Инвестиционно привлекательный рубль

18 апреля 2016, 00:00

Курс рубля вот уже год демонстрирует рекорды волатильности. В настоящий момент он растет, отыграв у доллара двадцать с лишним процентов всего за два месяца. Хорошо это или плохо?

ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

Чисто психологически приятно, когда курс национальной валюты растет. Но зато накапливается неприятное чувство, что эта радость незаслуженная, и еще менее приятная тревога, что этот рывок рубля вверх вот-вот обернется страшным и неконтролируемым падением. И в этой ситуации бессмысленно перебирать все плюсы и минусы слабого или крепкого рубля, для принятия решения надо бы встать на какие-то фундаментальные теоретические основания.

В экономической теории существует показатель — предельная производительность капитала (ППК). Он самый главный, так как указывает на то, насколько перспективно ваше будущее. Конкретно он показывает, сколько рублей вы можете заработать, вложив один рубль сегодня. Чем производительнее ваше оборудование, чем выше производительность труда, чем более востребованный товар вы производите, тем выше ваша предельная производительность. Равно как все это уместно для компании, так же это уместно и для национального хозяйства. Именно эта предельная производительность и является тем параметром, ниже которого должны быть процентные ставки по кредитам, о которых сейчас так много все говорят.

Так вот, долгосрочный анализ взаимосвязи ППК с курсом национальных валют показывает, что сначала страны имеют слабую валюту и низкую производительность капитала, потом, сохраняя слабую валюту, они начинаю наращивать ППК, и только когда она заметно вырастет, начинает долгосрочное укрепление валюты. Эта связь демонстрирует, что цена национальной валюты есть следствие и демонстрация силы экономики страны. Причем не с точки зрения резервов, показателей текущего баланса и прочих чисто торгово-финансовых штучек, а с точки зрения того, что имеется в стране — оборудование, обработанная земля, заводы, дороги и прочее. ППК — это фундамент экономики, это то, что позволяет ей долго и надежно иметь большие резервы, положительное сальдо и растущее благосостояние граждан. Растущая ППК — это то, что предваряет десятилетия расцвета. Без нее — никак.

Рост ППК невозможен без инвестиционного процесса. Однако в России он последние три года очевидно угасает. На графике на этой странице представлена динамика доли национального накопления с период с 2011 по 2015 год. Как мы видим, эта доля, если мерять ее в ценах 2011 года, снижается. Это указывает, что мы в последние годы инвестируем все меньше и меньше из своего национального дохода. Такие процессы никак не могут являться фундаментальным основанием для роста цены национальной валюты.

 11_2.jpg

Кажется, что сейчас, когда международные спекулянты дают нам хорошую подачу — играют на укрепление рубля , надо этим воспользоваться и начать скупку валюты, наполняя свои резервы и одновременно насыщая экономику ликвидностью. Это кажется хорошим со всех сторон — стабилизирует ожидания по валюте, увеличит предложение рублей в экономике, существенно снизит вероятность значимого ослабления рубля и тем самым сделает деятельность промышленников более прогнозируемой. Это в конечном итоге приведет к снижению процентных ставок и повышению доступности капитала для инвестиций. Почему же ЦБ это не делает? Думается, что основная причина — в опасении роста инфляции. Ровно как когда-то Алексей Кудрин допускал долгосрочное укрепление рубля, оправдывая это желанием снизить инфляцию и не допустить избыточного роста денежной массы, точно так же, только на очень коротком и совершенно неконтролируемом участке, делает это сегодня Центробанк. При этом, заметим, никто даже не пытается оценить инфляционную волну, которая возникнет в результате весьма вероятной скорой девальвации.

Допускать высокую волатильность рубля — категорически неправильно. Это только оттягивает процесс перехода к активному инвестированию в новый капитал. Поэтому ЦБ должен помочь нашей экономике восстановить свою власть над рублем, а вместе с ним и над инвестиционным процессом.