Консервативные и альтернативные

Создание партии «Альтернатива для Германии» — очередной шаг на пути «нормализации» внутренней и внешней политики немецкого государства. Возвращение Германии в мировой политический процесс на правах полноправного игрока — лишь вопрос времени

Фото: Reuters
Партия «Альтернатива для Германии» требует вернуть национальным парламентам бюджетные компетенции, от которых они отказались в ходе спасения евро

«Профессорская болтовня!» — припечатав своего соперника таким убойным аргументом, престарелый либеральный политик Райнер Брюдерле оглядывается на гостей телевизионного ток-шоу в ожидании поддержки. Неискушенный в науках, но поднаторевший в политических боях ветеран не ошибается — симпатии на его стороне. Публика аплодирует.

Его оппонент, лидер новой партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) Бернд Луке, действительно профессор, а, согласно расхожему мнению, профессор в политике — гибрид заносчивости, всезнайства и беспомощности. Политические соперники играют на этих стереотипах, выдавливая опасных конкурентов из властных структур. Около десяти лет назад, впервые идя к власти, Ангела Меркель взяла было в свою команду эксперта-экономиста профессора Пауля Кирххофа, намереваясь в случае победы на выборах сделать его министром финансов. Но короткое пребывание консервативного теоретика в команде Меркель, или, как шутили в академических кругах, «хождение Паульхена во власть», ознаменовалось для бедняги такими доселе не известными ему ужасами политической травли, что, воскликнув уже в стенах родного университета: «В будущем политика для меня исключена! За этот самый бурный этап моей жизни я понял, как это хорошо — быть просто профессором», — он подтвердил распространенное клише: высоколобым в политике делать нечего.

Однако лидеры АдГ — интеллектуалы новой формации: политически активные эксперты, ученые-экономисты, долгое время пытавшиеся в рамках существующей партийной системы реализовать свои взгляды на «правильную» экономическую политику в еврозоне. Они популяризировали эти взгляды в научных и газетных публикациях, интернете, ток-шоу: более 300 ученых, возглавляемых Луке, объединились с этой целью в 2010 году в организацию «Экономический пленум». Они протестовали в Конституционном суде: шесть поданных ими исков оспаривают создание европейского стабфонда с точки зрения немецкого конституционного права. Они попытались в качестве экспертов влиться в гражданскую инициативу «Свободные избиратели», выступившую в 2012 году против «спасения евро за счет немцев». И наконец, в феврале 2013-го они создали свою партию.

«Альтернатива для Германии» — партия экспертов, решивших самостоятельно заявлять о своих взглядах в политическом процессе. Она привлекла тех, кто был вытеснен из своего привычного политического пространства в ходе общеевропейской битвы за «спасение евро». Меры по стабилизации еврозоны так быстро и так основательно изменили официальную германскую политику, что традиционалисты не узнают ни своих старых партий, ни себя самих в этих партиях. «Альтернатива для Германии» не представляет какие-то новые социальные слои, это партия консервативных и либеральных элит, в ходе «кризиса евро» окончательно потерявших свою политическую родину.

Новые правые

«Альтернатива для Германии» — типично немецкое явление, результат одного из табу, унаследованных страной из времен, когда невероятная экономическая мощь Западной Германии сочеталась с ее столь же невероятной политической немощью. Практически во всех странах ЕС силы умеренно правой ориентации, так называемые гражданские правые, не только жили, но и радовались разнообразным возможностям политического волеизъявления: национал-консервативные, праволиберальные партии или правопопулистские движения были привычной частью политических ландшафтов. В Западной же Германии легальный консерватизм заканчивался на правом фланге обеих христианских партий. Вне христианства консерватизма не было, правее ХДС и ХСС сразу начинались ультраправые — республиканцы, НДПГ, ННС и разные экстрим-экзоты с нацистской символикой, неприемлемые для солидного, консервативного бюргера.

Причина, по которой послевоенных немцев целенаправленно лишили радостей национал-популизма, была проста — таким путем предполагалось исключить возрождение германской великодержавности. Во всей Европе гражданские силы, по разным причинам скептически относившиеся к процессам европейской интеграции, были организованы и участвовали в демократическом процессе — в Германии же они были изгоями. Попытка поставить «национальное» перед «общеевропейским» каралась исключением из большой политики. ХДС систематически укрощала своих национал-консерваторов, а СвДП после гибели популярного Юргена Мелеманна подавила своих национал-либералов. Евроскепсис считался уделом праворадикальных политических маргиналов. В европейской политике официальная Германия думала «за себя и за того парня», измеряя свои интересы мерой интересов Евросоюза.

Однако по мере усиления кризиса еврозоны исключать из респектабельной политики евроскептиков становилось все сложнее: граждан, обеспокоенных судьбой своих сбережений, нельзя поголовно записать в националисты. «Альтернатива для Германии» стоит правее христианского консерватизма, но решительно отмежевывается от ультраправых. Она — ответ германской политической системы на требования времени, причем вполне осмотрительный, с оглядкой на соседей. Уж если немцы и создают наконец-то партию, скептически относящуюся к брюссельскому диктату, в частности к «спасению евро», то эта партия не возникнет снизу и не вынесет из народной гущи в большую политику какого-нибудь немыслимого фюрера, а цивилизованно организуется сверху, причем уровень ее лидеров автоматически обеспечит ей политическую салонность. Такая партия объединит уважаемых людей и удовлетворится ролью конструктивной оппозиции. И она ни в коем случае не будет антиевропейской.

«Я пламенный сторонник европейской идеи», — заявляет Луке. По его мнению, вред общеевропейскому процессу сегодня наносит именно евро, который вовсе не объединяет ЕС, а напротив, разделяет его и сеет внутри него вражду. «В оппозиции мы останемся до тех пор, пока не найдется еще одна партия, желающая изменить политику Германии в Евросоюзе», — говорит Луке. А таких партий пока нет: «Альтернатива для Германии» декларирует себя как единственную силу, противостоящую политкорректному «картелю старых партий» в вопросах спасения общеевропейской валюты.

Устранить дефицит

Немедленного и одностороннего отказа Германии от евро АдГ не планирует. Она предлагает выйти из еврозоны задолжавшим южноевропейским странам, причем не сразу, а мягко, путем параллельного сосуществования евро и национальной валюты и одновременного сокращения государственных долгов. Возвращение к немецкой марке допускается в том случае, если оставшиеся сильные члены валютного клуба, в частности Франция, не захотят вместе с Германией стабилизировать евро и по-прежнему будут настаивать на обобществлении долгов и перераспределительном союзе. АдГ требует вернуть национальным парламентам бюджетные компетенции, от которых они отказались в ходе спасения евро. Стоимость спасения задолжавших стран должны нести банки, хедж-фонды и прочие крупные инвесторы.

Впрочем, будущее евро не единственный пункт в программе АдГ, эксперты решили ударить и по другим табуированным темам. Так, они предлагают устранить существующий в Германии «дефицит демократии», введя всенародные референдумы по швейцарскому примеру. Миграционная политика, в которой гуманитарный аспект до сих пор перевешивает утилитарный, по мнению АдГ, должна быть перестроена по канадскому образцу: в первую очередь нужно принимать тех мигрантов, которые могут принести пользу стране. Кроме того, партия требует упрощения налоговой системы, снижения цен на электроэнергию, поддержки системы университетского образования. Ее девиз: «Экономия — демократия — правовое государство».

Своевременная партия

Популярность, завоеванная АдГ буквально за пару месяцев, свидетельствует не только о ее качественном политическом маркетинге. Такой успех заставляет задуматься и о том, что либерально-консервативная партия действительно желанна для тех, чьим противовесом она якобы является.

В самом деле, после основания партии немецкая пресса очень скоро запестрела сообщениями о ее быстром росте, о политических перебежчиках из консервативного и либерального лагеря. Особенно досталось либералам: среди перешедших не только рядовые члены СвДП, но и активные политики и даже один депутат, благодаря которому АдГ представлена теперь в ландтаге земли Гессен.

Старые партии демонстрируют в СМИ пренебрежительное отношение к АдГ: у нее-де нет серьезной программы, она паразитирует на теме антиевро и состоит из профессоров да пенсионеров. Однако через короткий срок в прессу просачивается не только информация о том, что партии натравили на соперницу свои политические фонды, но всплывают и сами «секретные документы», подготовленные фондами для своих партий, и не один-два случайных, а все сразу.

