Уроки Марин

14 декабря 2015, 00:00

Победа «Национального фронта» в первом туре региональных выборов во Франции — событие историческое

Как и многие другие события последнего года, оно, несмотря на свою промежуточность, является элементом построения нового мира, предсказать черты которого сегодня не может никто. Но мы можем сказать, какой мир мы меняем, следствием чего являются наши поступки. Все мы наследники и жертвы глобализации, устранившей ценность и даже легитимность национальной идентичности; деиндустриализации, лишившей нас производительного труда, и финансовой либерализации, породившей колоссальное финансовое неравенство.

Было бы большим упрощением считать, что партия Марин Ле Пен набрала популярность на фоне роста националистических настроений во Франции в связи с событиями последних месяцев. Наоборот, снижение националистического пафоса и активный поворот к интересам нижнего слоя среднего класса — рабочих и молодежи восточной Франции — позволили «Национальному фронту» добиться почти 30% голосов, решительно обойдя и левых, и правых. Французские рабочие голосовали за сохранение своих рабочих мест, французская молодежь — за появление новых рабочих мест. И те и другие — за возращение социальных благ, свернутых на фоне финансового кризиса, тянущегося уже десятилетие. И те и другие — за понимание того, что такое сегодня быть французом, насколько можно быть французом в Евросоюзе, танцуя по дудку Брюсселя и Вашингтона. Работа на производстве, достойная жизнь и самостоятельность в определении и реализации своих национальных интересов на уровне страны — таким сегодня выглядит первичный набор европейского националиста. Ноль фашизма. Много антиглобализма. Чуть-чуть социализма. Этому еще нельзя дать определения — что это за партия такая. Новая идеология рождается в практической политической деятельности. И оказывается, что проблема мигрантов — последняя в списке и совершенно неэффективная как инструмент привлечения избирателей.

Российской политической сфере стоит присмотреться к тому, что делает Марин Ле Пен, как она работает с народом. Четыре наши ведущие политические партии имеют серьезный стаж — не менее десятка лет. Но какая из них может похвастаться выверенным списком актуальных для нации проблем? Суверенитет — да, но это поле президентской политики. А кто борется с растущей открытой и скрытой безработицей? Дефицитом инвестиций в производство? Тяжелым налоговым бременем для малых и средних предприятий? Деградацией национального образования, вплоть до полного незнания математики и родного языка? Какая из партий представила в последний год свою профессиональную программу в любой из этих сфер? Еженедельно мониторя новостное поле, мы не можем назвать такой партии.

Российская партийная система в своих интересах застыла где-то в начале 2000-х. Актуальное для того времени противостояние необузданному экономическому либерализму, отрицанию национальных интересов, утверждение недопустимости дальнейшего распада страны так и остались основным идейным набором нашей публичной политики. А ведь прошло пятнадцать лет. Жизнь то и дело подбрасывает новые проблемы.

«Русский репортер» сделал отличный репортаж про дальнобойщиков. Корреспонденты РР пять дней ехали с дагестанскими дальнобойщиками от Махачкалы в сторону Москвы. Сердце щемит, когда читаешь этот репортаж. Как далеко это от того, что несется с московских публичных площадок! «Нам негде работать. Заводы стоят. Перевозка грузов — единственная возможность прокормить семью. Нам ничего не надо от власти, но нельзя забирать последнее», — говорят дальнобойщики. — «Вы там скажите, мы за Путина! Мы понимаем: ему не до дальнобойщиков — турки сбили самолет, американцы наступают. Но есть же правительство, экономический блок». В правительстве отвечают: «Они работают “в серую”». Да, часто. Как и тот малый бизнес, который не может позволить себе платить страховой налог. Но не является ли эта «серость» следствием политики, в результате которой заводы стоят? И может ли элита позволить себе ущемлять условных дальнобойщиков, не взяв на себя не просто большую, огромную часть вины, за то, что так случилось? И если думать дальше, то не окажется ли, что признание вины породит глубокий союз народа и элиты, союз, из которого и рождается нация? Для этого ведь и существуют партии, выборы, борьба за власть и ответственность — те институты и процессы, в рамках которых создается актуальное национальное самосознание.

Легкомысленная Франция в образе харизматичной блондинки преподала нам урок формирования европейской нации XXI века. Поблагодарим ее за это.