Цена блокировки

Русский бизнес
Москва, 19.08.2019
«Эксперт» №34 (1130)
Дело экс-мэра Владивостока Игоря Пушкарева переросло из уголовного в гражданское. Цена вопроса — 3,2 млрд рублей. Пока идет суд, под угрозу поставлена строительная отрасль Дальнего Востока

ТАСС

В конце мая Басманный районный суд Москвы по иску Генеральной прокуратуры РФ арестовал расчетные счета и имущество предприятий, находящихся под управлением компании «Востокцемент». Заблокированными оказались имущество и банковские счета «Спасскцемента», Теплоозерского цементного завода, Владивостокского бутощебеночного завода, Дробильно-сортировочного завода, «ДВ-Цемента». Кроме того, арест был наложен на счета «Востокцемента» и «Якутцемента», которые не являются даже ответчиками по иску прокуратуры.

 

Главы Приморья, Якутии и Еврейской автономной области, а также прокуратура ЕАО подключились к решению вопроса выплаты зарплаты сотрудникам компаний под управлением «Востокцемента». Благодаря ручному управлению удалось решить проблемы с начислением зарплат.

Впрочем, блокировка продолжалась недолго, и уже 5 августа Мосгорсуд отменил арест счетов всех предприятий и направил дело на новое рассмотрение.

Начало передела

Сумма инвестиций холдинга "Востокцемент"  26-02.jpg
Сумма инвестиций холдинга "Востокцемент"

Поводом для блокировки счетов стал гражданский иск со стороны Генпрокуратуры. Это новый иск, вытекающий из уголовного дела, по которому в апреле 2019 года суд первой инстанции приговорил одного из основателей группы «Востокцемент», бывшего мэра Владивостока Игоря Пушкарева, к 15 годам колонии и штрафу в размере 500 млн рублей «за коррупцию и злоупотребление полномочиями». Кроме того, суд в рамках уголовного дела обязал взыскать с бывшего мэра 143,7 млн рублей в пользу потерпевшего МУПВ «Дороги Владивостока». Именно эту сумму, по версии следствия, переплатил МУП в сделках с компаниями «Востокцемента». С экс-мэра также взыскали 75,12 млн рублей в доход государства: по версии обвинения, именно такую взятку получил мэр от родного брата. В целом на обвинении в коррупции между родными братьями, партнерами по бизнесу, и строится все обвинение.

Итоговое финансовые наказание для Игоря Пушкарева составило 718,8 млн рублей, решение суда еще не вступило в силу и будет неоднократно обжаловано, однако в рамках этого первого дела все финансовые претензии к семье Пушкаревых судом удовлетворены. Но прокуратура так не считает.

Объем производства холдинга "Востокцемент" 26-03.jpg
Объем производства холдинга "Востокцемент"

Новый иск к предприятиям «Востокцемента», в частности, обоснован ст. 169 ГК РФ, которая предусматривает взыскание в доход РФ всего полученного по сделке сторонами, если она заключена с целью, противной основам правопорядка или нравственности. Сам Игорь Пушкарев заявил, что «цель тех, кто стоит за его делом, — захват бизнеса».

В иске есть несколько обстоятельств. Генпрокуратура подала обеспечительный иск в московский суд, тогда как Конституция РФ гарантирует подсудность гражданских дел по месту совершения нарушения. Она требует взыскать 3,2 млрд рублей, потраченных в 2008–2015 годах МУП «Дороги Владивостока», в том числе на строительство, аварийно-восстановительный ремонт и содержание дорог, внутриквартальных проездов и дворовых территорий. При этом компании «Востокцемента» не имели прямого отношения к этим контрактам, а выступали субподрядчиками — поставщиками стройматериалов (и поставили за этот период стройматериалов на сумму 2,5 млрд рублей). Счета и имущество по решению суда были заблокированы у компаний, которые ничего не поставляли в рамках этих контактов («Востокцемент» и «Якутцемент»). И наконец, решение суда по делу Игоря Пушкарева еще не вступило в законную силу, оно еще будет обжаловано в апелляции.

