Спонсор проекта: Акционерное общество «Российский Сельскохозяйственный банк» спонсор Рейтинга АПК

Российский АПК прирастает экспортом

Специальный доклад
Москва, 16.11.2020
«Эксперт» №47 (1185)
спонсор Рейтинга АПК
Рост экспорта основной агропродукции дал импульс новому витку роста аграрного производства в стране и концентрации бизнеса внутри ключевых отраслей

PASCAL DELOCHE / GODONG/DPA/TASS

За последние годы российские аграрии не только сумели накормить своих сограждан и жителей соседних республик, но и начали активно поставлять свою агропродукцию в дальнее зарубежье. По данным Федерального центра развития экспорта продукции АПК Минсельхоза России «Агроэкспорт», за десять лет экспорт продукции АПК вырос почти в 19 раз. Наиболее активная фаза роста экспорта пришлась на последние пять лет. Если в 2014-м экспорт составил 19,8 млрд долларов, то в прошлом году он достиг 25,5 млрд. В этом году мы наблюдаем новые прорывы: основными драйверами роста экспорта стали свекловичный сахар, поставки которого увеличились втрое; на столько же вырос экспорт свинины; вдвое больше прежнего года (по состоянию на сентябрь) поставили своей продукции за рубеж птицеводы; внешние продажи растительного масла выросли почти на 40%, пшеницы — на треть. В среднем уже за первые семь месяцев этого года экспорт продукции АПК увеличился по сравнению с тем же периодом прошлого года, на 16%, до 15,37 млрд долларов, это позволяет спрогнозировать увеличение объемов вывоза сельхозпродукции к началу следующего года на уровне около 30 млрд долларов. Такими темпами российские аграрии вполне могут достичь плановых показателей агроэкспорта (в соответствии с майскими указами президента) — 45 млрд долларов к 2024 году.

Российская сельхозпродукция начала занимать прочные позиции в странах Европы, Ближнего Востока и Северной Африки, а последние два года ознаменовались активным освоением самых быстрорастущих по потреблению сельхозпродукции рынков Юго-Восточной Азии и Восточной Африки. Если еще двадцать лет назад на экспортной карте мира сельхозпродукции такого игрока, как Россия, почти не было заметно (за исключением рыбы), то сейчас она занимает 19-е место, претендуя на дальнейшее уверенное продвижение в рейтинге. Однако многое будет зависеть от грамотной государственной политики в части регулирования баланса вывоза сырья и готовой продукции. В этом году обострились споры вокруг госограничений при вывозе зерна, которые привели к дисбалансу мировых и внутренних цен на него. Введение в ноябре экспортной пошлины на растительное масло и попытка регулировать цены на сахар могут привести к такому же эффекту.

 

А сало русское едят

 

Цены на свинину снижаются вслед за ростом производства  66-02.jpg
Цены на свинину снижаются вслед за ростом производства

В прошлом году Россия не только вышла на пятое место в мире по производству мяса птицы и четвертое — по свинине, но стала и нетто-экспортером этой продукции. Это стало возможным благодаря мощному росту производства внутри страны за последние пятнадцать лет: инвесторы и государство вложили в мясную отрасль 1,1 трлн рублей.

По данным Минсельхоза, за девять месяцев этого года экспорт мяса вырос почти на 80%, до 610 млн долларов, а к концу года превысит миллиард долларов (будет продано около 600 тыс. тонн мясной продукции). Крупнейшие покупатели — Китай (птица и говядина), Вьетнам и Украина (в основном свинина).

Наибольший прирост экспорта показало свиноводство, продукцией которого внутренний рынок насытился еще два года назад. Экспорт свинины и субпродуктов вырос более чем вдвое год к году, достигнув 131 тыс. тонн в физическом выражении, или 219 млн долларов. Основной рост связан с открытием в прошлом году рынков Вьетнама и Гонконга. Возможности экспорта поддерживались активным наращиванием внутреннего производства — на 11,7% за семь месяцев этого года. Если в прошлом году свиноводы произвели около 4 млн тонн мяса, то в этом ожидается 4,3-4,5 млн тонн. Рост производства спровоцировал снижение внутренних цен в среднем на 5% (в прошлом году цены снизились на 8%). «Снижение оптовых цен привело и к увеличению потребления свинины — в отличие от других видов мяса, потребление которых снижается, — говорит генеральный директор Национального союза свиноводов (НСС) Юрий Ковалев. — Рост потребления свинины в этом году связан также с тем, что многие россияне этим летом из-за пандемии не уезжали за границу». Снижение оптовых цен на фоне ослабления рубля и уменьшения мирового предложения свинины из-за чумы свиней дало конкурентное преимущество российским свиноводам.

