«Наши отношения не катастрофические»

Алексей Грамматчиков
обозреватель журнала «Эксперт»
18 октября 2021, 00:00

Каждая вторая германская компания в России в течение ближайшего года планирует увеличить свои инвестиции, а наиболее перспективные отрасли экономики для компаний из ФРГ — это информационные технологии, фармакология, здравоохранение, сельское хозяйство. Об этом в интервью журналу «Эксперт» рассказывает Маттиас Шепп, председатель правления Российско-германской внешнеторговой палаты

ПРЕДОСТАВЛЕНО РОССИЙСКО-ГЕРМАНСКОЙ ВТП
Председатель правления Российско-германской внешнеторговой палаты Маттиас Шепп

— Как меняются показатели российско-германского экономического сотрудничества за последние годы? Как вы оцениваете динамику изменения этих показателей? Можно ли оценить объем инвестиций германских компаний в российскую экономику?

— Конечно, ситуация в этом году по сравнению с прошлым пандемийным годом гораздо лучше. По данным Бундесбанка, объем чистых прямых германских инвестиций в Россию в первом полугодии 2021 года достиг почти 1,3 миллиарда евро. В России сейчас, согласно актуальным данным, присутствует 3971 компания с немецким капиталом. Кроме того, итоги нашего опроса по инвестиционному климату в России в этом году стали лучшими за последние несколько лет. Почти все работающие в России немецкие предприятия довольны текущим состоянием дел: 95 процентов участников опроса оценили его как очень хорошее, хорошее или удовлетворительное. Каждая вторая немецкая компания в России планирует в ближайшие двенадцать месяцев увеличить свои инвестиции в страну. Для нас это еще одно подтверждение того, что немецкий бизнес в России — самый кризисоустойчивый. Ведь вклад в инвестиционный бум последних лет внесли не только такие крупные проекты, как «Северный поток — 2», газоперерабатывающие комплексы Linde, новейшие железнодорожные технологии Siemens и крупные капиталовложения Volkswagen в ее российские заводы. Самый большой вклад привнесли малые, средние и семейные компании. Это дает нам уверенность в том, что уровень инвестиций останется высоким и в будущем. Российско-германская внешнеторговая палата на собственном опыте отмечает большой интерес немецкого бизнеса к российскому рынку, ведь за последние четыре года число наших членов выросло более чем на 250 и скоро достигнет 1050.

— Какие ключевые факторы сейчас влияют на динамику изменения показателей российско-германского экономического сотрудничества?

— Конечно же, влияние оказывают санкции, а в последнее время и пандемия. Но даже несмотря на все эти факторы, немецкий бизнес в большей своей части не собирается пока уходить из России, а наоборот, наращивает капиталовложения.

— Как пандемия повлияла на состояние российско-германского делового сотрудничества? Удается ли полностью преодолевать ее последствия? 

— Пандемия, конечно же, повлияла не лучшим образом. Это видно по сумме инвестиций в 2020 году. Если в 2018 году немецкие компании вложили в российскую экономику 3,4 миллиарда евро нетто, в 2019-м — два миллиарда евро, то в 2020 году эта цифра была почти равна нулю — если сравнивать приток и отток капитала. Но ситуация однозначно улучшается.

— В каких отраслях и сферах бизнеса наиболее интенсивно развивается взаимодействие германских и российских компаний и почему? А каких сотрудничество, наоборот, развивается медленно и с чем это связано? 

— Я бы назвал четыре области с наибольшими перспективами сотрудничества на данный момент: IT, фармакология, здравоохранение и сельское хозяйство. К тому же давнее российско-германское сотрудничество в классических сферах энергетики — нефть и газ — постепенно трансформируется в сотрудничество в сфере возобновляемых источников энергии, например водорода. Мы видим большой интерес немецкого бизнеса к инвестициям в этой сфере и поэтому выступаем за более активное сотрудничество между Германией и Россией в области альтернативной энергетики. Нам срочно нужен пилотный проект по «зеленому» водороду, который Россия может поставлять в Германию. Производство, транспортировка и хранение водорода открывают большой потенциал для обмена технологиями между нашими странами. В рамках инициативной группы Российско-германской внешнеторговой палаты по водороду немецкие и российские компании уже обсуждают возможность совместных пилотных проектов в этой сфере. Инициативная группа тесно сотрудничает с «Росатомом», «Роснано», «Газпромом», «НоваТЭКом» и другими организациями. Инициативная группа также поддерживает строительство хаба для экспорта «зеленого» водорода в Мурманской области. Что касается медленных темпов развития, то они наблюдаются в сферах, которые наиболее пострадали от пандемии. Глобальная автомобильная индустрия сейчас испытывает большие трудности, в частности из-за глобальной нехватки полупроводников. 

