«В этой паре проблемы не у Москвы»

Политика
Москва, 01.07.2019
«Эксперт» №27 (1126)
Пока улица и проамериканские НКО определяют политику Грузии, рассчитывать на прагматичный диалог с Тбилиси не приходится. Русофобия становится ритуальным дискурсом, и это стоит учитывать, в том числе российским туристам

ОЛЕГ СЕРДЕЧНИКОВ

Пригласили, усадили на почетное место, затем вытолкали взашей и едва не побили — невероятно слышать такую историю о гостеприимном грузинском народе. Но таковы современные реалии страны, которая после «революции роз» пошла по пути разложения элит и ответственного политического класса, потеряла экономический и политический суверенитет и попала в прокрустово ложе политических манипуляций «уличной» оппозиции и националистов. Россия не могла промолчать в ответ на атаку российской делегации Межпарламентской ассамблеи православия. Пока введены санкции против туристической отрасли и авиакомпаний. В запасе — ограничительные меры против грузинской продукции. Парадокс в том, что политическая система Грузии оторвана от запросов населения. Пока люди страдают, профессиональные активисты отрабатывают западные гранты и строят карьеры, установив монополию улицы на проведение рациональной национальной политики.

О том, что стоит за очередным витком эскалации российско-грузинских отношения, мы поговорили с Николаем Силаевым, старшим научным сотрудником Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО.

— Политический кризис в Тбилиси объясняют так: как только отношения между Россией и Грузией начали улучшаться, их тут же решили испортить. Так что, отношения действительно потеплели?

— И да и нет. Действительно с 2012 года отношения улучшились во всем, что касается торговли, экономических связей, гуманитарных контактов. Облегчение визового режима для грузинских граждан, грузинские товары на российском рынке, российские туристы в Грузии. Россия — второй торговый партнер Грузии после Турции. Но в политической сфере диалог почти не развивался.

Правительство «Грузинской мечты» пришло к власти на волне деидеологизации. Эта довольно разношерстная коалиция, которая в 2012 году победила, потому что людям очень сильно надоел прежний президент Михаил Саакашвили. После всех бесконечных истерик, громких заявлений, состояния постоянной политической мобилизации, которую пытался поддерживать Саакашвили, люди проголосовали за тех, кто говорил: «Давайте мы будем просто спокойно жить, в том числе с Россией».

— Это политическая платформа «Грузинской мечты»?

— Они пришли к власти под лозунгом умеренности: прекращения политических репрессий и вызывающих внешнеполитических акций. И тихо продолжили внешнеполитический курс Саакашвили. Но через два года международный контекст стал гораздо более конфликтным, возник украинский кризис, США и ЕС начали давление на Россию. Быть «умеренным по умолчанию» стало трудно. И как поступила «Грузинская мечта»? Пользуясь преимуществами бизнеса с Россией — а грузинский экономический рост в последние годы был возможен в основном благодаря нашему рынку, — она в то же время изо всех сил пыталась понравиться и собственной радикальной оппозиции, и своим американским партнерам. Своей повестки на российском направлении у них и не было. А в повестке «Единого национального движения», которую «Мечта» попросту заимствовала, умеренным быть нельзя, обязательно пр

У партнеров

    «Эксперт»
    №27 (1126) 1 июля 2019
    Отстояли болото
    Содержание:
    Не вечно зеленый

    Четыре сценария замены доллара в глобальной экономике

    Экономика и финансы
    Реклама