«Туризм имеет национальное значение»

Петр Скоробогатый
заместитель главного редактора, редактор отдела политика журнала «Эксперт»
26 апреля 2016, 15:00

Как государство видит развитие туризма в России. Главные документы российского туризма - федеральная целевая программа (ФЦП) 2011-2018, которую предлагают продлить, и Стратегия развития туризма от 2012 года, суть идеология. Объём ФЦП на старте в 2011 году объявили на первый взгляд щедрый: 332 млрд рублей – 96 из федерального бюджета, 25 – из региональных, 211 - из внебюджетных источников. Три рубля частных средств на один бюджетный рубль – этот принцип свято блюдётся. Большие ли это деньги для страны? Скажем, 600 млрдов рублей мы потратим на подготовку к чемпионату мира по футболу 2018. Строительство спортивных сооружений в Сочи обошлось в 214 млрдов. 12-13 млрд потратили на подготовку к юбилеям Астрахани и Ярославля. А вот готовая гостиница в Сочи на 2500 кв.метров потянет на 500-800 миллионов рублей. И эти расчёты без учёта инфляции последних двух лет

Олег Сафонов, руководитель Федерального агентства по туризму

Впрочем, в 2015 году на фоне нарастающего кризиса затраты на туризм были снижены примерно в 5 раз. В правительстве заговорили о том, что ФЦП неэффективна. Олег Сафонов,  руководитель Федерального агентства по туризму в ответ заметил, то в России в настоящее время существует не так уж много отраслей, в которых отмечен рост на 30%, как в туристической. Специально для «Эксперта» он поделился своим видением концепции развития внутреннего туризма. 

- Если с 2011 года Федеральная целевая программа по развитию туризма концептуально не изменилась, значит, она Вас в полной мере устраивает. Расскажите, как вы видите развитие туризма в России?

- Развитие туризма предполагает, во-первых, расширение и модернизацию инфраструктуры туризма, во-вторых, повышение качества существующих и создание новых турпродуктов и, в-третьих, продвижение отдельных регионов и страны в целом на туристическом рынке.

ФЦП по развитию внутреннего и въездного туризма рассчитана на период с 2011 года по 2018 год. Я пришел на работу в Ростуризм в 2014 году, и считаю, что концептуально в программе ничего менять не надо, она абсолютно правильная. ФЦП построена на принципах государственно-частного партнерства, что отвечает общемировым тенденциям и требованиям времени. В программе на 1 рубль бюджетных инвестиций предполагается 3–4 рубля, привлеченных из внебюджетных источников. Есть определенные ограничения, обусловленные тем, что бюджетные ассигнования были сокращены в 5 раз относительно первоначальных цифр. Но мы будем решать задачи исходя из объективных условий.

В прошлом году в Крыму под председательством президента Владимира Путина прошло заседание Президиума Государственного совета, впервые за все время существования современной России посвященное вопросам развития туризма. Я обратился к главе государства с просьбой продлить действие Федеральной целевой программы после 2018 года. По результатам обсуждения было дано поручение определить источники финансирования программы на будущие периоды.

Наша программа уникальна: аналогов, базирующихся на таких принципах софинансирования, в Российской Федерации нет. ФЦП включает мероприятия 26 субъектов федерации. Еще 15 регионов предложили свои проекты и получили одобрение Координационного совета. Однако пока вопрос их финансирования не решен.

- Почему Вам показался правильным кластерный подход?

- Во всем мире кластерный подход признан единственно эффективным с точки зрения реализации туристического потенциала, потому что подразумевает комплексный подход к территориальному развитию. Туризм связан с 53 отраслями народного хозяйства. Взаимное влияние надо учитывать, чтобы обеспечить синергетический эффект и наилучший результат как для туристов, так и для местных жителей.

- Кластер - это концентрация усилий в одной конкретной точке региона. В чём заключается комплексность?

- Кластер может быть в конкретной точке региона, а может охватывать несколько районов. Главное, что все объекты, которые находятся на этой территории, логистически и экономически связаны и объединены в интересах решения общей задачи. В нашем случае – предоставления конкурентоспособного туристического продукта.