Производство свинины в России стабильно растет за счет новых инвестпроектов  66-03.jpg
Производство свинины в России стабильно растет за счет новых инвестпроектов

«Но все же главное — открытие в конце прошлого года рынков Вьетнама и Гонконга, за счет которых нам удалось кардинально изменить структуру экспорта, — продолжает Юрий Ковалев. — Если раньше две трети поставок на внешние рынки приходилось на субпродукты, то в этом году их всего треть, остальное — это товарное мясо. Таким образом, в тоннах наши внешние поставки выросли на 103 процента, а в стоимости — почти на 130 процентов». Если в конце прошлого года Вьетнам аккредитовал лишь две российские компании для импорта свинины, то сейчас их уже двадцать. «Два предприятия “Черкизово” получили право доступа на рынок Вьетнама, поставки планируем начать в 2021 году и отгружать до 500 тонн продукции свиноводства ежемесячно, — говорит руководитель управления по взаимодействию с отраслевыми союзами и государственными институтами ТД “Черкизово” Андрей Терехин. — Планируем поставлять в страну как свиные субпродукты, широко востребованные местной кулинарией (ноги, уши, желудки и прочее), так и свиные отрубы в замороженном виде (окорок, лопатка, грудинка). Для некоторых производителей рынок Вьетнама позволит повысить маржинальность экспорта. «Мы наращиваем продажи в страны Таможенного союза, но это непростой конкурентный рынок, потенциальные покупатели имеют большой выбор предложения по свинине, и не только российского производства, — говорит руководитель экспертного направления “Сибагро” (входит в пятерку крупнейших производителей свинины) Семен Черняк. — Но после открытия рынка Вьетнама для российской свинины ряд предприятий, входящих в “Сибагро”, были включены в короткий список поставщиков из России. Начиная с мая 2020 года только один мясоперерабатывающий завод из Томска экспортировал во Вьетнам более двух тысяч тонн свинины».

Ценовая конъюнктура и становление экспортного рынка как основного направления развития привели к трансформации отрасли: из нее уходят неэффективные компании и личные подсобные хозяйства. По расчетам НСС, в ближайшие три–пять лет в связи со снижением оптовых цен и повышением себестоимости производства из-за удорожания зерновых (а значит, и кормов), могут прекратить свое существование не менее 75% мелких и 25% средних компаний с общим годовым производством не менее 250 тыс. тонн в живом весе (или 200 тыс. тонн в убойном). На смену им приходят новые свинокомплексы, заложенные компаниями из топ-20 производителей свинины еще в 2018 году (когда государство в последний раз выдавало свиноводам льготные кредиты), общей мощностью свыше 1,3 млн тонн. Например, «Агропромкомплектация» (входит в семерку крупнейших) в 2019–2020 годах ввела в строй пять новых свинокомплексов, увеличив выпуск продукции в этом году на четверть (до 250 тыс. тонн), в основном для дозагрузки своих перерабатывающих мощностей и развития экспорта. «За последний год ГК “Агропромкомплектация” увеличила объем экспортной продукции в два раза, в первую очередь за счет развития партнерских отношений с Вьетнамом — первые поставки туда начались еще в конце 2019 года, — пояснили в пресс-служба компании. — Сейчас основная часть экспорта продукции ГК “Агропромкомплектация” приходится на Вьетнам и Гонконг, это порядка 80 процентов общего объема нашего экспорта». В ближайшие три-четыре года часть дополнительного объема свинины с новых предприятий заместит продукцию выбывающих хозяйств, менее трети придется на увеличение потребления внутри страны (за счет дефицитных регионов Сибири и Забайкалья), а свыше трети как раз придется на экспорт, рост которого ожидается в том числе за счет открытия рынка Китая. Пока что российскую свинину там не покупают из-за не до конца отлаженной у нас системы регионализации (запрета обмена свиноводческой продукцией и кормами с зараженными африканской чумой свиней регионами).

