Ключевая точка на карте

Качественная реализация масштабных промышленных и инфраструктурных проектов обеспечит Архангельской области лидирующие позиции не только в масштабах Русского Севера, но и в целом в России

СЕРГЕЙ БОБЫЛЕВ/ТАСС
Северодвинск стал центром судостроительной активности в Архангельской области

Социально-экономическую ситуацию в любом из российских регионов неизбежно приходится примерять к условиям минувшего пандемийного года. Прошлый год оказался сложным для Архангельской области, потому что бюджет был дефицитным (минус 15,1 млрд рублей). Индекс промышленного производства составил 96,8%, индекс физического объема в строительстве — 53,5% (то есть не выполнен бюджет развития). Индекс производства по видам экономической деятельности (добыча полезных ископаемых) составил 74,0%. При этом возросли инвестиции в основной капитал (104,7%), строительство жилья (109,5%). Среднемесячная заработная плата составила 52 тыс. рублей, а уровень зарегистрированной безработицы увеличился не так сильно (в 2,7 раза), как в других регионах Северо-Запада.

На повестке дня

«Ключевые особенности Архангельской области — наличие большого количества моногородов, отток трудоспособного населения и молодежи, что в принципе характерно для многих регионов Арктической зоны России, тяжелые климатические условия. И, наверное, довольно скептическое отношение населения к власти, что привело к протестным настроениям и в определенной степени к отставке прежнего губернатора региона Игоря Орлова. И дело не только в попытке реализовать проект по складированию мусора на полигоне станции Шиес, это в целом накопившиеся в регионе проблемы социально-экономического развития, — считает президент НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург Александр Ходачек. — Для Архангельска, к примеру, это ветхий и аварийный жилой фонд, изношенная инженерная инфраструктура и плохие дороги, это неисполнение бюджета развития. Безусловно, есть положительные моменты, но они не снимают с повестки дня вопросы, связанные с улучшением социально-экономического положения региона». И здесь, конечно, больше проблем, связанных с ликвидацией ветхого жилья, с восстановлением объектов социальной сферы, аэродромов для малой авиации. Важно также восстановить и развивать каботажное плавание в прибрежной зоне и на реках, связанное с добычей биоресурсов. «Должны получить дальнейшее развитие проекты в лесной и деревообрабатывающей промышленности, судостроении и судоремонте», — полагает Александр Ходачек.

Лесная промышленность — одна из ключевых отраслей экономики Архангельской области, предприятия региона показывают устойчивый рост выпуска продукции глубокой переработки древесины. Архангельская область занимает первое место в Северо-Западном федеральном округе по выпуску пиломатериалов, пеллет, производству целлюлозы, бумаги и картона. В частности, в декабре 2020 года Архангельский ЦБК завершил инвестпроект с фактическими инвестициями 18,8 млрд рублей. Группа компаний УЛК в рамках приоритетного инвестиционного проекта начала строительство современного лесопильно-деревообрабатывающего комбината в селе Карпогоры, объем инвестиций составит более 28 млрд рублей. Продолжается модернизация производства компании «Илим» в Коряжме. Проект с плановым объемом инвестиций 3,5 млрд рублей будет завершен в текущем году.

Помимо создания и модернизации производственных мощностей инвестпроекты предусматривают строительство социальных объектов и инфраструктуры. Важная задача для сохранения окружающей среды — лесовосстановление. Мероприятия по воспроизводству лесов в Архангельской области осуществляются в рамках федерального проекта «Сохранение лесов» национального проекта «Экология»: в 2020 году лесовосстановление проведено на площади 74 тыс. гектаров.

Приоритетными направлениями финансирования областной адресной инвестиционной программы (АИП) за счет средств областного бюджета в 2020 году стали мероприятия, выполнение которых осуществлялось в рамках национальных проектов и региональных государственных программ. Реализация АИП позволила в 2020 году привлечь в Поморье федеральное финансирование в объеме порядка 7,5 млрд рублей, общая сумма инвестиций превысила 9 млрд рублей. В 2019 году цифра была в два раза меньше, при этом количество объектов, финансирование которых велось с привлечением средств ОАИП, в 2020 году в сравнении с 2019-м увеличилось почти в полтора раза — со 100 до 142.

Стратегия социально-экономического развития Архангельской области до 2030 года написана на хорошем уровне, полностью соответствует Стратегии пространственного развития РФ до 2024 года, уточняет Александр Ходачек. Сейчас готовится ее актуализация в соответствии с национальными проектами и Стратегией развития Арктической зоныРФ и обеспечения национальной безопасности до 2035 года.

Первые важные шаги, которые были сделаны в прошлом году (и сейчас реализация этих проектов продолжается), — решение проблем с дорожной инфраструктурой и с ветхим и аварийным жильем. На строительство дорог в Архангельской области дополнительно выделено федеральное финансирование — к примеру, модернизируется дорога на Териберку, которая становится своеобразным туристическим кластером. «В какой-то степени здесь повлияли национальные проекты, их региональная составляющая — и с точки зрения создания благоприятной городской среды, и с точки зрения комфортных дорог, — считает Александр Ходачек. — Не все регионы воспользовались возможностями, которые дают национальные проекты, а вот для Архангельской области это был важный момент».

По словам исполняющего обязанности министра строительства и архитектуры Архангельской области Владимира Полежаева, в рамках национальных проектов «Демография» и «Образование» и региональных государственных программ с привлечением средств ОАИП и федерального бюджета осуществлялось строительство 25 объектов образования (11 из них уже введены в эксплуатацию), еще 15 объектов строятся. В рамках реализации первого и второго этапов адресной программы Архангельской области по переселению граждан из аварийного жилищного фонда в 2020 году введено в строй 12 многоквартирных жилых домов общей площадью 34,6 тыс. квадратных метров, что позволило расселить из аварийного жилищного фонда почти две тысячи человек в Архангельске, Северодвинске, Котласе, Красноборске, поселке Октябрьский Устьянского района и Холмогорах. «В этом году запланировано завершить строительство еще 18 многоквартирных жилых домов», — говорит Владимир Полежаев.

Не забыть про моногорода

Сложная ситуация с моногородами Архангельской области. Всего их шесть: города Новодвинск, Коряжма, Онега, поселки Кизема, Октябрьский и Североонежск, с общим населением 298 тыс. человек, — причем два из них относятся к красной зоне (моногорода с наиболее сложным положением). Они пока остались в программе развития, а в Минэкономразвития будут приняты решения о продолжении действия режима территорий опережающего социально-экономического развития для этих поселений. Вместе с муниципалитетами и федеральным центром надо будет решать вопрос сохранения населения в этих моногородах, поддержки социальной инфраструктуры, считает Александр Ходачек. «В российских моногородах, в том числе расположенных в Архангельской области, уже долгое время идет процесс, связанный с ростом производительности труда на градообразующих предприятиях. Как следствие, постоянно и постепенно высвобождаются сотрудники, но при этом новая занятость не возникает. Если реализуется новый крупный проект, где анонсируется создание рабочих мест, то фактически это переток кадров с других производств», — добавляет генеральный директор аналитического и проектного центра Urban Pro Александр Холоднов.

По его словам, эксперты наблюдают рост предприятий малого и среднего бизнеса, но все же они не могут похвастать высоким уровнем заработной платы, что довольно критично. «Универсального решения, как действовать региональной власти в этих условиях, не существует. Конечно, велика роль крупного бизнеса, должен сказать, что в период пандемии многие градообразующие предприятия стали более социально направленными. И это объяснимо: на фоне снижения доходов местного и регионального бюджетов требовалось обеспечить спокойствие в социуме. И даже те компании, которые в прежние годы проводили “прижимистую” политику, с трудом обеспечивая инвестиции в развитие социальной инфраструктуры территории пребывания, теперь сами инициируют различные проекты», — уточняет Александр Холоднов.

Сейчас при поддержке Экспертного совета по устойчивому развитию моногородов при Государственной думе РФ проводится масштабное исследование, в основе которого лежит опрос жителей моногородов: устраивает ли их жизнь в городе, какие есть болевые точки, что хотелось бы изменить. Официально итоги еще не подводили, предварительно мнения разделились 50 на 50: половина опрошенных довольны жизнью в моногороде, другая половина — нет. «С точки зрения приоритетных направлений тема со здравоохранением — абсолютный лидер. Качество оказания медицинской помощи было номером один при всех опросах и до пандемии, последний год только обострил проблему, — говорит Александр Холоднов. — В тех городах, где есть вредные производства, тема экологии становится второй после темы здравоохранения. Вслед за этим идет целый ряд инфраструктур, жестких и затратных: жилье, коммунальные системы, дороги… Износ нарастает, это уже заметно невооруженным взглядом, и уровень недовольства этим тоже растет».

Занять свое место

Элементами опережающего развития Архангельской области могут стать крупные инвестиционные проекты, реализация которых предусмотрена в регионе. Здесь, конечно, обращают на себя внимание масштабные проекты в транспортной сфере. В частности, строительство глубоководного района Архангельского морского порта — Восточного берега Двинского залива Белого моря (губа Сухого моря) с возможностью обработки крупнотоннажных судов дедвейтом свыше 100 тыс. тонн и перевалкой различных видов грузов. Еще один проект давно уже является своего рода притчей во языцех, но все его участники все же рассчитывают на его практическую реализацию: железнодорожная магистраль Белкомур. Проект является инфраструктурной основой Комплексной программы промышленного и инфраструктурного развития Республики Коми, Пермского края и Архангельской области. «Белкомур сформирует новое, “диагональное” направление в системе международных транспортных коридоров европейской части России», — объясняет Александр Ходачек. Связанный с ней транспортный коридор позволит сократить перепробеги по ряду маршрутов между Китаем, Казахстаном, государствами Центральной Азии и Европой до 800 километров, а также перераспределить грузовые потоки с портов балтийского зарубежья и, частично, российской Балтики, на порты российского Севера, в частности порты Мурманска и Архангельска

Выгодное географическое положение, развитая портовая инфраструктура широкий круг судовладельцев и логистических предприятий, обширный кадровый и научный потенциал делают Архангельск одной из ключевых точек на карте промышленного освоения Севера. В 2020 году морской порт Архангельск обработал 4,8 млн тонн грузов, годом ранее — 4,5 млн тонн, он является главным снабженцем многих арктических проектов, таких как «Арктик СПГ — 2», «Ямал СПГ», Харасавэйское месторождение. Постоянные судоходные маршруты связывают Архангельск с Нарьян-Маром, портами Ямала и Норильского промышленного района. «Архангельск является важной точкой Северного морского пути и должен занять свое место в процессе развития этой важнейшей транспортной артерии. Но для этого должна быть стопроцентная синергия всех заинтересованных сторон», — заявил губернатор Поморья Александр Цыбульский на состоявшемся в Архангельске форуме «Порты Арктики». «Одной из важнейших задач является комплексная модернизация подходов к порту. Регион готов вкладываться в строительство транспортной инфраструктуры и привлекать федеральное финансирование, оказывать административную поддержку заинтересованным компаниям в реализации проектов. Однако все порты являются частными, и без понимания их долгосрочной стратегии развития мы не можем принимать инвестиционные решения», — говорит он.