- Повышенное внимание к кластеру, то есть сосредоточенное в одной точке, не позволяет охватить туристический потенциал всей территории региона. Деньги идут лишь в одном конкретном направлении. Не считаете это проблемой?

- Развитие посредством стимулирования точек роста – это очень эффективный подход, а такие точки, как правило, локализованы одной территорией. К примеру, Алтайский край, один из самых ярких примеров успешного и эффективного развития туризма в Российской Федерации. Притом что регион расположен довольно далеко от Москвы, турпоток туда в последние годы вырос в разы. Этого удалось добиться за счет определенных точек роста, в частности, курорта «Белокуриха». В настоящее время мы реализуем проект «Белокуриха-2» и ожидаем от него такого же эффекта.

- Говорят, как деньги пошли в туризм, так и регионы ринулись со своими кластерами подавать заявки, часто – не всегда продуманные.

- Мы анализируем и тщательно отбираем заявки. В этой работе задействовано порядка 100 экспертов из разных органов федеральной исполнительной власти, регионов, независимые эксперты. Решение принимается посредством голосования. Ведется видеосъемка, аудиозапись, т.е. процесс прозрачен. Бюджетные средства на реализацию могут получить только по-настоящему эффективные проекты. «Непродуманные» заявки отстраняются на этапе отбора.

Бизнес – двигатель туризма

- Есть ли проблема с тем, что основные маршруты для массового туризма – не только побережье, но и привычные мегамаршруты в центре страны – перегружены туристами? И срочно нужно создавать новые.

- Мы стимулируем регионы к созданию новых маршрутов. Например, нами было инициировано создание проекта «Восточное кольцо России» по регионам Забайкалья и Дальнего Востока. Еще один масштабный туристический проект -  «Серебряное ожерелье России», который соединит все субъекты Северо-Западного округа. На выставке «Интурмаркет» в этом году пять регионов подписали соглашение о построении маршрута по Дону. Есть проект «Большая Волга», куда входят 17 регионов. Есть «Красный маршрут», пользующийся большим спросом не только у россиян, но и у китайских туристов. Он включает в себя Москву и Санкт-Петербург, Казань, Уфу и Ульяновск.

- Кто должен открывать новые туристические направления и места? Ростуризм? Бизнес? Регион?

- Для того чтобы развивался туризм, руководству региона, районов, населенных пунктов нужно внимательно изучать и анализировать туристические возможности своих территорий. То, что кажется привычным, может оказаться очень интересным для туристов. Национальные особенности, обычаи, события, даже мифы и легенды – все это может стать основой для турпродукта. Иногда аттракторы для туристов просто придумывают из ничего и успешно продвигают. Нам в России придумывать ничего не надо: в каждом регионе найдется нечто уникальное, чего нет нигде в мире.

- Просто создать турпродукт мало, нужно ещё довести его до потребителя.

- Мы сейчас живем в постиндустриальном обществе, где основное – это цифровые технологии, интернет, социальные сети. Это глобальное явление, позволяющее обмениваться впечатлениями в режиме реального времени с неограниченным числом пользователей. Поскольку туризм – это прежде всего впечатления, социальные сети как нельзя лучше подходят для продвижения туристических продуктов. Это очень эффективный канал, который мы будем активно использовать.

- Ростуризм взаимодействует с бизнесом? Или оставляет этот контакт на уровень регионов?

- Ростуризм открыт для любых предложений и готов взаимодействовать в рамках своих полномочий. Если имеется потенциал – поддерживаем его реализацию. Причем не обязательно финансово. Часто нужна поддержка административная, организационная и информационная. Конечный продукт для потребителя создает бизнес. Наша задача состоит в обеспечении благоприятных условий, в донесении продуктивной идеи до руководства региона, города, района, даже отдельного населенного пункта. А механизмы ее реализации – это уже компетенция бизнеса.

