Американская политика на Ближнем Востоке вступает в новую, соответствующую снижению глобального статуса США эпоху

ТАСС

Несмотря на усилия Дональда Трампа укрепить сверхдержавные позиции в мире, эти позиции медленно, но неуклонно слабеют. Америка остается и в обозримом будущем останется сверхдержавой, но находящейся на траектории упадка.

Пожалуй, нигде этот упадок и снижение влияния не являются столь очевидными, как на Ближнем Востоке. Американское вторжение в Ирак обернулось дестабилизацией и ростом влияния Ирана. Реагируя, США не смогли взять эти процессы под контроль и даже усугубили ситуацию. Вмешательство в Ливии и Сирии, выход из ядерной сделки с Ираном, отсутствие серьезных попыток остановить войну в Йемене — важные звенья американской политики. Ранее внушавшее тревогу противостояние Ирана и Саудовской Аравии достигло нового порога опасности. Успешная атака патронируемых Ираном хуситов против Saudi Aramco способна привести к новой эскалации в регионе.

Ситуация последних лет уменьшает возможности США. Главные союзники Вашингтона — Израиль, Турция, Саудовская Аравия и Египет — остро ощущают снижение американского влияния и стремятся укрепить отношения с Россией, Китаем и друг с другом. Америка подходит к осознанию реальности методом проб и ошибок. Происходит это по-трамповски. Сначала объявляется о решительном сокращении участия США в регионе как несоответствующем целям America First. Затем, не менее решительно, под давлением обстоятельств провозглашается возвращение в регион с общим существенно пониженным влиянием в сухом остатке.

Мы наблюдали за этой траекторией в Сирии и Афганистане. От предвыборных призывов снизить участие Америки в регионе Трамп перешел к идеям создания нового НАТО на Ближнем Востоке — разумеется, за счет укрепления военных связей с союзниками. А сегодня мы имеем фактическое нежелание Трампа вмешиваться в конфликт Ирана и Саудовской Аравии. Новые санкции и планы Пентагона отправить в регион эсминец и дополнительные комплексы ПВО Patriot вряд ли меняют дело. Эксперты уже отметили: ничто так не дискредитирует военно-воздушные возможности США, как асимметричная атака низколетящих, сравнительно дешевых в изготовлении дронов, способных поразить цель вопреки защите сверхсовременных (и сверхдорогостоящих) американских комплексов ПВО. Атака чрезвычайно усложняет возможности военного ответа, меняя сам характер противоборства в регионе.

На особом треке — ситуация с Ираном. Здесь уйти не удастся: силен страх нуклеаризации региона, есть намерение остановить подъем «радикального» Ирана, прочны связи с Израилем. Поэтому поднимается планка угроз, чтобы затем, путем диктата, пусть не в желаемой Трампом степени, укрепить позиции США. Так или примерно так развивались отношения с Северной Кореей, Китаем, Мексикой и Венесуэлой. Далеко не везде получилось, но попробовать попытались. В отношениях с Ираном мы помним о решительном выходе Трампа из ядерной сделки с ужесточением санкций и угрозами военного вмешательства. Ответом Тегерана стала эскалация атак дронов, включая, возможно, и последнюю против Saudi Aramco. А ведь Трамп уже начал было готовить вторую фа

У партнеров

    «Эксперт»
    №40 (1136) 30 сентября 2019
    Бусы для президента США
    Содержание:
    Президентский харассмент топит демократов

    Дональд Трамп изящно переиграл демократов и повысил свои шансы на второй срок. А вот политические перспективы Владимира Зеленского тают на глазах

    Потребление
    Реклама