Аграрии южных регионов освоили экспортное направление раньше всех и сейчас тоже уверенно удваивают объемы. «Мы активно поставляем мясо птицы в Китай, развиваем его экспорт в страны ближнего зарубежья: Армению, Грузию. В этом году открыли поставки свиней в Грузию, динамично увеличиваем объёмы, — говорит заместитель директора ООО "ТД Агрокомплекс-Экспорт" Денис Бродский. — В этом году компания нарастила объемы экспорта мясной продукции — до 4 тысяч тонн. В основном за счет увеличения экспорта ног и крыла птицы (2,9 тысяч тонн против 1,6 тысяч тонн в 2019 году) и свинины живым весом (1,2 тысячи тонн против 37 тонн в прошлом году). В планах на 2021 год — повысить показатели экспорта до 10 тысяч тонн (из них свинины живым весом — 6 тысяч тонн)».

 

Птица счастья

 

Зато в Китае с прошлого года полюбили российскую птицу. Россия только за первый год поставок птицы в Китай стремительно нарастила объемы экспорта и стала одним из ключевых поставщиков. Если в прошлом году Китай закупил 63,2 тыс. тонны российской птицы, то только за первое полугодие текущего — уже 113 тыс. тонн. По сравнению с другими производителями мяса птицеводы первыми освоили экспорт в дальнее зарубежье и сейчас продают продукцию в 50 стран (210 тыс. тонн в прошлом году, в этом году поставлено уже 250 тыс. тонн). По данным Минсельхоза, в целом на долю птицы приходится две трети всего мясного экспорта. Это спасло подотрасль, которая еще четыре года назад полностью заместила в нашей стране импорт, а потом страдала от перепроизводства (рост производства составил всего два процента за четыре года, в этом году прирост всего 1,2%) и снижения цен. «В последние годы рентабельность в подотрасли не превышает нескольких процентов, а в отдельные месяцы бывает и отрицательной, — говорит генеральный директор Российского птицеводческого союза Галина Бобылева. — При этом только с начала года корма выросли в цене на 20 процентов, доллар укрепился, что легло бременем на себестоимость, поскольку у нас большая импортная составляющая. При этом отпускную цену мы повышать не можем, поскольку потребительский спрос падает, в этом году особенно. Поэтому выход у наших предприятий один: наращивать экспорт».

Производство птицы превысило показатели 90-х годов еше 15 лет назад  66-04.jpg
Производство птицы превысило показатели 90-х годов еше 15 лет назад

В этом году Россия вышла на третье место по объемам экспорта мяса птицы в Китай. Среди первых аттестованных Китаем предприятий оказались «Черкизово», «Дамате», «Приосколье», ГАП «Ресурс», «Белгранкорм», «Агрокомплекс» имени Н. И. Ткачева и другие лидеры подотрасли. В основном за счет Китая наращивает экспорт группа компаний «Черкизово», которая намерена увеличить объемы продаж на внешние рынки в этом году на 65%, до 100 млн долларов. «Основной драйвер роста нашего экспорта — продукция из курицы, объемы отгрузок которой могут увеличиться более чем на 80 процентов и превысить 62 тысячи тонн, — говорит Андрей Терехин. — В Китай в этом году было поставлено свыше 32,2 тысячи тонн. Кроме того, в 2020 году ГК “Черкизово” начала поставки в КНР мяса индейки».

Крупнейший производитель индейки «Дамате» наращивает ее экспорт уже пятый год, имея разрешение на поставки в страны Европейского союза, ЕАЭС и еще несколько десятков стран, среди которых Китай, ОАЭ, государства Африки и Азии. В прошлом году компания отправила на экспорт более 1400 тонн продукции из мяса индейки, при этом половина поставок пришлась на Китай, а в этом году уже успела удвоить экспорт. «Только за десять месяцев текущего года общий объем экспорта за счет новых рынков уже составил 3900 тонн», — говорит заместитель генерального директора по маркетингу ГК «Дамате» Дарья Лащенко.

В начале этого года для российских птицеводов открылся и рынок Саудовской Аравии. «Дамате» стала первой аккредитованной в этой стране российской компанией по продаже мяса птицы. «Мы также получили разрешение на экспорт продукции в Кувейт», — говорит Дарья Лащенко. «Черкизово» в этом году вышла на рынок Саудовской Аравии, а также на рынок ОАЭ. «Для работы на зарубежных рынках в компании специально разработан ряд брендов: Cherkizovo 77 для рынка Китая, Dajajti Halal — для мусульманских стран Ближнего Востока и Центральной Азии», — рассказывает Андрей Терехин. В этом году крупнейшие российские птицеводы также начали открывать для себя рынки стран Африки — Либерии, Бенина, Анголы, Демократической Республики Конго и Ганы.

Пока Россия вывозит больше всего куриного мяса  66-05.jpg
Пока Россия вывозит больше всего куриного мяса

Почти все крупные экспортеры намерены наращивать производство, в том числе для экспортных направлений, или уже делают это. К примеру, «Черкизово» с прошлого года строит вторую очередь комплекса «Тамбовская индейка» (СП с испанской Grupo Fuertes) инвестиционной емкостью четыре миллиарда рублей, что позволит увеличить мощность предприятия в полтора раза (до 85 тыс. тонн мяса в год в живом весе). «Мы считаем необходимым в перспективе наладить поставки продукции, прошедшей глубокую степень переработки. Куриные ноги, которые сейчас поставляются навалом в коробах, могут продаваться в индивидуальной упаковке, а ассортимент в целом можно расширить за счет готовой продукции, прошедшей термическую обработку: мясо в различных маринадах, наггетсы, котлеты, — которая будет производиться в России. Это более высокий по качеству продукт и совсем иная добавочная стоимость», — подчеркивает Андрей Терехин.

«Дамате» в этом году увеличит выпуск индейки на 18% (до 155 тыс. тонн) на своем комплексе в Пензенской области за счет введения там в эксплуатацию крупнейшего в Европе птицеперерабатывающего завода. Еще три тысячи тонн индейки в живом весе компания прибавит за счет перезапуска бывшей птицефабрики разорившегося «Евродона» в Ростовской области. Кроме того, в мае «Дамате» и Россельхозбанк подписали договор об уступке прав требований по обязательствам ООО «Донстар», в собственности которого находится крупнейший в России комплекс по промышленному производству мяса утки в Ростовской области мощностью 16,5 тыс. тонн мяса в убойном весе в год. Планы расширения производства мяса птицы есть также у «Мираторга» и других крупных компаний. Таким образом, экспортные поставки российского мяса птицы могут увеличиться на 45%: с 210 тыс. тонн в 2019 году более чем до 300 тыс. тонн по итогам 2020-го, прогнозируют в Центре отраслевой экспертизы Россельхозбанка.

 

Квоты на зерно как выстрел в ногу

 

Зерна в стране как бы много, но его все равно как бы мало. Видимо, такой парадокс учитывал Минсельхоз, предложив 11 ноября правительству ввести квоты на вывоз за пределы ЕАЭС пшеницы, ячменя и кукурузы в объеме 15 млн тонн с 15 февраля по 1 июля, опасаясь, что этих культур не хватит для внутреннего рынка кормов и мукомольной отрасли. В октябре ограничить вывоз зерновых, в частности, предложил Российский птицеводческий союз, ссылаясь на то, что рентабельность в подотрасли снизилась до 2–7%. Идею поддержали производители других видов мяса. В пояснительной записке к проекту постановления о квотировании Минсельхоз выразил опасение, что экспорт зерна в 2020/21 сельхозгоду вырастет и составит 45 млн тонн против 43 млн тонн в прошлом сезоне, а пшеницы — 35 млн тонн против 34,8 млн тонн. Птицеводы ссылались в своем обращении также на то, что из-за роста экспорта в первой половине этого года цены на фуражную пшеницу выросли на 20–24% год к году, на фуражную кукурузу — на 35–40%, рост цен на подсолнечник достигал 59%. Зернопроизводителей это немало удивило, поскольку производство зерновых в этом году составит 127,5 млн тонн против 113 млн в 2018-м и 121 млн тонн в прошлом году. «Если бы не потери урожая в ряде регионов страны, мы бы приблизились к рекордному 2017 году, когда было собрано 135 миллионов тонн зерна, — говорит Александр Корбут, исполнительный директор Российского зернового союза. — Цены в самом деле повысились, но это, скорее, связано с ростом мирового спроса и девальвацией рубля. У зернопроизводителей тоже немалая валютная составляющая». По данным Института конъюнктуры аграрного рынка, рублевая стоимость пшеницы сейчас и в самом деле на историческом максимуме — 17 725 рублей за тонну, на 48% выше, чем годом ранее. Экспортная цена составляла в первую неделю ноября уже 253 доллара за тонну (условия поставки FOB, клейковина 12,5%), хотя в мае–июне была на уровне 200–203 доллара. «С другой стороны, мало кто помнит, что в 2013 году экспортные цены составляли свыше 300 долларов за тонну в пиковые месяцы продаж, при том что доллар стоил всего 30 рублей, — говорит генеральный директор агентства «ПроЗерно» Владимир Петриченко. — Думаю, причины надо искать в обвале рубля и не перекладывать убытки одних участников аграрного рынка на других». Генеральный директор компании «Совэкон» Андрей Сизов считает, что отчасти повышение цен связано с ожиданием рынком введения квот. В этом году Минсельхоз уже вводил квоты на вывоз пшеницы с апреля по июль в объеме семь миллионов тонн, что вопреки расчетам чиновников снизить вывоз зерна привело к обратному эффекту. В ожидании квотирования экспортеры вывезли из страны пшеницы на 800 тыс. тонн больше прогнозных показателей. К тому же в ожидании квот экспортеры заключили на новый сезон больше экспортных контрактов, чем планировали, с наступлением нового сезона сельхозпроизводители подняли цены, и экспортеры вынуждены были покрывать экспортные контракты с убытками.

Экспорт зерна растет из-за развития портовой инфраструктуры и высокой мировой цены  66-06.jpg
Экспорт зерна растет из-за развития портовой инфраструктуры и высокой мировой цены

Дополнительный рост экспорта привел к снижению запасов пшеницы, на которое теперь ссылаются чиновники: к началу нового сезона ее остатки в сельхозорганизациях уменьшились на 42% по сравнению с началом прошлого сельхозгода (до 3,72 млн тонн). «Несмотря на незначительное снижение запасов, которые обычно легко восполняются, в стране нет дефицита зерна — и не ожидается. С учетом роста урожая зерна более чем достаточно для внутреннего потребления, даже если экспорт удвоить», — говорит Александр Корбут. Отсутствие дефицита подтверждают и мукомолы: «Мы не видим дисбаланса на рынке, зерно пока дорогое, но есть и запасы у мукомолов, — говорит операционный директор Ленинградского комбината хлебопродуктов имени С. М. Кирова Елена Мамичева. — Мы не думаем, что с ростом экспорта образуется дефицит муки или вырастут цены, поскольку сбор урожая все же будет выше прошлогоднего, когда нам пшеницы тоже хватало».

Несмотря на это, министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев решил пойти дальше и сделать квотирование постоянным и адресным, то есть распределять квоты по историческому принципу: «Сколько вывез прежде — столько получи теперь». «Я считаю это вредительством. Вот что сейчас будет происходить: зернотрейдеры, как и прошлый раз, законтрактуют большие, чем требует внешний рынок, объемы, чтобы в будущем получить побольше квот, — говорит Владимир Петриченко. — В итоге этим воспользуются импортеры и начнут диктовать свои условия, требовать больших скидок». Прежнее квотирование весной привело к вымыванию с экспортного рынка зерна мелких игроков, которым квоты попросту не достались, а введение исторического принципа приведет к еще большей концентрации бизнеса в отрасли.

 

Переработчиков подсолнуха умаслили пошлино

 

Ожесточенные споры вокруг заградительных ограничений экспорта сырья в этом году развернулись также между производителями подсолнечника и его переработчиками, завершившись в пользу последних. На прошлой неделе подкомиссия по таможенно-тарифному и нетарифному регулированию при Минэкономразвития приняла решение повысить экспортную пошлину на вывоз семечки с нынешних 6,5 до 30% с возможностью дальнейшего повышения до 40%.

Экспорт подсолнечника рос за счет новых посевов  66-07.jpg
Экспорт подсолнечника рос за счет новых посевов

На этом настаивал Масложировой союз, аргументируя тем, что сбор подсолнечника в этом году сократится, по разным оценкам, до 13–13,5 млн тонн против 15 млн тонн в прошлом году. Решение о повышении пошлины было принято в рекордные сроки, поскольку основной покупатель российского подсолнечника — Турция (импортирует до 40% российского сырья) на фоне снижения урожая семечки в России и Украине в октябре обнулила импортную пошлину на него. «Турция защищает своих переработчиков от дефицита сырья, и мы должны были отреагировать адекватно, — говорит президент Масложирового союза Михаил Мальцев. — Иначе был риск удвоения экспорта сырья и полной остановки многих заводов масложировой промышленности, в которую за последние годы вложено более 300 миллиардов рублей. Теперь надеемся, что весь урожай семечки может остаться в стране, а наши маслоэкстракционные заводы готовы переработать весь урожай подсолнечника, но даже в этом случае они будут загружены только на 70 процентов». Ранее Масложировой союз уже добивался ограничений: как и в случае с пшеницей, в марте Россельхознадзор несколько недель не выдавал экспортерам фитосанитарные сертификаты по разным формальным основаниям. С апреля по июнь экспорт был полностью прекращен, затем вплоть до сентября начал действовать разрешительный порядок вывоза подсолнечника, что отсеяло с рынка ряд экспортеров. «Это большая глупость, в том числе повышение пошлины, — категоричен Владимир Петриченко. — Как и в случае с зерном, ограничения привели к рекордному для России вывозу семечки в объеме 1,3 миллиона тонн в прошлом сезоне, хотя прогнозы были на уровне менее одного миллиона тонн, а годом ранее и вовсе вывезли немногим больше 360 тысяч тонн».

Экспорт подсолнечного масла уверенно растет  66-08.jpg
Экспорт подсолнечного масла уверенно растет

По данным Центра агроаналитики при Минсельхозе, с момента снятия всех ограничений экспорт семян подсолнечника с начала сентября по начало октября увеличился сразу более чем в десять раз по сравнению с тем же периодом прошлого года. Как следствие, выросли и цены: по данным «Совэкона», на 11 ноября на внутреннем рынке стоимость подсолнечника поднялась за неделю на 1300 рублей и достигла рекордных за всю историю рынка 33 125 рублей за тонну, вслед за этим подорожало и масло, тоже до рекордных 76 425 рублей за тонну (самовывозом в европейской части, включая НДС). До пиковых значений выросли и экспортные цены на масло — до 990 долларов за тонну (FOB). «Это связано с ажиотажем на внешних рынках, с падением курса рубля с начала года, но в неменьшей степени и с информацией о возможном повышении пошлины. Как видим, ограничения только разогрели рынок, в том числе внутренний, и снизили доступность масла для населения — что это за госполитика такая?!» — негодует Александр Корбут. Он обращает внимание на то, что нынешний урожай хотя и будет ниже, но все равно станет вторым после рекордного прошлогоднего. При этом подсолнечник вывозят из страны лишь на уровне 6–10% валового сбора (1,3–1,4 млн тонн в прошлом сезоне), остальное достается переработчикам, которые, в свою очередь, зарабатывают на экспорте масла.

По подсчетам Андрея Сизова из «Совэкона», масла вывозят до 64% от производимого в стране (в прошлом сезоне — около 3,7 млн тонн). По сути, сейчас победило экспортное лобби переработчиков. Эта конкуренция длится уже несколько лет. Участники рынка напоминают, что 20-процентная пошлина на вывоз подсолнечника существовала с 1999 по 2013 год, и после ее поэтапного снижения к прошлому году установилась на уровне 6,5%. За этот период посевы подсолнечника увеличивались, а его сборы повысились с 4 млн тонн до прошлогодних 15 млн тонн. В то же время мощности переработки росли более быстрыми темпами: с 2013-го по 2019-й — с 3,9 млн до 20 млн тонн, а экспорт масла увеличился почти в десять раз. То есть если сборы семечки увеличились в четыре раза, то переработка — в пять. С одной стороны, экспорт более высокого передела — позитивная тенденция. «С другой стороны, из-за пошлины подсолнечника посеют меньше и будут собирать не более одного миллиона тонн, то есть подсолнечного масла в стране будет меньше, — говорит президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. — Вообще, непонятно, что мешало маслозаводам догружать мощности переработкой сои, рапса, рыжика и других маслокультур, которые большей частью вывозят в виде сырья».