- Вот этому бизнесу, который начинает создавать инфраструктуру в расчёте на гипотетический поток, – может, ему нужны льготы? Особые условия?

- Активность бизнеса в сфере туризма, конечно же, надо поддерживать. Я с этим полностью согласен. У нас разработан целый комплекс предложений по стимулированию бизнеса в сфере туризма, в том числе по мерам налогового характера. Мы видим важной задачей повышение инвестиционной привлекательности отечественной туриндустрии и ее конкурентоспособности.

- Какой Вы видите роль отечественных туроператоров в создании внутреннего турпродукта?

- До недавнего времени крупные туроператоры не интересовались внутренними направлениями. Однако рост спроса на туры по России изменил их отношение. В 2014 году Федеральное агентство по туризму поставило задачу: создать на популярных туристических направлениях пакетные туры, включающие перевозку, размещение, питание, экскурсионную программу. Такие предложения впервые появились в 2015 году: в Сочи, в Крым, в Кавказские Минеральные Воды и в Анапу. И создали эти туры те же операторы, которые ранее занимались только выездным туризмом. Появился абсолютно конкурентоспособный отечественный туристский продукт мирового уровня. Все пакетные туры были проданы. В этом году мы ожидаем расширения линейки предложения этих туров.

- Всё же есть надежда, что туроператоры будут создавать турпродукт на немассовых направлениях или пока это удел регионов?

- Созданием продукта в любом случае занимается бизнес. Субъекты федерации и государство в целом должны способствовать, помогать, создавать условия для того, чтобы бизнес мог решать эту задачу.

- Не кажется ли Вам правильным, всё же, стимулировать материально не бизнес или туроператоров, а самих туристов? Через льготы для социального туризма, школьного туризма и так далее.

- Такая работа ведется. В частности, для дальневосточных регионов существуют дотации на авиационную перевозку в Крым, школьникам старше 10 лет предоставляется скидка в размере 50 % от стоимости билета на проезд в пассажирских поездах дальнего следования и т.д. Эти решения имеют не только экономическое, но и социальное значение. Туризм позволяет не просто удовлетворять потребности граждан в отдыхе, но и способствовать патриотическому воспитанию, которое президент Владимир Путин назвал важнейшей государственной задачей. При этом осознанный патриотизм требует знания своей страны, знакомства с ее географией, историей и культурным многообразием. В таком ракурсе внутренний туризм приобретает национальное значение.

Туризм не для всех

- В Республике Алтай меня поразило, какое количество малого и среднего бизнеса занято в сфере туризма. И никаких кластеров не нужно.

- Это замечательный пример. Во-первых, население республики порядка 70 тысяч человек, а приезжает туда около 2 миллионов. Туризм для республики действительно основная индустрия. Тем более важна для нее высококачественная туристская инфраструктура. При этом мы понимаем, что этими объектами пользуются не только туристы, но и местные жители. В этом тоже проявляется социальное значение туризма: он повышает качество жизни населения.

В Нижнем Тагиле в прошлом году была открыта набережная, построенная в рамках ФЦП. Деньги были потрачены небольшие, но она здорово изменила облик города. Та же ситуация в Пскове: по ФЦП вокруг Кремля были сделаны набережные, территория благоустроена, что высоко оценили и туристы, и местные жители.  

Когда создаются места для отдыха и развлечений, это стимулирует приток путешественников. Возникает спрос – появляется бизнес, формируется стимул для развития целого региона. Доходы населения растут, растут и поступления в бюджет. Причем эффект довольно быстрый.

Туризм - очень перспективное направление экономического развития нашей страны. Его доля в валовом внутреннем продукте России составляет пока 1,5 процента, а в среднем по миру этот показатель составляет 10 процентов. Потенциальный рост у нас может быть минимум семикратным. В Алтайском крае, например, туризм формирует уже порядка 6 процентов ВВП. Я считаю, что туризм исключительно важен для Дальнего Востока, удаленных районов, территорий с большими сельскохозяйственными площадями, для арктических и северных территорий, для центральной части России, где большая плотность населения. Если мы говорим про Дальневосточные или арктические регионы, создавать там промышленность далеко не всегда целесообразно. А туризм может развиваться всюду. И порой то, что кажется минусами для развития экономики – удаленность от промышленных центров, отсутствие современной инфраструктуры – на самом деле является исключительным плюсом для развития некоторых видов туризма, в частности, экологического и этнографического.

