Вечный вопрос

Александр Механик
обозреватель журнала «Эксперт»
22 сентября 2014, 00:00

 235.jpg

 Потресов Александр. Интернационализм и космополитизм: Две линии демократической политики. — М.: Либроком, 2011. — 88 с.

 Название книги может навеять подозрения, что она из разряда агитационных советских брошюр конца сороковых годов. Но это не так. Эта работа издана в июле 1916 года, в самый разгар Первой мировой войны, и принадлежит перу одного из основателей российской социал-демократии — в молодости друга Ленина, потом его оппонента, затем противника и, наконец, злейшего врага. Врагами они стали уже после октября 1917-го, а противниками — именно во время войны, когда Ленин занял позицию «за поражение своего правительства» и «за перерастание войны империалистической в войну гражданскую», а Потресов — позицию оборончества.

Впрочем, тема этой брошюры оказалась, как доказывает уже наше время, в определенном смысле вечной: где проходит граница между интернационализмом, то есть братством народов, и космополитизмом, то есть отрицанием национального? И можно ли быть интернационалистом, не будучи космополитом? Эта проблема приобретает особое значение во время военных конфликтов, особенно для левых партий, для которых интернационализм является краеугольным камнем идеологии.

В преддверии Первой мировой войны во II Интернационале, объединявшем все социал-демократические партии мира, клятвенно обещали, что если капиталисты начнут войну, то рабочие во всех противоборствующих странах поднимутся на всеобщую забастовку, которая остановит войну и покончит с капитализмом. Но свое обещание не сдержали. Практически все партии этого Интернационала выступили в поддержку своих правительств. И лишь большевики оставались верны своему слову. А международное рабочее движение распалось на национальные анклавы. Брошюра Потресова — это попытка объяснить, почему же не получилось реализовать великие замыслы социалистов и каковы пути развития мирового социализма после войны. Но оказалось, что развитие пошло таким путем, которого не предвидел никто. Но проблема осталась.