 

Горечь сахарных рекордов

 

Пожалуй, все прочие аграрные рынки по рекордам — и в то же время антирекордам — превзошел рынок сахара. По данным Союзроссахара, в прошлом сельхозгоду впервые за 230 лет истории производства сахара в России достигнут рекордный показатель его выпуска — 7,8 млн тонн, а экспорт превысил прошлый сезон сразу в пять раз, достигнув 1,5 млн тонн.

Производство сахара в России стабильно растет 66-09.jpg
Производство сахара в России стабильно растет

Но и такой экспорт не перекрыл избыток сахара на рынке, в результате чего цена на него в прошлом году резко снизилась — почти вдвое-втрое по сравнению с предыдущими двумя годами — до 18–20 тыс. рублей за тонну. Для многих производителей это оказалось ниже себестоимости, поэтому даже некоторые крупные компании вынуждены были законсервировать свои заводы. Для таких рекордов был ряд причин: несмотря на рекомендации Минсельхоза снизить посевные площади под сахарную свеклу, аграрии в 2019 году увеличили их, хорошая погода позволила собрать хороший урожай, а новые агротехнологии — увеличить процент выхода сахара из свеклы. В результате рынок, который еще пять лет назад был дефицитным и импортозависимым, два сезона подряд находится в ситуации перепроизводства. «Даже у наиболее эффективных хозяйств рентабельность производства сахара в прошлом сезоне составила около нуля, и они выжили в основном за счет прибыли от продажи гранулированного жома и мелассы, — говорит аналитик Института комплексных стратегических исследований Надежда Каныгина. — Но в то же время сахаропроизводителей это заставило открыть для себя новые экспортные рынки сбыта и способы перевозки, что многих и спасло от разорения». Если прежде российские аграрии сбывали сахар в основном в страны СНГ, то в прошлом сезоне они впервые освоили морские контейнерные перевозки в страны Африки, Азии и Европы.

Экспорт белого сахара резко вырос в конце года из-за перепроизводства  66-10.jpg
Экспорт белого сахара резко вырос в конце года из-за перепроизводства

В этом году посевы сахарной свеклы аграрии все же сократили, вследствие чего в новом сезоне Минсельхоз ожидает производства сахара на уровне 5–5,2 млн тонн, что с учетом запасов в 1,3 млн тонн вполне перекроет потребности внутреннего рынка (около 5,9 млн тонн). Наряду с ростом экспорта досадная для аграриев цена еще в начале года начала выравниваться, в результате чего ФАС заподозрила ряд крупных компаний в ценовом сговоре и начала проверку, но тогда ничего доказать не смогла. В ноябре проверки возобновились, поскольку Росстат отметил, что по итогам октября сахар оказался наиболее подорожавшим товаром в категории продуктов питания — рост цен сразу на 18,3% всего за месяц. «В ходе проверок мы обнаружили документы, свидетельствующие о том, что три крупнейших производителя сахара пытались создать картель на товарном рынке, — какие именно, пока не готов сказать, — говорит руководитель управления по борьбе с картелями ФАС Андрей Тенишев. — Объективных экономических причин для существенного роста цен не было и нет — рынок профицитен». Ранее СМИ писали, что проверки проводятся у крупнейших производителей сахара «Продимекс» и «Русагро», которые на запрос «Эксперта» не ответили. Впрочем, в Союзроссахаре отмечают, что по итогам десяти месяцев этого года стоимость сахара оказалась на 10,2% ниже, чем за тот же период прошлого года: 34,6 рублей за килограмм против 49,5 рублей. В то же время в 2016 году она превышала 51 рубль за килограмм, а в 2015-м и вовсе составляла 53 рубля. «В прошлом году рентабельность у сахаропроизводителей была отрицательной, — говорит генеральный директор агрофирмы “Весна” (принадлежит акционерам агрохолдинга «АФГ Националь») Игорь Согин. — В этом году рассчитываем отыграть потери прошлого года и выйти хотя бы в небольшой плюс, позволяющий в нормальном рабочем режиме обслуживать инфраструктуру завода». По словам генерального директора Союзроссахара Андрея Бодина, в новом сезоне рынок может сбалансироваться за счет прошлогоднего открытия новых экспортных направлений, снижения посевов сахарной свеклы с поэтапным повышением эффективности производства.

