Телефонным разговорам найдут экономного хранителя

26 сентября 2016, 00:00
Разработанные в России алгоритмы сжатия информации позволят хранить все телефонные переговоры наших телекоммуникационных компаний в течение полугода

Минпромторг направил Владимиру Путину предварительный доклад, в котором предложил два варианта создания системы обработки информации и хранения данных, которую операторы связи должны запустить в эксплуатацию к 1 июля 2018 года, как того требует «закон Яровой». Первый из них предусматривает масштабирование существующей архитектуры технических средств оперативно-разыскных мероприятий (система СОРМ) и наращивание их возможностей. Эта система установлена на сетях всех российских операторов связи и уже используется ФСБ России. Среди прочего она обеспечивает прослушивание телефонных разговоров и протоколирование обращений пользователей к сайтам в интернете. Правда, трафик в СОРМ на сегодняшний день может храниться не более 12 часов. Главное преимущество варианта с масштабированием СОРМ в том, что его можно реализовать в установленные сроки, используя имеющиеся производственные мощности российских компаний. Однако это потребует существенных финансовых затрат, объем которых чиновники обещают детально подсчитать к ноябрю. Именно поэтому наиболее предпочтительным в Минпромторге считают второй вариант — создание распределенной системы центров хранения и обработки данных, которой будет управлять единый оператор. Эта роль отводится Национальному центру информатизации (НЦИ), входящему в госкорпорацию «Ростех». По мнению министерства, такая схема «позволит унифицировать технические решения, обеспечить централизованный подход к реализации норм федерального закона и задействовать потенциал отечественных производителей радиоэлектронной промышленности на долгосрочную перспективу». При этом в министерстве уверены, что второй вариант радикально уменьшит финансовую нагрузку на наших операторов связи, поскольку единовременные капитальные инвестиции в собственную инфраструктуру будут заменены на текущие операционные платежи.

Напомним, что именно вопрос финансовых затрат на исполнение «закона Яровой» вызвал бурю негодования у наших сотовых компаний. Их общий объем операторы оценили почти в 2,2 трлн рублей (34 млрд долларов). Такая сумма, по их мнению, потребуется для закупки 40,6 млн накопителей HDD объемом 10 терабайт и 30,5 млн SDD-накопителей объемом 1,6 терабайт, а также 565 тыс. коммутаторов, маршрутизаторов и межсетевых экранов, которые нужно будет установить на сетях связи. Все это оборудование позволит хранить транзитный трафик всех телефонных абонентов России в течение полугода, а информацию о самих фактах соединений — в течение трех лет. За полгода абонентами сотовой связи в России создается порядка 700 млрд минут телефонных переговоров и 50 млрд СМС-сообщений, а также потребляется около 6 эксабайт интернет-трафика (примерно 6,4 млрд гигабайт). Всего же для исполнения «закона Яровой» телекоммуникационным компаниям, по их собственным оценкам, суммарно придется хранить порядка 280 эксабайт трафика (около 300 млрд гигабайт). Правда, как утверждают сами операторы, центров для хранения таких объемов данных в нашей стране просто не существует, а создать их практически невозможно, в том числе из-за отсутствия необходимого оборудования и технологий российского производства. Но на самом деле ситуация выглядит не столь удручающе, как может показаться на первый взгляд. «Все рассуждения о триллионных затратах носят очень условный характер, поскольку нет ясности в вопросе о том, как технически будет решаться поставленная задача и кто этим делом будет заниматься, — говорит член наблюдательного совета Некоммерческого партнерства территориальных сетевых организаций Евгений Лифшиц. — Вместе с тем ясно, что новые законодательные требования могут дать мощный толчок для развития отечественной IT-индустрии. Речь идет не только о создании собственных технологий и оборудования для хранения данных, но и об их обработке и систематизации. Успех этой работы гипотетически вполне может дать нам возможность предложить для продажи на мировой рынок часть из разработанных решений». И действительно, российская компания Spirit, специализирующаяся на разработке программных движков для передачи голоса и видео по IP-сетям, уже объявила о создании собственного алгоритма Vostoc (Voice Storage Codec), который позволяет сжать двухчасовую запись до 1 мегабайта. Таким образом, при использовании этого ноу-хау для хранения 700 млрд минут телефонных переговоров понадобится хранилище емкостью всего около 6 петабайт (6,45 млрд мегабайт). Кстати, подобные хранилища в России уже есть. Например, в Дубне и в Городце недавно начали функционировать два центра обработки данных (ЦОД), принадлежащие ФНС России, каждый из которых способен хранить и обрабатывать информацию объемом 5 петабайт с возможностью увеличения до 10 петабайт. Эти центры обошлись бюджету примерно в 16 млрд рублей. Правда, они укомплектованы оборудованием и программно-аппаратными комплексами иностранного производства. Тем не менее очевидно, что такое же оборудование при желании можно сделать и в России. Это подтвердил, в частности, и гендиректор «Ростелекома» Сергей Калугин. По его словам, подобную задачу вполне способен решить «Ростех» и целый ряд других отечественных разработчиков. Так, производитель телекоммуникационного оборудования «Булат», принадлежащий «Ростеху» и «Ростелекому», уже несколько месяцев ведет активные переговоры с китайской Huawei о трансфере технологий производства решений для ЦОД и построения каналов связи, то есть серверов, систем хранения данных и проч. Причем речь идет не просто о локализации производства этого оборудования в России, а о приобретении китайской компанией миноритарного пакета акций «Булата» в обмен на свои технологии и ноу-хау. И если сделка с Huawei состоится, то проблема исполнения требований «закона Яровой» во многом будет решена. «История самой Huawei — это наглядный пример того, как Китай, много лет назад оказавшийся в схожей ситуации, начал постепенно замещать импорт телекоммуникационного оборудования и в итоге создал национального производителя мирового уровня, — говорит Евгений Лифшиц. — Сначала китайцы просто копировали удачные решения ведущих американских компаний, потом их усовершенствовали, а теперь уже всё делают сами. И нет никаких причин, по которым этот путь не может повторить сейчас Россия».