Диалог о радиоактивном пепле

Политика
Москва, 20.06.2016
«Эксперт» №25 (992)
Конфликт между Россией и западным миром актуализирует угрозы глобальной ядерной катастрофы. Но возросшие риски дают удобную платформу для восстановления диалога

ТАСС

Люксембургскому форуму по предотвращению ядерной катастрофы следовало бы, возможно, собраться в Марселе или в Лилле под скандирование «Русские идут!», отборную английскую брань и звуки бьющегося стекла. Такой фон придал бы свежий градус дискуссии представительного международного состава экспертов о недооцененных угрозах ядерной катастрофы и необходимости диалога. Но здесь, в мирном, живущем размеренной жизнью Амстердаме, апокалиптическим предупреждениям не хватало образности и убедительности: в конце концов, и для населения, и для части политической элиты ядерные арсеналы давно превратились лишь в политический фактор сдерживания. Общим местом стала уверенность, что «ружье никогда не выстрелит» и если герои холодной войны готовы были бросить полмира в топку идеологической борьбы, то сегодня «дураков нет», умирать никто не хочет. «Успокаивает» и другое соображение. Как любили напоминать когда-то, на пике противостояния, оружия массового уничтожения хватит, чтобы ликвидировать все живое на земле раз десять. И даже после взаимного сокращения арсеналов — какая разница, сколько раз мы превратимся в радиоактивный пепел?

На форуме вспоминали историческую встречу Михаила Горбачева и Рональда Рейгана в Рейкьявике тридцать лет назад. Диалог тогда не получился: стороны не достигли компромисса по вопросам сокращения ядерного вооружения и сворачивания американской программы звездных войн. Но парадоксальным образом через несколько лет появились самые важные соглашения между СССР и США по ядерному разоружению: Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и договор СНВ-1, который обозначил переход от ограничения арсеналов к их сокращению. Желание было обоюдным. Сказывалась и усталость от регулярных конфликтов с приближением к «красной кнопке», и финансовые потери от гонки вооружений.

Новая Россия цеплялась за очередные договоренности о сокращении, поскольку не имела возможности наращивать ядерные запасы. Штаты же теряли интерес к диалогу, направляя всё большие средства на стратегическую оборонную инициативу, увязывали переговоры о наступательных вооружениях с политической конъюнктурой, а из договора по противоракетной обороне и вовсе вышли в 2002-м. И пусть все эксперты как один твердят, что технически абсолютная ПРО сегодня невозможна без космического компонента, тем не менее за четверть века американцы опутали ракетами и радарами половину земного шара, у США появился мощный ядерный флот и активные зоны в Европе. Кроме того, после 2020 года Вашингтон планирует модернизировать ядерные силы, потратив на это 900 млрд долларов, тогда как наша Госпрограмма вооружений — 2020 едва дотягивает до 350 млрд, и это на всю армию. Сможем ли мы поддержать паритет в среднесрочной перспективе? Вернемся к Кубе или к Рейкьявику?

Похоже, надо понимать, что все наши возражения против развертывания ПРО ни к чему не приведут: США продолжат модернизировать систему при любом президенте исходя из концепции своей военной неуязвимости. Вряд ли помогут и новые соглашения — в конце

У партнеров

    «Эксперт»
    №25 (992) 20 июня 2016
    Не удивили
    Содержание:
    Праздник околофутбола

    Уличные беспорядки во Франции спровоцированы ошибками организаторов чемпионата Европы по футболу

    Главная новость
    Наука и технологии
    Потребление
    Реклама