Выручка основных активов холдинга "Востокцемент"  26-04.jpg
Выручка основных активов холдинга "Востокцемент"

«Пушкарев и его близкие родственники обладают широким кругом знакомств среди представителей судейского сообщества Приморского края, должностных лиц государственной власти и управления правоохранительных и надзирающих органов», — говорится в обращении Генеральной прокуратуры. Однако за те три года, что Пушкарев находится под стражей, в Приморском крае поменялись председатель краевого суда, краевой прокурор, начальник Следственного управления СК РФ по Приморскому краю, два губернатора и два мэра Владивостока.

Без цемента никуда

Блокировка счетов и имущества компаний «Востокцемент» пришлась на пик строительного сезона, что поставило под угрозу строительную отрасль региона: возник риск нехватки бетона и железобетонных конструкций всего ДФО. Конечно, освободившийся рынок вполне могут занять поставки с других заводов России, однако это приведет к росту цен на цемент из-за транспортной удаленности региона, поэтому, вероятнее всего, нишу займут поставщики из Китая и Южной Кореи. Работающие же в регионе предприятия группы «Востокцемент» могут столкнуться с новыми блокировками счетов, и возникнет риск их остановки, при этом гражданский спор может длиться несколько лет.

Цемент — простой, но стратегически важный компонент для экономики любой страны. Его ничем нельзя равноценно заменить, а бетон и железобетон, для производства которых используется цемент, — основные строительные материалы, будь то космодром, трубопровод, плотина гидроэлектростанции, мост, причальная стенка, железнодорожный путь или тоннель — все те стратегические объекты, точки роста, которыми живет в последнее десятилетие Дальний Восток. Основной поставщик цемента на дальневосточные стройки — группа «Востокцемент», которая управляет тремя предприятиями региона: «Якутцемент» (Якутия), «Спасскцемент» (Приморский край), «Теплоозерскцемент» (ЕАО). В совокупности это 4,3 млн тонн цемента в год. Кроме этих заводов под управлением «Востокцемента» еще четыре предприятия, они занимаются производством щебня, асфальта, торговлей бетоном. В целом, по оценкам «Эксперта», группа компаний приносит около 15 млрд рублей выручки в год.

Хотя прокуратура считает, что стараниями экс-мэра в Приморье случился картельный сговор, а суд вынес строгий приговор Игорю Пушкареву, говорить, что «Востокцемент» полностью монополизировал рынок цемента и нерудных материалов на Дальнем Востоке, нельзя. Если возникает небольшой дефицит, его легко закрывают поставки из Китая и Южной Кореи. Однако это могут быть поставки десятков или сотен тысяч тонн в год. Закрыть дефицит всего региона с потребностью более двух миллионов тонн цемента в года импортом — логистический крайне сложно, да и экономически нерационально.

Российский рынок цемента высококонкурентен, 85% рынка делит десяток игроков. Лидер — «Евроцемент групп» с долей 30%, еще по 9% принадлежит «Газметаллпроекту» и «Сибирскому цементу». «Востокцемент», производящий около двух миллионов тонн цемента в год, в этом рейтинге девятый.

Активная конкуренция на рынке — это лучший антимонопольный рецепт. Рост цен на цемент в России в последние годы ограничен, отрасль стагнирует, и здесь скорее наблюдается игра на выживание. В России есть мощности для производства 113 млн тонн цемента в год, однако даже в пиковый 2014 год российские цемзаводы произвели 68,5 млн тонн, и с тех пор загрузка все время падает. В прошлом году было произведено лишь 53,8 млн тонн цемента. При этом еще около 30 млн тонн мощностей находится в странах ЕАЭС, огромные производственные мощности есть в соседней Турции, в уже упомянутых Китае и Южной Корее.

