Страсть как бизнес-ресурс

Александр Ивантер
первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
18 декабря 2017, 00:00

История компании «Технониколь» рассказана ее сооснователем Игорем Рыбаковым так, что возникает безотчетное желание устроиться туда на работу

Рынок отечественной бизнес-мемуаристики пока весьма узок, и понятно почему: новый российский капитализм еще слишком молод, чтобы у капитанов бизнеса дошли руки до воспоминаний и осмысления пройденного пути. У Игоря Рыбакова, известного предпринимателя, совладельца компании «Технониколь» (ТН), а с недавних пор венчурного инвестора и филантропа, — дошли. Одним из ивентов закончившейся недавно ярмарки новинок Non-fiction стала презентация его книги с энергичным названием «Жажда».

Генри Форд выпустил свой мемуарный бестселлер «Моя жизнь и работа» в 1922 году*, когда ему было пятьдесят девять лет. Рыбакову сейчас сорок пять. Вероятно, в отечественном бизнесе год идет за три, так что уже пару лет назад Игорь Владимирович решил отойти от непосредственного управления компанией, передал дела своему неутомимому компаньону и одногодку Сергею Колесникову и сосредоточился на благотворительных проектах созданного им вместе с супругой Екатериной Рыбаков-фонда. Кстати, великий американец в старости вместе c сыном Эдселом, которого Генри переживет на четыре года, тоже создал легендарный Ford Foundation.

Может, так было задумано, а может, просто совпадение, но в этом году компании «Технониколь» стукнуло двадцать пять. Так что книга «отца-основателя» — как минимум отличный подарок к звонкой дате пятитысячному коллективу работников компании. Если вы ничего не слышали о ТН, извольте короткую справку. Это крупнейший в России и входящий в европейскую отраслевую пятерку производитель кровельных и изоляционных материалов, это 51 производственная площадка в 7 странах мира (Россия, Беларусь, Литва, Чехия, Италия, Великобритания, Германия), ), 18 Учебных центров, 6 Научных центров, 22 представительства в 18 странах мира. Продукция компании поставляется в 90 государств. Штаб-квартиры ТЕХНОНИКОЛЬ располагаются в России, Польше, Италии, Китае и Индии. Выручка Производственного комплекса ТЕХНОНИКОЛЬ за 2016 год составила 70 млрд рублей  (номер 175 в списке крупнейших российских компаний «Эксперт-400»), экспортирует свою продукцию в 90 стран (номер 125 в списке 200 крупнейших экспортеров России «Эксперта»).

Тут важны даже не столько цифры, сколько история создания этой мощи, выхваченная в книге поворотными оселками. Началось все с ночных посиделок друзей, Игоря и Сергея, в физтеховской общаге с мыслями, как строить жизнь и чем стоящим в ней заняться. На третьем курсе два обычных парня, из простых немосковских семей (Рыбаков родом из Магнитогорска, Колесников — из Ульяновска) создали компанию по ремонту кровли. В 1995 году купили первый в своей жизни совершенно убитый Выборгский рубероидный завод, начали его восстанавливать и погружаться в специфику производства. И так шаг за шагом, без блата, админресурса и залоговых аукционов, строили они свою империю, обзаводясь единомышленниками и опираясь на них. Чувствуется, что книга писалась не из Москвы, многие страницы пахнут вкусной полевой фактурой. Региональная экспансия компании прописана убедительно и азартно. А с героями этого пути — директорами заводов, главными инженерами, настоящими мастерами своего дела, чокнутыми на своей работе, хочется немедленно познакомиться лично.

Правда, в галерее заразительных персонажей отсутствует Колесников. Кроме неоднократных упоминаний о совместном проектировании будущего в студенчестве, психотип партнера, его роль в компании, разделение зон ответственности в компании между Колесниковым и Рыбаковым, пока последний не отошел от дел, особенности их взаимоотношений и их конфликты — неизбежные для четверти века такой бурной деятельности бок о бок — все это остается за кадром. А жаль. Крайне редкий пример долголетия модели двух вершин (twin peaks) — паритетных собственников (непубличная ТН принадлежит основателям в равных долях).

Первая часть книги, «Жажда действия», посвящена истории становления ТН. Невольно она привела меня к выводу, что главный капитал этой компании — вовсе не внушительные бизнес-показатели, а люди, носители нетривиальной корпоративной культуры. Последнюю я бы определил (на свой страх и риск — готового определения в книге нет) как густой коктейль из бешеной энергетики, жажды (Рыбаков нашел правильное слово!) созидания, запредельного перфекционизма и маниакального, нечеловеческого упорства. Мне рассказывали самые разные люди, даже недолго поработавшие в компании, что дух, атмосфера в ТН совершенно неповторимы — компания дает чувство причастности к Большому Делу. А ведь подобные вещи не купишь ни за какие деньги.

Вторая часть книги — «Жажда смысла» — дана в жанре свободного эссе. Рефлексия автора во многом созвучна идеологии нашего журнала и его аудитории — тоска по большим промышленным проектам в России и вера в возрождение ее индустриального будущего, размышления об эволюции менеджерской культуры и предпринимательской среды в стране.

Особенно любопытным мне показалось осмысление сути предпринимательства и фигуры предпринимателя. По Рыбакову, это преобразующий вихрь. Главное в «работе» предпринимателя — поддерживать движение вихря и работать с правильными, такими же заряженными и разделяющими твои ценности людьми. Все остальное решит Провидение. Правильное было конкретное решение или неправильное — все относительно, зависит от горизонта оценки и цепи последующих решений и событий. Никогда нельзя точно знать заранее, где, что, как и в какой комбинации «выстрелит» в твоей бизнес-истории.

«Из набора прыжков в невозможное, нелогичных, казалось бы, поступков и иррациональных решений в итоге вырастает глобальный лидер в своем сегменте рынка, промышленная компания, зародившаяся когда-то в комнатке физтеховского общежития», — резюмирует Рыбаков.

Пожелаем «вихрю» «Технониколя» не снижать обороты и засасывать в свою воронку всё новые куски бизнеса и социума.

Рыбаков И. Жажда. — М.: Издательская группа «Точка», 2018. — 376 с.