Не мытьем, так катаньем

Повестка дня
Москва, 27.05.2013
«Эксперт» №21 (852)

Фото: РИА Новости

Татарские и башкирские элиты не оставляют надежды добиться создания продуктопровода по переброске нефтехимического сырья из Западной Сибири на перерабатывающие предприятия Урало-Поволжья. В этот раз на третьем форуме «Большая химия» глава Башкирии Рустэм Хамитов предложил создать «этиленовое кольцо» — систему продуктопроводов, которая объединила бы в единый комплекс нефтехимические предприятия Татарстана, Самарской и Нижегородской областей. С учетом существующего «этиленового кольца», связывающего предприятия Башкирии, Татарстана и Оренбургской области, на выходе получился бы мощный комплекс нефтехимических предприятий Урало-Поволжья.

Логика в предложении есть. Нефтехимические предприятия этих регионов действительно работают по смежным технологическим цепочкам, то есть продукция одного является сырьем для другого. Но есть и другой момент, делающий эти инициативы несколько комичными. Дело в том, что продвигаемая башкирским главой идея, по сути, очередная попытка пролоббировать переброску западносибирского нефтехимического сырья на предприятия Поволжья. Так, по словам Хамитова, помимо этиленопровода Нижний Новгород—Казань—Новокуйбышевск нужно вновь запускать продуктопровод Ямал—Поволжье.

Продуктопровод Ямал—Поволжье был сооружен в 1984 году. Он перебрасывал широкую фракцию легких углеводородов (ШФЛУ, побочное сырье нефтедобычи, выделяется из попутного нефтяного газа) из Западной Сибири на нефтехимические предприятия Башкирии и далее в Татарию. В лучшие времена мощность прокачки по этой трубе достигала 5,5 млн тонн ШФЛУ в год. Однако его жизнь оказалась полной опасных трудностей и неудач: на линии произошло около 50 аварий разной степени тяжести, а в 1989 году, после крупной железнодорожной катастрофы с огромным количеством человеческих жертв (575 человек), продуктопровод был закрыт. Урало-поволжская нефтехимия питалась через другие источники. Так, нефтехимические заводы Татарстана и Башкирии работали на прямогонном бензине. Однако амбиции татарских и поволжских нефтехимиков, направленные на максимальное расширение производства, не отказываясь при этом от экспорта полуфабрикатов (вместо их глубокой переработки), привели к нехватке сырья. Выход татарские и башкирские нефтехимические элиты увидели в реанимации практики переброски западносибирской ШФЛУ на Урал и в Поволжье.

Возможно, они посчитали момент благоприятным: в последние годы российское правительство озаботилось вопросом переработки попутного нефтяного газа (вместо сжигания на факелах). Проблема лишь в том, что эту «поляну» уже застолбил «Сибур» — он развернул в Западной Сибири программу по созданию сети газоперерабатывающих заводов близ месторождений, разделяющих попутный нефтяной газ на ШФЛУ и сухой газ. А чуть южнее, в Тобольске, начал строительство нового крупного нефтехимического комплекса, использующего значительную часть этой ШФЛУ.

В общем, ШФЛУ как сырья в Западной Сибири осталось не так много. А то, что пока еще есть, вряд ли окупит колоссальные (называются суммы в 110 млрд рублей) з

У партнеров

    «Эксперт»
    №21 (852) 27 мая 2013
    Идеологическая борьба
    Содержание:
    Они не равны

    Развернувшаяся околоисторическая дискуссия выявила, насколько неустойчивы основания современной российской государственности

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама