Противоречия внутри Евросоюза столь остры, что не позволяют надеяться на превращение ЕС в подлинную федерацию с мощным перераспределением ресурсов между странами и коллективной ответственностью по займам

STEPHANIE LECOCQ/EPA

В пять часов утра 21 июля после более чем 90-часовых дебатов участники внеочередного заседания Европейского совета сумели-таки прийти к соглашению. Ряд наблюдателей поспешили представить итоги саммита как поворотный момент в истории Евросоюза.

Результатом переговорного марафона стало утверждение плана восстановления экономики, представляющего собой широкий набор мер в рамках создания будущей многонациональной финансовой инфраструктуры (multinational financial framework, MFF), а также специального пакета стимулов в рамках программы «Следующее поколение ЕС». Общий размер пакета — 750 млрд евро, из которых две трети первоначально приходилось на гранты и треть — на займы. Дебаты вокруг плана были спровоцированы оппозицией в лице представителей стран так называемой бережливой пятерки (Австрия, Финляндия, Дания, Нидерланды и Швеция). Достигнутый компромисс был представлен как победа всех стран-участниц, как «бережливой пятерки», так и инициаторов плана — Франции и Германии. Соглашение даже успели — не без пафоса — окрестить историческим. Однако уже сейчас проявляются узкие места сделки. Именно поэтому позитивное влияние известия о соглашении на курс евро к доллару США и юаню оказалось краткосрочным (см. графики 1, 2).

 

О чем договорились

 

Содержание соглашения определено чрезвычайными обстоятельствами, вызванными пандемией коронавируса. Серьезность ситуации предопределила внушительный совокупный размер грантов и займов. Впрочем, он уже не кажется столь значительным, если учесть, что в рамках пакета стимулов в Германии только субсидии составляют 130 млрд евро. МВФ в своем обновленном прогнозе, опубликованном в июне, ясно указывает, что в группе развитых стран именно страны еврозоны наиболее сильно пострадали от кризиса. По оценкам фонда, провал ВВП в зоне евро в нынешнем году достигнет 10,2%, тогда как в США он составит 8,0%, в Японии — 5,8%, а в группе прочих развитых стран спад ограничится в среднем 4,8% (см. таблицу 1).

Кроме того, по мнению МВФ, развитые страны будут демонстрировать определенное отставание от Китая и других развивающихся стран в темпах посткризисного восстановления экономики (см. график 3).

Именно эти обстоятельства мотивировали Еврокомиссию. В тексте соглашения говорится, что «план [восстановления] в Европе призван инициировать масштабные государственные и частные инвестиции, которые создадут рабочие места и компенсируют непосредственный урон, нанесенный пандемией COVID-19».

Проект соглашения вызвал тяжелые споры между «скупыми» странами, выступавшими против субсидий и коллективных займов, и странами Юга ЕС (Греция, Италия, Испания, Португалия), поддержанными Францией и Германией. Наиболее острым дискуссионным вопросом стал пункт соглашения, по которому Европейская комиссия уполномочивается занимать средства на рынках капитала от лица ЕС.

В ходе дебатов размер субсидий был уменьшен с 500 до 390 млрд евро, тогда как сумма займов была пропорционально увеличена с 250 до 360 млрд евро. С учетом средств, необходимых на обслуживани

Новости партнеров

«Эксперт»
№35 (1173) 24 августа 2020
ЭТО НАШИ ПРОБЛЕМЫ!
Содержание:
Белоруссия: предел стратегической глубины

Зачем России план «Б» для белорусской революции

Повестка дня
Главная новость
Наука и технологии
Реклама