Почему новое руководство ЕС спешит наказать Россию

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
8 сентября 2014, 00:00

Подписанное 5 сентября в Минске соглашение о прекращении огня на Украине не приведет к быстрому окончанию конфликта. Как не приведет к нему и избрание на ведущие посты в ЕС лиц, настроенных на конструктивный диалог с Москвой

Фото: ИТАР-ТАСС
При новом комиссаре по иностранным делам и политике безопасности ЕС Федерике Могерини отношения с Россией станут менее напряженными

Гражданская война на Украине вызвала самый серьезный кризис в российско-европейских отношениях за последние годы. Мало того что стороны обменялись жесткими санкциями, приведшими к колоссальным убыткам для экономики, так еще и нарушили нормы дипломатического этикета. Действующий председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу рассказал своим коллегам, как Путин заявил ему о возможности «за две недели взять Киев». Информация попала в прессу, после чего грянул дипломатический скандал, и в итоге Баррозу пришлось извиняться за недоразумение.
Между тем для всех очевидно, что такое состояние российско-европейских отношений не является ни нормальным, ни рациональным. У Москвы и Брюсселя слишком много общих интересов во всех сферах, начиная с экономики и заканчивая оборонными вопросами. В Кремле уверяют, что отношения войдут в нормальное русло сразу же после того, как Европа прекратит идти в фарватере американской политики. Однако политологи считают, что процесс нормализации отношений окажется куда более сложным.

Рациональный выбор

Вероятно, частью стратегии по решению этой проблемы стали состоявшиеся на прошлой неделе назначения на ключевые посты в ЕС. С 1 ноября комиссаром по иностранным делам и политике безопасности станет министр иностранных дел Италии Федерика Могерини, а должность председателя Европейского совета 1 декабря займет нынешний премьер-министр Польши Дональд Туск.
Из двух указанных кандидатур самые большие проблемы на пути утверждения встретила именно итальянка. Ей в упрек ставили молодость (Могерини всего 41 год), отсутствие дипломатического опыта (в должности министра иностранных дел она пребывала только полгода), но самым большим ее грехом называли «пророссийскую позицию». Дело в том, что итальянка, занимавшая в начале года пост в парламенте страны, приезжала в Киев с посреднической миссией в составе делегации Парламентской ассамблеи НАТО и позволила себе выступить со скептическими замечаниями в адрес Майдана и его последствий. Кроме того, Могерини выступала в поддержку строительства «Южного потока». Неудивительно, что Польша и страны Прибалтики откровенно называли Могерини прокремлевской кандидатурой и долгое время блокировали ее избрание. Лишь после настойчивых уговоров со стороны итальянского премьера Маттео Ренци и канцлера Германии Ангелы Меркель кандидатура Могерини была одобрена.
Сразу же после этого будущий комиссар попыталась продемонстрировать, что никакой «прокремлевской кандидатурой» она не является. Одним из первых заявлений Могерини после назначения стали слова о лишении России статуса стратегического партнера Евросоюза. «Этого партнерства больше нет», — отметила она. Однако в такой риторике нет ничего странного или удивительного. Во-первых, Могерини сказала чистую правду: открытый конфликт на Украине, принятие взаимных санкций и ряд других недружественных шагов перевели политические отношения между акторами в разряд враждебных. Во-вторых, Могерини попросту не может больше выражать свою личную или исключительно итальянскую позицию. «Как только она принята на должность высокого представителя, ее личная конструктивность и ассоциация с дружественной России Италией теряют свое решающее значение. Данная должность предполагает транслирование точек зрения крупных стран — членов ЕС, а тут на сегодняшний день расклад сил не в пользу отношений с Россией», — сказал «Эксперту» заместитель директора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Дмитрий Суслов. Впрочем, для Москвы важно, что на должности еврокомиссара оказался человек, который не испытывает по отношению к России каких-то негативных личных чувств.
В этом плане назначение на пост председателя Европейского совета поляка Дональда Туска может выглядеть как дипломатическое поражение Москвы. Известно, что польские элиты настроены крайне русофобски и Варшава является одним из основных адвокатов киевской власти в Брюсселе. «Назначение Туска — это знак для Украины, что Евросоюз с ней. Это также знак для России, что Евросоюз намерен защищать Украину», — считает посол США в Польше Стивен Малл.
«Туск конструктивен в той степени, в какой позволяет польский политический дискурс и польская политическая элита. Он готов к прагматическому взаимодействию с Россией, но при этом никаких конструктивных отношений и чувств к нам не питает. Не случайно он является сторонником размещения новых постоянных баз США на польской территории», — объясняет Дмитрий Суслов.
Однако ряд политологов утверждает, что приверженность Дональда Туска польскому идейному мейнстриму несколько преувеличена. «Туск, конечно, поляк, но если быть точнее, то он кашуб. Это польские поморы, которые до 1945 года 800 лет жили в немецких государствах. Туск до школы дома говорил в основном по-немецки. Поэтому он хоть и польский патриот и участник “Солидарности”, но по своей природе лишен повстанческого духа, — поясняет “Эксперту” полонист Дмитрий Офицеров-Бельский. — Кроме того, Туск хорошо знает, что если он станет неудобным партнером для России, то все вопросы будут решаться через его голову в отдельно взятых европейских столицах. Поэтому он кулуарно будет настаивать на жесткой позиции в отношении Москвы, будет разводить флегматичную истерику, но сам постарается договориться первым и предложить компромиссный выход из кризиса».
Ряд политологов утверждает, что в любом случае фактор назначения Туска Москве переоценивать не стоит, поскольку при его предшественнике Хермане ван Ромпее должность председателя Евросовета была скорее церемониальной (по словам российского политолога Сергея Караганова, ван Ромпей выделялся на фоне всех остальных евробюрократов, но не яркостью, а еще большей серостью). Однако при Туске ситуация может измениться. «ЕС преодолевает прежний пессимистический крен, который образовался на фоне греческих долгов и прочих проблем стран PIGS — Португалии, Италии, Греции и Испании. Можно ждать большей согласованности действий европейцев, и если это произойдет, то полномочия Туска могут стать более весомыми. От него ждут активного еврооптимизма, и он готов это дать. Ролью брюссельского статиста он точно не ограничится», — считает Офицеров-Бельский. Конечно, Туска будет контролировать Ангела Меркель (по чьей протекции он и был назначен), однако, по словам эксперта, Туск всегда был очень падок до реальной власти и на фоне потери популярности в стране не хотел переходить в ряды польской оппозиции.