Приросли экспортом

Дмитрий Антонов 66-11.jpg ПРЕДОСТАВЛЕНО ГАП «РЕСУРС»
Дмитрий Антонов
ПРЕДОСТАВЛЕНО ГАП «РЕСУРС»

Нынешний год стал испытанием для российского агропромышленного комплекса. Пандемия COVID-19 вызвала разрыв цепочек поставщиков, как российских, так и международных, волатильность рубля, а также ценовые спекуляции. Еще один важный аспект — влияние пандемии на стабильность работы сельхозпроизводителей и пищевой промышленности, которым нужно было одномоментно усилить санитарные меры для безопасности работников.

После завершения весеннего локдауна стало очевидно, что мировые рынки АПК будут вынуждены адаптироваться к новым реалиям. Уже в начале лета, как отметили в Федеральном центре развития экспорта продукции АПК Минсельхоза России («Агроэкспорте»), многие страны приняли меры, направленные на упрощение процедур ввоза, «играли» ввозными пошлинами и квотами в поисках новых решений по обеспечению продовольствием.

Однако, по оценке Продовольственной и сельскохозяйственной организации (FAO) ООН, российский АПК оказался менее уязвим с точки зрения воздействия пандемии. Участники рынка стали наращивать экспортные поставки настолько активно, что государство даже вводило запрет на продажу за рубеж отдельных групп (например, подсолнечника).

Представители отрасли ожидают, что по итогам года рост экспорта будет значительным. «Если в прошлом году мы реализовали на внешних рынках 86 тысяч тонн готовой продукции, то в текущем практически аналогичный объем был отправлен иностранным контрагентам уже за период с января по сентябрь», — говорит старший вице-президент, директор по продажам и стратегическому развитию Группы агропредприятий (ГАП) «Ресурс» Дмитрий Антонов.

«Развитие экспорта предполагает в том числе поиск наиболее эффективных логистических решений. В мае мы первыми в стране отправили продукцию в Китай железнодорожным транспортом. Это сокращает время в сути до 15–16 суток в отличие от перевозки морским транспортом, которая занимает 50–60 дней», — рассказывает Дмитрий Антонов. По его словам, сейчас ГАП «Ресурс» тестирует отправку грузов в КНР через порты Дальнего Востока. «Маршрут позволит сократить транзитное время перевозки до 30–40 дней и хеджировать риски повышения ставок морскими контейнерными линиями», — поясняет он.

В нынешнем году, по словам Дмитрия Антонова, группа вложила существенный объем инвестиций в новые активы. ГАП «Ресурс» более чем в полтора раза увеличила земельный банк и завершила покупку нескольких производственных активов. В их числе птицеводческий комплекс «Уральский бройлер» в Оренбургской области, мясоперерабатывающий завод в Калмыкии, маслоэкстракционный завод в Ростовской области, несколько элеваторов общей емкостью 300 тыс. тонн и другие важные с логистической точки зрения активы на юге России.

Компания также модернизировала четыре своих перерабатывающих комбината и маслоэкстракционный завод. «В наших ближайших планах — дальнейшая диверсификация и развитие новых направлений бизнеса, наращивание объемов производства сельскохозяйственной продукции и продолжение расширения географии присутствия», — резюмирует Дмитрий Антонов.

 

Анна Немолвенко

Цены на свинину снижаются вслед за ростом производства
Производство свинины в России стабильно растет за счет новых инвестпроектов
Производство птицы превысило показатели 90-х годов еше 15 лет назад
Пока Россия вывозит больше всего куриного мяса
Экспорт зерна растет из-за развития портовой инфраструктуры и высокой мировой цены
Экспорт подсолнечника рос за счет новых посевов
Экспорт подсолнечного масла уверенно растет
Производство сахара в России стабильно растет
Экспорт белого сахара резко вырос в конце года из-за перепроизводства

Новости партнеров

«Эксперт»
№47 (1185) 16 ноября 2020
Кризиса никто не ждет
Содержание:
Упал, отжался, захромал

Разворачивание второй волны эпидемии коронавируса привело к возобновлению спада на рынках услуг и многих b2c-бизнесов. Тем не менее в экономике достаточно очагов роста, которые не дадут ей скатиться в новый кризис. Кроме того, Банк России ведет грамотную контрциклическую политику, поддерживающую хозяйство деньгами

Экономика и финансы
Реклама