, на минимуме за полтора года.

Тем не менее важная составляющая индекса — темпы роста новых заказов — для России осталась практически неизменной, во всяком случае не вышла за пределы тренда. Такую ситуацию, по мнению комментаторов из HSBC, можно понять как нежелание производителей товаров и услуг удовлетворить устойчивое повышение спроса путем увеличения выпуска.

Однако зарегистрированное улучшение деловых ожиданий вместе с быстрым ростом занятости в сфере услуг выглядит обнадеживающим и может спровоцировать ускорение роста выпуска.

На отсутствие фактора подавленного спроса указывает и рост потребительских цен, который в таргетируемом ЦБ РФ формате «за 12 последних месяцев» в апреле снова поднялся до 7,2% (c 7,0% в марте), подтвердив предположение, что замедление инфляции в предыдущем месяце было чисто, случайным обстоятельством. Основными составляющими повышения цен в апреле были удорожание плодоовощной продукции и повышение тарифов на ряд транспортных услуг. За первую неделю мая плодоовощная продукция подорожала еще на 2,5% (при общем росте цен на 0,1%). Продолжилось также (хотя и не так быстро, как в начале года) повышение цен на алкоголь и табачные изделия, отражающее новогодний взлет акцизов на эту «социально незначимую продукцию».

На то, что ускорение инфляции с начала нынешнего года — результат не денежно-кредитной политики, а корректировки цен, указывает базовый индекс потребительской инфляции, не учитывающий колебания административно регулируемых цен, а также отражающих сильное влияние регулирования акцизов (водка, бензин и др.) и сезона (плоды и овощи). Он остается в целевом диапазоне ЦБ для инфляции на нынешний год (5–6% год), где, вероятно, и пребудет до его конца, если не случится повторения особо экстремальных погодных условий.

Попадет ли туда в итоге показатель общей инфляции? Это будет зависеть от июльского роста тарифов ЖКХ. Пока что МЭР пообещал повысить цены на электроэнергию для населения на 12–13% (год назад — на 6%), на отопление — на 10%, на газ — на 15% (в прошлом году цена на газ также повышалась на 15%, и такой рост, как ожидается, сохранится как минимум до 2016 года); пассажирские перевозки железнодорожным транспортом в регулируемом секторе подорожают в среднем за год на 20% (в прошлом году — на 10%). Такое повышение административно регулируемых тарифов оставит очень мало шансов на то, что общая инфляция по итогам года, как в два предыдущих, будет начинаться хотя бы с цифры 6. Скорее, она еще больше приблизится к 8%.

Правительство внесло в Госдуму поправки в бюджет текущего года. Можно было бы предположить, что они понадобились из-за понижения официального прогноза роста ВВП России на этот год — с 3,6 до 2,4%, угрозы недобора доходов в бюджет и уже полученного дефицита федерального бюджета в первом квартале в сумме 141 млрд рублей. Но в текущем году ни федеральному, ни субфедеральным бюджетам пока ничего не угрожает. Прогноз номинального, то есть учитывающего изменение цен, ВВП даже повышен — до 67,5 трлн против 66, 5 трлн рублей, исходя из которых рассчитывался бюджетный план, и, стало быть, доходы бюджета при прочих равных должны ожидаться не ниже запланированных. В первом квартале текущего года, хотя бюджет в целом с поправкой на сезонные колебания в доходах и расходах исполнялся практически бездефицитно, нефтяной дефицит был выше прошлогоднего (10,9% ВВП с сезонной поправкой против прошлогодних 10,6%). Не исключено, что и в дальнейшем из-за вероятного сокращения нефтяных доходов правительству придется приналечь на нефтегазовые. Так что общий дефицит останется на плановом уровне 0,8% ВВП или чуть ниже, а в Резервный фонд, как и в два предыдущих года, будут зачислены средства от прироста внутреннего госдолга.