Китай, граничащий с Приморьем, — мировой центр производства цемента: 2,2 млрд тонн в год. Для такого гиганта весь российский рынок — всего лишь региональный, а уж Дальний Восток с его долей около 4% от общероссийского, потребляющий два — два с половиной миллиона тонн цемента в год, вообще в рамках статистической погрешности. Тем не менее для игроков нашего стагнирующего рынка даже два миллиона тонн — это немало. А если учесть, что Дальний Восток становится одним из центров развития и здесь гарантирован стабильный спрос на много лет вперед, риск утраты производства — это не просто региональные проблемы трудовых коллективов или потери бюджетов от неполученных налогов, это еще и вопрос национальной безопасности. Доставка любых материалов в Якутию, ЕАО, Хабаровский край, да и во многие места относительно развитого Приморского края — часто отдельная логистическая миссия. А если объемы поставки измеряются миллионами тонн в короткий летний сезон, она становится практически невыполнимой.

После блокировки счетов крупной компании в регионе начались проблемы с цементом в пик сезона: «Ситуация плачевная. “Востокцемент” — единственный поставщик цемента на Дальнем Востоке. Из-за этой ситуации все стройки заморозятся. Мы уже начали осуществлять запросы по другим регионам России, но те объемы, которые нам нужны, никто предоставить не может. Все ссылаются на то, что с нашим регионом никто не работает, потому что это далеко. Сегодня у нас нет вариантов, где еще брать цемент. Есть минимальные запасы, которых хватит на три-четыре дня. С нашим объемом работы мы ежедневно заказываем по две машины по 40 тонн. Если не будет поставок, работа встанет уже через несколько дней», — рассказывал генеральный директор компании «Приморский бетон» Филипп Казновский в конце июня.

Рождение лидера

«Востокцемент» — относительно молодое предприятие. Основали его братья Пушкаревы. Начинали с экспортно-импортных операций с Южной Кореей и Китаем. В конце 1990-х они привозили продукты, а в начале 2000-х поставляли клинкер (промежуточный продукт при производстве цемента) со Спасского цементного завода, который со временем и стал основой будущей группы. Весной 2000 года Baring Vostok выкупил у группы «Альфа-цемент» 60% Спасского цементного завода, в тот момент находившегося в сложном положении из-за низкого спроса на цемент и плохого управления. А несколько позже приобрел контрольный пакет ОАО «Теплоозерский цементный завод». Выкупленные активы были переданы в управление «Парк Групп», подконтрольной Игорю Пушкареву, с условием последующего выкупа уже у Baring Vostok. Так образовалась промышленная группа «Востокцемент», к которой в дальнейшем присоединился «Якутцемент» и еще ряд предприятий.

Таким образом, «Востокцемент» — компания, которая была создана не в «лихие» 1990-е, а позднее, активы, легшие в ее основу, приобретены у крупных инвестиционных групп, и не за бесценок. «Востокцемент» — это управляющая компания всего холдинга, тогда как производственные активы числятся за разными юридическими и физическими лицами. Назвать его структуру стройной и прозрачной, конечно, нельзя. Но это частая практика для региональных холдингов — основа для защиты от атак извне: претензий налоговой, конкурентов, различных силовых структур. Главный плюс таких запутанных схем владения в том, что, взяв под контроль одно предприятие, атакующий не получает контроль над всей группой.

В последние годы «Востокцемент» активно развивал бизнес и довольно много инвестировал. За время существования компании в основные фонды было вложено порядка семи миллиардов рублей. В частности, за четыре года на «Якутцементе» возведено семь объектов, а общий объем инвестиций составил 4,5 млрд рублей. «В перспективе, и мы не сомневаемся в этом, будем расширять производственные мощности предприятия “Якутцемент”. Сегодня они ограничены 330 тысячами тонн цемента в год, а Якутия уже потребляет около 500, — рассказывал в 2014 году генеральный директор группы компании “Востокцемент” Андрей Пушкарев, ныне уже бывший. — С ростом потребностей цемента в республике мы будем увеличивать мощности завода, продолжая модернизацию существующего производства, а в будущем и расширяя его».

Предприятие действительно расширили. В 2014 году началось строительство третьей технологической линии на «Якутцементе» — единственном цементном заводе в мире, находящимся в зоне вечной мерзлоты. Для новой линии потребовалось порядка восьми тысяч тонн оборудования, использовано свыше 18 тысяч кубометров железобетона. Летом 2018 года, спустя два года после задержания Игоря Пушкарева, линия с обжиговой печью длиной 127 метров и цех помола цемента, способные производить 22,5 тонны клинкера и 100 тонн цемента в час, были запущены в эксплуатацию.

