SWIFT остается

Дмитрий Яковенко
8 сентября 2014, 00:00

России едва не ограничили доступ к международной межбанковской системе. Но даже если бы это произошло, о крахе финансовой системы речь бы все равно не шла

Предложение премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона блокировать доступ России к межбанковской системе SWIFT наделало немало шума. Финансовый омбудсмен Павел Медведев даже сравнил отключение от системы с концом света. Еврокомиссары инициативу Соединенного Королевства отвергли, посчитав ее слишком уж жесткой — как для России, так и для Евросоюза.

Банки на паях

Возникновение SWIFT (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications) было обусловлено тем, что почта и телекс, выступавшие в роли основных каналов связи между финансовыми учреждениями, не справлялись с резко увеличившимся объемом банковских операций. В 1973 году 239 банков из 15 стран учредили телекоммуникационную систему SWIFT. Сегодня в SWIFT состоит уже более 10 тыс. финансовых организаций из 210 стран.
По сути, эта система является протоколом передачи данных (например, платежных поручений) от одного банка к другому. Ежегодно через систему проходит порядка 2 млрд сообщений на сумму свыше 6 трлн долларов. «SWIFT позволяет унифицировать документооборот со всеми корреспондентами, — рассказали “Эксперту” в одном из федеральных фининститутов. — Можно, конечно, использовать альтернативные системы, такие как “банк—клиент”. Это, возможно, было бы даже дешевле, чем участие в SWIFT. Но в этом случае каждый банк вынужден был бы поставить у себя несколько десятков таких систем — по числу своих корреспондентов». В этом плане SWIFT очень похожа на международные платежные системы MasterCard и Visa: благодаря тому что в них состоят почти все кредитные учреждения в мире, держатели пластиковых карт могут снимать наличные и расплачиваться за покупки в любой точке мира независимо от того, где их карта была выпущена.
SWIFT — некоммерческая организация. «SWIFT зарегистрирована в соответствии с бельгийским законодательством как кооперативное общество с ограниченной ответственностью, принадлежащее его пайщикам (акционерам). Становясь пользователем системы, любой банк и некоторые другие финансовые организации могут вступить в нее в качестве пайщика, оплачивая при этом один пай, — рассказывает Роман Чернов, исполнительный директор Российской национальной ассоциации SWIFT (РОССВИФТ). — Не реже одного раза в три года паи перераспределяются пропорционально платежам пользователей за услуги, предоставляемые SWIFT. В настоящее время цена пая составляет 3430 евро».
При этом доступ к услугам предоставляется всем пользователям SWIFT, независимо от того, являются они пайщиками или нет. В России сегодня насчитывается 583 пользователя SWIFT, около сотни которых — пайщики. По количеству членов SWIFT Россия занимает в мире второе место, уступая США. При этом по объему трафика отечественные фининституты лишь на 15-м месте — около 1,5% общего трафика SWIFT. По данным Романа Чернова, в 2013 году суммарный трафик SWIFT составил более 5 млрд сообщений. Больше половины этого трафика — сообщения, передаваемые между российскими пользователями. За 2013 год на общении российских банков друг с другом и с окружающим миром система SWIFT заработала как минимум 573 млн евро.


Все под контролем

Паника по поводу гипотетического отключения SWIFT представляется надуманной. Внутренние расчеты между российскими банками не пострадали бы в любом случае: они могут проводиться через корсчета ЦБ. С трансграничными операциями было бы сложнее. Но и здесь есть решения. «Варианты действий российских банков в случае отключения — это в первую очередь поиск банков-корреспондентов для посредничества в платежах, а также возврат к давно забытым каналам связи, таким как, например, факс и прямые контакты банков друг с другом», — считает президент Lionstone Investment Services Александр Беляков. «Мы все понимаем, что должны будем сделать в случае отключения SWIFT, — уверяют в одном из крупных российских банков. — Перейти на работу по системе “банк—клиент” с таким-то зарубежным банком, снова начать использовать телекс при работе с другим. Подобные резервные каналы связи у всех есть — у банков всегда имеется план действий в форс-мажорных ситуациях». Столкнуться с неудобствами пришлось бы не только банкам, но и участникам рынка ценных бумаг. «Для торговли ценными бумагами, где количество операций очень велико, необходимость использовать альтернативные средства связи серьезно замедлила бы расчеты, платежи и переводы бумаг между счетами, — уверен Алексей Белкин, начальник инвестиционного департамента УК “Капиталъ”. — Расчеты по сделкам в этом случае могут проходить по семь рабочих дней».
С другой стороны, блокировка SWIFT принесла бы проблемы и иностранным банкам: европейским компаниям придется как-то оплачивать импорт из России, а кредиторам — получать процентные платежи по еврооблигациям. Свои издержки были бы и у США. После терактов 11 сентября американские спецслужбы получили доступ к системе SWIFT. Сейчас регулярный пользователь системы — налоговая система США, которая отслеживает операции своих налогоплательщиков. Отключение России от SWIFT вполне могло бы дать импульс развитию альтернативных систем и привести к появлению между Россией и другими странами финансовых потоков, неподконтрольных США.
Единственный прецедент отключения от системы SWIFT целой страны — Ирана — возник в 2012 году. В Иране отключение SWIFT было сопряжено с эмбарго на торговлю со страной, а также с запретом на большую часть финансовых операций. Месяцем ранее США заморозили средства центрального банка Ирана и других финансовых учреждений страны.
«На мой взгляд, в нынешней геополитической обстановке имеет смысл думать не столько о потенциальном ограничении работы российских банков с системой SWIFT, сколько о возможности отказа иностранных банков в сопровождении корреспондентских счетов НОСТРО, открытых в пользу российских банков», — говорит Ольга Курасова, директор по сопровождению банковских операций банка «Траст».