Ирак: обезопасить нефть

Эльдар Касаев
7 июля 2014, 00:00

Продолжающиеся бои на иракской территории вызвали рост цен на нефть и панику у западных нефтяных компаний. Российские игроки пока спокойны

Эскалация гражданской войны в Ираке вызвала заметный подъем нефтяных цен на мировом рынке. Так, фьючерсы на сырье марки Brent подорожали на 4%, и в ходе июньских торгов цена барреля превышала 114 долларов. От стремительного вторжения многотысячной армии боевиков в одну из наиболее богатых нефтью стран можно было ожидать и большего эффекта, но пока он ограничен. Причина — оценки перспектив исламистов разнятся. Многие аналитики полагают, что вскоре Багдаду удастся восстановить контроль над нефтяными месторождениями и предприятиями по переработке нефти, усмирив враждебно настроенные антиправительственные группировки на севере страны.

Увеличить добычу

Сегодня иракская нефтяная промышленность в целом восстановилась после американской оккупации. Так, в феврале 2014 года добыча нефти на пике составила 3,6 млн баррелей в день, что на 100 тыс. баррелей больше, чем в рекордном 1979 году.

Ранее на площадке Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК) представители иракской делегации заявляли о планах доведения объема нефтедобычи до 4 млн баррелей в сутки в течение этого года. Кроме того, согласно положениям долгосрочной энергетической стратегии Ирака, к 2020-му и 2030 годам государство собирается ежесуточно производить 9 млн и 12 млн баррелей нефти соответственно.

Прогнозы Международного энергетического агентства (МЭА) хотя и уступают иракским ожиданиям, но в целом также весьма благоприятны. К 2035 году уровень добычи в стране составит около 8 млн баррелей в сутки. Несмотря на оккупацию экстремистами северо-западной части Ирака и захват нескольких месторождений, иракские официальные лица верят в сохранение позитивной динамики роста нефтедобычи. По заявлению Джаафара аль-Хамдани, президента Федерации торговых палат Ирака, к концу 2014 года государство планирует довести показатель добычи до 3,5 млн баррелей в сутки, что, конечно, скромнее ранее названных 4 млн баррелей, но все же выше нынешних 3,3 млн баррелей.

Судя по риторике иракца, режим премьер-министра страны Нури аль-Малики надеется сохранить за собой управление южной частью государства, где расположено около 80% всех его нефтяных богатств, а также находится порт Басра — ключевой пункт экспорта иракской нефти.

Впрочем, не дожидаясь начала боев на юге страны, некоторые западные концерны (например, ExxonMobil и BP) уже начали постепенную эвакуацию своих сотрудников, осуществляющих разработку крупных месторождений Западная Курна-1 и Румейла. Нефтяной гигант Royal Dutch Shell подготовил план эвакуации сотрудников, который, по заявлению официального представителя компании, при необходимости будет оперативно приведен в действие.

Россия не спешит

Российские игроки пока не выразили обеспокоенности происходящими в Ираке событиями и продолжают плановую разработку месторождений.

Начав в марте промышленную добычу на Западной Курне-2, «ЛУКойл Оверсиз» — дочернее предприятие «ЛУКойла», отвечающее за международные проекты, — уже вышел на уровень ежесуточной добычи более 120 тыс. баррелей. По заявлению президента «ЛУКойла» Вагита Алекперова, проект эффективен, что позволяет надеяться на дальнейший рост производства. К концу года лукойловцы рассчитывают довести объем добычи на месторождении до 400 тыс. баррелей в сутки.

В июне было подписано дополнительное соглашение к контракту, предусматривающее внесение в перечень работ строительство трубопровода Туба—Фао, а также изменение порядка возмещения затрат по проекту инвесторам (они смогут получать возмещение в ускоренном режиме в том же году, в котором были понесены соответствующие затраты).

Проект Туба—Фао предусматривает строительство двух ниток трубопровода протяженностью до 120 км каждая от действующего резервуарного парка Туба до находящегося на побережье Персидского залива резервуарного парка Фао, являющегося основным экспортным хабом Ирака. Новый трубопровод, по словам Алекперова, позволит осуществлять экспорт иракской нефти в объеме 3 млн баррелей в день, что сравнимо с нынешней суточной добычей Ирака.

Согласно договору, иракская сторона возмещает подрядчику понесенные расходы и выплачивает вознаграждение за добытую нефть. Также подлежат возмещению дополнительные затраты, напрямую не связанные с нефтегазовыми операциями (речь идет об услугах, о которых Ирак может попросить подрядчика, — разминирование, строительство трубопровода, улучшение инфраструктуры). Такие затраты в отличие от расходов на нефтегазовые операции выплачиваются с аплифтом — согласованной между государством и инвестором процентной ставке, на которую повышаются возмещаемые затраты, не погашенные в предшествующем году.