Из этих документов видно, что солидные партии относятся к новичку АдГ вдумчиво и разрабатывают тайные стратегии своих взаимоотношений с ней. Консерваторы, например, как следует из «секретной штудии» Фонда Аденауэра, должны демонстрировать показное равнодушие, однако принять АдГ всерьез и нейтрализовать ее в предвыборной борьбе, развязав активные дебаты между традиционными партиями. Либеральные стратеги трогательно уверены, что новая партия имеет четкий национал-консервативный профиль и с их партией не соприкасается. А социал-демократические эксперты рекомендуют своим политикам напоказ характеризовать АдГ исключительно как «проблему правительства Меркель», не имеющую никакого значения для СДПГ, но на деле отнестись к ней очень серьезно. Отгораживаясь от ультраправого лагеря, эта партия имеет все шансы использовать богатый политический потенциал популизма и притянуть к себе не только консерваторов и либералов, недовольных курсом нынешнего правительства в ЕС, но и социал-демократов. В связи с еврокризисом в социал-демократических первичках крепнет недовольство собственной партией, поддерживавшей непопулярные меры по спасению евро.

Левая партия поторопилась провести границу между евроскепсисом «альтернативщиков» и собственным критическим курсом. Для преодоления еврокризиса лидеры левых предлагают «социальную альтернативу» методам правительства Меркель, в то время как правоконсервативная АдГ ищет спасения в жестком неолиберализме.

Праворадикалы, напротив, относятся к новой партии с любовью — они называют ее отмычкой, которая откроет им путь в большую политику. Однако симпатия эта односторонняя: АдГ четко отмежевывается от ультраправого лагеря и не принимает к себе бывших членов праворадикальных партий.

Развитие событий позволяет сделать вывод, что партия, нашедшая, как предполагают, солидных частных спонсоров, в частности концерн Mӧvenpick, уже принята официальной политикой (причем значительно более благосклонно, чем, например, «пираты» или же в свое время ПДС) и имеет все шансы заполнить вакуум правее ХДС/ХСС, который сложился в партийной системе ФРГ в силу исторических особенностей. Создание консервативно-либеральной партии — шаг на пути нормализации этой системы, приближения ее к партийным системам других европейских государств. Где партии, предлагающие альтернативу общеевропейскому мейнстриму, давно уже не новость, а повседневность.   

Портрет «Альтернативы для Германии»

Бернд Луке, 50 лет. Учился в Боннском университете и калифорнийском Беркли, защитился в Свободном университете Берлина. В течение 33 лет был членом ХДС. В сентябре 2012 года организовал «Избирательную инициативу 2013», сотрудничал с гражданской инициативой «Свободные избиратели», стоящей на позициях активного евроскепсиса. С 14 апреля 2013 года — глава партии «Альтернатива для Германии».

«Я пламенный сторонник европейской идеи», — заявляет Бернд Луке 078_expert_21.jpg Фото: Reuters
«Я пламенный сторонник европейской идеи», — заявляет Бернд Луке
Фото: Reuters

Прочие лидеры АдГ: Конрад Адам, 71 год, авторитетный консервативный публицист; Фрауке Петри, 37 лет, ученый-химик, предпринимательница и лауреат нескольких правительственных наград; Александр Гауланд, 72 года, юрист, 50 лет состоял в ХДС, госсекретарь земли Гессен в отставке.

Партия располагает консультативным ученым советом из пяти профессоров-экономистов во главе с известным своими исками в Конституционный суд Иоахимом Штарбатти и опирается на мощную команду экспертов, большинство которых — преподаватели высшей школы. При создании партии в нее перешел ряд структур «Свободных избирателей». В середине мая 2013 года партия насчитывала 13 тыс. членов, большинство из них — бывшие члены ХДС, чуть меньше — бывшие либералы и социал-демократы и, наконец, «пираты» и «зеленые». В актуальных опросах общественного мнения партия в мае сравнялась с «пиратами», набрав 3% голосов. Она симпатична избирателям многих партий, от ХДС до «Левых». Будучи допущенной к выборам в бундестаг, АдГ даже в случае поражения существенно повлияет на традиционный политический расклад.