Согласились, но не приняли

До восшествия Туска и Могерини на свои новые посты еще несколько месяцев, а проблемы нужно решать уже сейчас. ЕС оказался в крайне неприятной вилке. С одной стороны, Брюссель находится под колоссальнейшим давлением со стороны США, требующих введения санкций, c другой — давит здравый смысл и европейский электорат, все понимают, что новые санкции и ответная реакция на них со стороны Москвы повлекут за собой серьезные потери для европейского бюджета. И по всей видимости, Евросоюзу удалось удовлетворить и американцев, и русских.
Накануне нынешнего саммита НАТО значительная часть западных СМИ писала о том, что ЕС и США подготовили новый пакет жестких санкций в адрес России. «Президент Барак Обама и его европейские коллеги... согласились с тем, что необходимо, чтобы Россия столкнулась с более высокой ценой своих действий», — говорится в заявлении заместителя советника президента США по национальной безопасности Бена Родса. Так, по данным британской The Financial Times, ЕС планировал распространить санкции на российские нефтяные компании, которые находятся под государственным контролем, располагают активами свыше 1 трлн рублей и получают более половины своих доходов от «продажи или транспортировки сырой нефти или нефтепродуктов» (в их число, в частности, входят «Роснефть» и «Газпром нефть»). Им хотели запретить привлекать средства на европейских рынках капитала. Более того, ходили слухи, что Россию должны были лишить права проведения ряда спортивных мероприятий, в том числе чемпионата мира по футболу 2018 года.
Принятие подобных санкций вызвало бы серьезный внутренний кризис в ЕС, поскольку европейский бизнес и политики отдельных государств, в частности чешский премьер Богуслав Соботка, резко выступили против закручивания спирали санкций. Однако Евросоюзу, по всей видимости, удалось избежать кризиса: удовлетворив Соединенные Штаты и согласовав пакет санкций, Ангела Меркель и Франсуа Олланд заявили о том, что реализация этих санкций может быть отложена, если произойдет существенное улучшение ситуации на Украине. Они знали, что 5 сентября в Минске будет подписано соглашение о прекращении огня, поэтому ничем особо не рисковали.
Мирное соглашение дало шанс сохранить лицо и выйти из сложной ситуации не только европейцам в целом, но и отдельным европейским странам. В частности, той же Франции, президент которой заявил о фактической приостановке передачи России первого построенного для нее вертолетоносца «Мистраль». По словам Франсуа Олланда, «условия, при которых Франция разрешит передачу, отсутствуют». Эксперты уже предупредили, что если Париж исполнит свою угрозу, то французское правительство может столкнуться с серьезными проблемами. «Дело не в России и не в финансовых потерях от расторжения контракта. Причина в репутационных рисках на рынке вооружений. Сотрудники Министерства обороны Франции в приватных беседах признают, что если сейчас не поставить “Мистраль” России, то Франция потеряет контракт на поставку 126 истребителей в Индию», — поясняет директор франко-российского аналитического центра «Обсерво» при Франко-российской торгово-промышленной палате Арно Дюбьен.
Однако отказ Европы от принятия серьезного пакета санкций и подписание соглашения о прекращении огня на Украине не означают, что теперь отношения между Москвой и Брюсселем стабилизируются. «Мы не сможем быстро вернуться к партнерским отношениям и возобновить те же переговоры о стратегическом партнерстве и либерализации визового режима. Скорее всего, будет взята пауза в отношениях Россия—ЕС, и многое будет зависеть от того, какими будут шаги России на европейском направлении и сколько сил приложат ведущие страны ЕС, Германия и Франция, для недопущения дальнейшего скатывания в конфронтацию», — говорит Дмитрий Суслов. Скорее всего, пока что Париж и Берлин не будут такие шаги предпринимать. Наоборот, они станут усиливать военное присутствие НАТО в Восточной Европе, принимать новую концепцию Североатлантического альянса (где упор будет сделан на противостоянии России) и перевооружать украинскую армию.
В этом случае, по мнению Дмитрия Суслова, Москве стоит воздержаться от каких-то резких шагов в отношение Запада (например, провозглашение США и НАТО главными противниками в новом варианте военной доктрины), поскольку чем более открыто враждебную позицию мы займем, тем больше аргументов дадим США и Прибалтике и тем меньше у нас будет шансов на восстановление нормальных отношений с Европой. В частности, в вопросе нахождения modus vivendi на постсоветском пространстве. «На протяжении многих лет ЕС исходил из того, что распространение его интеграционной орбиты означает распространение зоны мира, процветания, безопасности. Ситуация с Украиной показывает, что попытки преждевременного втягивания в эту орбиту стран бывшего СССР приводят к прямо противоположному результату и что Россия серьезно настроена защищать свои интересы», — поясняет Дмитрий Суслов.
В этой ситуации хотелось бы, чтобы соглашение в Минске стало начальной точкой для нового диалога с ЕС, в частности для консультаций с Россией относительно последствий внедрения соглашений об ассоциации с Грузией и Молдавией.