- Но это направления для элитного туризма.

- Не обязательно. Охоту и рыбалку, к примеру, нельзя отнести к «элитарным» видам отдыха. Они популярны во всех слоях общества. Экотуризм тоже не требует больших затрат: походы с рюкзаком на плечах доступны всем. Даже познавательные туры в Арктику – это направление сейчас в центре внимания – разрабатываются с расчетом на широкую аудиторию потребителей, с учетом ценовой доступности.

- Туризм в Арктике многими воспринимается как слишком дорогое удовольствие.

- В прошлом году было организовано три круиза на Землю Франца-Иосифа. Архипелаг посетили 1500 человек. Потенциальный турпоток - порядка 80 тысяч. Это дорогой круиз, но он привлек туристов из 46 стран. Морские путешествия - перспективное в коммерческом отношении направление. Речь не идет о миллионах туристов, но платежеспособный спрос на туры по морям вполне достаточен.

- Что сделало государство, чтобы этот маршрут состоялся?

Федеральное агентство по туризму вместе с Федеральной пограничной службой создало условия для того, чтобы этот маршрут был открыт. Были расширены границы порта Архангельск, через включение в них Землю Франца-Иосифа, и через модернизацию пункта пропуска в Архангельске создали возможность, чтобы со Шпицбергена круизные суда сразу могли идти на этот архипелаг.

- Есть ли смысл ради 80 тысяч человек тратить силы Ростуризма вместо того, чтобы заняться какими-то более массовыми и необустроенными направлениями?

- Нам хватает сил на все направления. Мы видим очень много перспективных видов туризма, которые у нас до недавнего времени не были развиты. К примеру, наша страна – один из крупнейших производителей вооружения и военной техники, а промышленного и военно-технического туризма у нас не было до самого последнего времени. Только в апреле мы открыли первый военно-промышленный маршрут на «Уралвагонзавод» с посещением музея и танкового полигона. Это хороший почин, и его надо развивать.

- Создалось впечатление, что после череды коррупционных скандалов в Корпорации по развитию курортов Северного Кавказа туризму в регионе стали уделять меньше внимания. Так ли это?

На мой взгляд, развитию туризма на Северном Кавказе уделяется не меньше внимания, чем раньше. Наверное, было бы правильнее, если бы на этот вопрос ответили наши коллеги из Министерства по развитию Северного Кавказа, с которыми мы очень активно взаимодействуем. Этот регион очень важен для нас как центр горнолыжного туризма, который пользуется большой популярностью. «Высокий» туристский зимний сезон 2015-2016 года показал увеличение турпотоков в среднем на 10 процентов. Причем по отдельным регионам, цифры значительно выше. Кстати, северо-кавказские регионы показывают хорошую динамику по численности не только российских туристов, но и иностранных. Северный Кавказ  популярен и в летний период.

- Есть там какая-то возможность развивать пляжный отдых?

- Совершенно очевидно, что пляжный отдых в России пользуется большой популярностью. При этом, к сожалению, за исключением основных и самых известных направлений, а именно – Крыма и Черноморского побережья Кавказа, пляжные курорты у нас развиты недостаточно. Мне представляется очень перспективным побережье Азовского моря, Калининградская, Ленинградская области и Дальний Восток. Следует обратить внимание и на Республику Дагестан, где есть хорошо прогреваемое море и песчаные пляжи, но пока нет необходимой инфраструктуры.

Издалека долго…

- Для развития отечественного туризма актуальна проблема больших расстояний. Возможно, есть смысл подумать о развитии железнодорожных маршрутов, речных круизов.

- Большие расстояния нужно рассматривать не как проблему, а как дополнительные возможности. Развитие туристических железнодорожных перевозок - очень перспективное направление. Недавно мы создали рабочую группу, в которую вошли представители "Российских железных дорог" и туристического бизнеса. Целью этой группы является создание условий для развития туристической перевозки на базе железнодорожного транспорта.

- Есть уже какие-то примерно понятные маршруты?

- Конечно, есть. Например, «Шелковый путь», который идет практически от границы с Китаем через Сибирь, Урал и в Поволжье. Широко известный и популярный маршрут «Транссиб». Очень много маршрутов по Волге, включающих, в том числе Казань и Нижний Новгород. В интересах развития межрегиональных маршрутов мы ведем работу по развитию системы чартерных поездов и вагонов. Туроператоры объявили о своей заинтересованности в финансировании закупки высококачественного подвижного состава, на котором они потом смогут перевозить туристов.

- Как обстоят дела с речным транспортом?

- С речным транспортом сложнее. К сожалению, происходит сокращение круизных линий, например в Сибири и на Дальнем Востоке их практически уже не осталось. Негативно влияет на речной туризм и наблюдаемое в течение нескольких лет обмеление Волги. Но все равно круизы по рекам представляются нам одним из перспективных направлений развития. Реализовать потенциал пока мешает сравнительно низкая инвестиционная привлекательность речного туризма, потому что сроки окупаемости длительные и зависят от сезонности. Проблема и в том, что нашей промышленностью никогда не выпускались комфортные речные суда. Но мы надеемся на то, что наша промышленность освоит выпуск отечественных судов.

- Мне рассказывали, что есть и проблема очистки русла рек – этим никто с советских времен не занимался. И сейчас частные инвесторы просто не осилят такую задачу, это вопрос федеральный.

Вопрос углубления и расчистки русла очень серьезный. Мы в рамках ФЦП его прорабатываем. Есть проект в Татарстане, который позволит многократно увеличить турпоток для Свияжска. Но все же поддержание в надлежащем виде речных путей находится в компетенции другого ведомства. Мы только можем поднимать вопрос на уровне межведомственного взаимодействия. 

- Что делает государство для продвижения отечественного турпродукта?

 Задачи продвижения нужно решать комплексно. Нужна и прямая реклама, и более «тонкие» инструменты. Это создание специальных программ, использование непрямого метода рекламирования: показ достопримечательностей городов и регионов в фильмах, популярных сериалах и т.д. Кроме того, нужны также культурно-познавательные, общеобразовательные, исторические программы, чтобы доступно донести информацию о туристическом потенциале регионов для различной целевой аудитории.

- А что уже делается?

- Во-первых, в прошлом году запущен в эксплуатацию национальный туристский портал «Russia.travel». В настоящее время мы ведем работу по его наполнению и совершенствованию совместно с субъектами федерации в тесном контакте с Фондом развития интернет-инициатив. Это важное направление, потому что многие люди получают информацию в глобальной сети. Ресурс призван стать первоисточником самых актуальных и исчерпывающих сведений о туристических предложения России как для наших сограждан, так и для зарубежных туристов. В этом году мы планируем перевести его на основные иностранные языки.

Для продвижения России на мировом рынке в прошлом году создан национальный маркетинговый центр «VisitRussia\Время отдыхать в России», началось формирование зарубежной сети национальных туристических офисов – в Финляндии, Германии, Объединенных Арабских Эмиратах, Китае и Италии.

В рамках информационной кампании Ростуризма и VisitRussia в 2015 году было проведено 17 информационных и пресс-туров по регионам Российской Федерации, в которых приняли участие более 250 представителей туриндустрии и СМИ из России и других стран.

Россия регулярно участвует в международных туристических выставках. Регионы получают возможность представлять свои туристические предложения на объединенном   стенде, оформленном в едином стиле VisitRussia.

Очень важна работа с социальными сетями и с традиционными средствами массовой информации – газетами, журналами, электронными изданиями и информагентствами.