По условиям договора все полученное сырье принадлежит правительству Ирака, которое выплачивает российской компании сервисную премию в размере 1,15 доллара за баррель и возмещает себестоимость добытой нефти (3 доллара за баррель). Однако после достижения определенного уровня добычи подрядчик будет получать часть добытой нефти в качестве вознаграждения. По информации «ЛУКойла», первая такого рода «получка» в размере 70 млн баррелей причитается компании уже во второй половине текущего года.

Риски

У «ЛУКойл Оверсиз» есть еще один проект в Ираке — Блок-10, расположенный в 120 км к западу от Басры. С одной стороны, Блок-10 находится в непосредственной близости от Западной Курны-2, что позволяет рассчитывать на успешную геологоразведку. Однако с другой — новый участок не имеет доказанных залежей. Согласно положениям сервисного контракта, Ирак имеет право не признать месторождение коммерческим, если извлекаемые запасы не превысят 200 млн баррелей, и по истечении разведочного периода контракт прекращается. При этом Багдад компенсирует подрядчику лишь дополнительные затраты, а геологоразведка отдельно не оплачивается.

Даже в случае признания иракской стороной коммерческого открытия месторождения она может принять решение отложить начало добычи на семь лет, как закреплено в тендерном законодательстве. Если же подрядчик не хочет ждать возобновления работ, он может получить возмещение своих расходов без каких-либо добавочных выплат и выйти из проекта.

В перспективе нельзя исключать этого сценария для «ЛУКойл Оверсиз», ведь Ирак вполне может прикрыться обязательствами перед ОПЕК, а также нехваткой соответствующей инфраструктуры внутри страны и заморозить работу по проекту на несколько лет. Российской компании останется лишь ждать и смиряться с упущенной выгодой. Если же игрок сочтет нужным покинуть проект, его место вполне может занять новый подрядчик — и придет он на все готовое.

Примечательно, что американские и европейские тяжеловесы до сих пор остаются в тени российских и азиатских компаний, активно работающих в Ираке. Западные нефтяники не тратят время на решение сложных багдадских «формул», предпочитая тесно взаимодействовать с курдами на севере страны. Последние, воспользовавшись замешательством федеральных сил, взяли под контроль богатый нефтью Киркук, и теперь у них на руках важный козырь для наращивания прямого экспорта собственных энергоносителей в Турцию.

Планы

«Газпром нефть», начавшая в мае добычу на месторождении Бадра, ожидает, что к осени сможет выйти на проектный уровень добычи в 15 тыс. баррелей в сутки. Уже создана новая инфраструктура, позволяющая приступить к промышленной разработке: построена первая очередь центрального пункта сбора нефти мощность 60 тыс. баррелей в сутки и введен в действие 165-километровый нефтепровод, который соединил Бадру с магистральной трубопроводной системой Ирака. Пика добычи в объеме 170 тыс. баррелей в сутки (около 8,5 млн тонн в год) предполагается достичь в 2017 году и сохранять этот уровень на протяжении семи лет.

По условиям контракта «Газпром нефти» будут возмещены понесенные затраты и выплачено вознаграждение в размере 5,5 доллара за баррель добытого нефтяного эквивалента. Проект разработки Бадры рассчитан на 20 лет с возможной пролонгацией на пять лет.

Выступая в июне на Российско-иракском бизнес-форуме в Москве, Джаафар аль-Хамдани особо отметил вклад компаний из России в увеличение нефтедобычи в Ираке.

Это заявление позволяет рассчитывать на благоприятные перспективы не только названных игроков, но и других российских компаний, которые уже реализуют проекты в Ираке или могут начать деятельность на нефтяном поле этой страны в будущем.

В частности, «Башнефть» планирует в текущем году приступить к поисково-разведочным работам на Блоке-12. Участок расположен в провинциях Наджаф и Мутанна и является частью Западной пустыни — неразведанного региона с самым большим нефтяным потенциалом в Ираке. Инвестиции в программу геолого-разведочных работ на Блоке-12 составляют 120 млн долларов в течение пяти лет.

«Роснефть» и «Зарубежнефть» рассматривают возможность выйти на иракский рынок, приняв участие в нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих проектах. Конечно, нестабильная ситуация в стране способна внести серьезные коррективы в планы компаний, однако в целом можно прогнозировать, что богатые нефтью южные регионы останутся под контролем правительственных сил. В том числе и благодаря экстренным поставкам Багдаду российских истребителей.