Новый иск

Гражданский иск, поданный прокуратурой, подразумевает, что с ответчиков в пользу государства необходимо взыскать 3,281 млрд рублей. Как указано в исковом заявлении, это «сумма дохода ответчиков по заключенным в 2008–2015 годах с МУПВ “Дороги Владивостока” контрактам».

В то же время уголовное дело против Игоря Пушкарева говорит о других цифрах: предприятия холдинга «Востокцемент» за 2008–2015 годы поставили «Дорогам Владивостока» продукции на 2,543 млрд рублей, причем из них фактически было оплачено только 1,580 млрд рублей. Остальные деньги, 962,6 млн рублей, «Востокцемент» «Дорогам Владивостока» простил в соответствии с решением о прощении долга. То есть сумма гражданского иска должна быть как минимум вдвое ниже. При этом «Востокцемент» и «Якутцемент», на которые наложен арест, не имели контрактов ни с МУП, ни с городом.

Нужно понимать, что Гражданский кодекс не позволяет что-либо взыскать с лиц, которые не являлись сторонами по оспариваемой сделке. Поэтому недействительной сделка может быть признана только между МУП «Дороги Владивостока» и городом Владивостоком. Если город действительно решит взыскать эти деньги со своего МУПа, это повлечет за собой банкротство «Дорог Владивостока». Сумма большая, 3,2 млрд рублей — это четверть годового бюджета города. Такое требование будет выглядеть абсурдно.

Кроме того, в рамках контракта были поставлены стройматериалы (не беремся судить об уровне ценообразования и качестве поставляемых материалов по тем контрактам, однако акты приемки-передачи подписаны), а значит, если суд взыщет с компаний «Востокцемента» эти средства, то, по логике, обратно должны быть возвращены бетон, цемент, щебень и асфальт.

При этом в уголовном деле фигурируют такие цифры: МУП «Дороги Владивостока» причинен ущерб на 143,6 млн рублей, поскольку предприятие закупало стройматериалы по цене, превышающей стоимость продукции других поставщиков. Однако решением суда этот ущерб уже должен быть компенсирован.

 26-05.jpg ТАСС
ТАСС

Мэр на отсидке

Игорь Пушкарев родился в 1974 году. По специальности экономист-международник, кандидат юридических наук. В 1990-е работал в различных коммерческих структурах Приморского края, был учредителем концерна «Парк групп», возглавлял Первомайский судоремонтный и Новоспасский цементный заводы, а также «Спасскцемент». В 2001 году был избран депутатом Заксобрания Приморского края, занимал пост вице-спикера. В 2004–2008 годах являлся членом Совета Федерации РФ от Приморского края. В 2008 и в 2013 годах был избран мэром Владивостока.

Первого июня 2016 года Игорь Пушкарев был задержан во Владивостоке по подозрению в коррупции. На следующий день его доставили в Москву, где он был арестован решением Басманного суда.

По версии суда, Игорь Пушкарев за взятки от собственного брата, обеспечил победу в конкурсах для бизнеса, совладельцем которого была его семья, на строительство дорог МУП «Дороги Владивостока».

Суд первой инстанции лишил свободы экс-мэра Владивостока на 15 лет, его брата, главу «Востокцемента» Андрея Пушкарева, — на восемь лет условно, директор МУП «Дороги Владивостока» Андрей Лушников получил десять лет лишения свободы. Кроме того, суд постановил взыскать с каждого из фигурантов по 500 млн рублей штрафа.

Сейчас это дело обжалуется.

Сумма инвестиций холдинга "Востокцемент"
Объем производства холдинга "Востокцемент"
Выручка основных активов холдинга "Востокцемент"

У партнеров

    «Эксперт»
    №34 (1130) 19 августа 2019
    ПЛОДЫ ДЕМОКРАТИИ
    Содержание:
    Столичный рефлекс демократии

    Москвичи, вышедшие на митинг на проспект Сахарова, хотят не революции, а зрелой демократии и консолидации государства и общества вокруг этой прекрасной цели

    Главная новость
    Реклама