У порта Архангельск есть большой потенциал не только как у крупного транспортного узла, специализирующегося на арктических направлениях, но и как у кластера, реализующего компетенции, связанные с обслуживанием, сопровождением судов, формированием каркаса безопасности судоходства по Северному морскому пути, без развития которого задачу промышленного освоения Арктики решить сложно, считает специальный представитель госкорпорации «Росатом» — заместитель председателя Государственной комиссии по развитию Арктики Владимир Панов. Развитие судоходства в Арктике связано с внедрением новых управленческих, технологических и операционных решений, которые обеспечат безопасность и комфорт судоходства в высоких широтах. Формирование своеобразной экосистемы предусматривает создание цифровых сервисов, развертывание группировки спутников, позволяющих оперативно получать результаты метеорологических наблюдений, зондирования ледовой обстановки. Для решения этой задачи активно ведется строительство ледокольного флота, спасательных судов различного типа. Архангельская область, уверены в регионе, станет важной частью создаваемого каркаса безопасности в Арктике.

Этический камертон

Доцент кафедры государственного и муниципального управления САФУ, к. ф. н. Светлана Тюкина:

— Если говорить о потенциале Архангельской области, то, с одной стороны, есть классический сюжет, связанный с лесопромышленным комплексом и его возрождением, с развитием судостроительного кластера и военно-промышленного комплекса. С другой — у Поморья есть прекрасный потенциал в развитии социально-культурной сферы, в том числе через рост туристической привлекательности и создание новых форматов взаимодействия. Да, часто говорят о связке культуры и туризма, но, мне кажется, тут важнее говорить о связке с экономикой. Границы закрыли, и в прошлом году многие регионы России зафиксировали резкий приток «внутренних» туристов. Приехали они и в Архангельскую область, которая фактически является одним из самых интересных регионов страны с точки зрения уникальных исторических объектов. И вот этот внезапный интерес вновь заставил говорить, что необходимы новые программы поддержки исторического наследия Поморья, создания соответствующей поддерживающей инфраструктуры — дорог, гостиниц и так далее. Ведь в регионе есть районы с уникальными природными объектами, деревянными храмами, заповедными территориями, где сохранен и уклад жизни, и объекты деревянного зодчества, — это Пинежье, Мезенский и Онежский районы, Кенозерский парк. Но до них трудно добраться.

И конечно же, это Соловецкий архипелаг, который вроде и набил оскомину в виде словосочетания «Жемчужина Русского Севера», но это и правда выдающаяся территория, где сочетаются природное наследие тундры и тайги с островным климатом, это и памятники эпохи неолита, и монастырь, и лагерь. То есть фактически на территории одного архипелага сосредоточение, если хотите, всего среза истории государства российского, возможности ее переосмысления и осознания. Это потенциал, в котором очень значимо узнавание территории, чтобы не все области и регионы были похожи один на другой. Территория Соловков особенна еще тем, что подходит разным целевым аудиториям, как для исследователей-естественников, так и для гуманитариев, как для паломников, так и для туристов.

На моей памяти было уже несколько стратегических подходов к программе развития архипелага. При этом Соловки — поселок, в котором живет порядка тысячи человек. Назовите мне другой подобный пример в России, когда над проектами развития столь небольшого поселения ломалось множество копий. На архипелаге много пересечений интересов, что не позволяет пока прийти к единому знаменателю. Здесь сферы влияния федеральной, региональной и муниципальной власти, министерств культуры и природных ресурсов, ЮНЕСКО, Русской православной церкви, других структур. Надеюсь, что созданный не так давно Фонд по сохранению и развитию Соловецкого архипелага сформирует четкую схему взаимодействия, что обеспечит качественное и планомерное развитие этой территории.

Соловки — идеальный пример поиска компромисса в России. Это территория, на которой все расположено максимально близко, и очень важно умение уважительно слышать и учитывать интересы друг друга. И это не пилотный проект управления, а пилотный проект системы общественного договора. Поэтому развитие Соловков — развитие России в миниатюре. Это очень замкнутая, локальная территория, и все всё видят. Если хотите, это этический камертон.