— Не могли бы вы привести интересные свежие примеры германско-российского экономического сотрудничества? В чем отличительные черты и перспективность этих кейсов? 

— Их множество. Помимо таких флагманских проектов, как «Северный поток — 2», есть много других примеров успешного сотрудничества российского и германского бизнеса. Немецкие предприятия, работающие в России, продолжают увеличивать инвестиции. Например, недавно стало известно, что производитель сельскохозяйственной техники Claas вложит дополнительно миллионы евро в расширение своего завода в Краснодаре. А немецкая компания B. Braun и ее российская «дочка» «Гематек» в 2022 году начнут строительство предприятия по выпуску медицинских изделий, а также логистического комплекса в Твери, объем инвестиций в проект составит несколько миллиардов рублей. Немецкий химико-промышленный концерн Henkel решил вложить несколько миллионов евро в расширение производства в Тосно в Ленинградской области. Немецкий поставщик изделий из титановых сплавов Hermith и российский производитель ядерного топлива ТВЭЛ («дочка» «Росатома») несколько недель назад создали совместное предприятие в России. И это еще далеко не весь список.

— Что можно сказать о выходе российского бизнеса на рынок Германии? Есть ли здесь интересные примеры, какие направления тут могут быть перспективными? 

— Мне представляется наиболее перспективной сфера IT, ведь у России и правда одни из лучших программистов в мире. Например, мы все знаем успех антивируса Kaspersky, который применяется и немецкими клиентами. А российский робот Promobot не так давно начал работать в детском парке динозавров в Германии. Российско-германская ВТП ежегодно присуждает премию для малого и среднего бизнеса имени Отто Вольфа фон Амеронгена. Награждаются как немецкие компании, работающие в России, так и российские в Германии. Что касается компаний в Германии с российскими корнями, то в прошлом году премию получила часовая мануфактура «Александр Шорохофф», в 2018-м — Dovgan GmbH, в 2016-м — производитель техники Electrostar/Starmix, в 2013 году это была Marussia Motors, в 2009-м — Kaspersky Lab.

— Расскажите о вашей внешнеторговой палате, с какими организациями и компаниями вы сотрудничаете особенно активно в последнее время, как меняются эти формы взаимодействия, есть ли здесь новые подходы?

— Мы работаем в основном со средним и малым бизнесом, с семейными предприятиями. Так как мы в постоянном контакте со своими фирмами-членами, мы всегда знаем, что конкретно их волнует, и стараемся решать эти проблемы, в том числе во взаимодействии с российскими органами. Например, совсем недавно мы создали информационный центр по вопросам локализации, который будет помогать компаниям, которые планируют локализацию производства в России и у которых есть вопросы по этому процессу. Центр будет сотрудничать с Министерством промышленности и торговли РФ, Министерством экономического развития РФ и другими ведомствами. Мы хотим развивать это сотрудничестве и в сфере водорода, потому что именно здесь мы видим огромный потенциал для России. В нашем позиционном документе по климату и устойчивому развитию мы выступаем за германо-российское сотрудничество в области водорода, которое может способствовать диверсификации импорта энергоносителей и стать новой моделью климатического партнерства с ЕС. Еще одна очень важная для нас сфера сотрудничества — переработка отходов. Для этого мы создали платформу Germantech, которая представляет немецкие компании из сферы «зеленых» технологий, их опыт и экспертизу на российском рынке и помогает им найти партнеров в России. Российские компании получают возможность познакомиться с преимуществами сотрудничества с немецкими компаниями — экспертами в отрасли и установить с ними деловые контакты.

— Как влияют санкции на российско-германское сотрудничество? Что представители деловых кругов Германии думают о санкциях?

— Разумеется, санкции не помогают нашему сотрудничеству. Компании в ходе нашего ежегодного опроса по деловому климату назвали их одной из самых больших помех для немецкого бизнеса в России. Немецкий бизнес в России решительно отвергает санкции. Так, 33 процента респондентов выступили за незамедлительную отмену, а 60 процентов — за постепенное сворачивание антироссийских санкций. Но есть позитивный момент: семейные предприятия, а также предприятия малого и среднего бизнеса, работающие в России на протяжении десятилетий, страдают от санкций меньше, чем крупные концерны, и не зависят от фондовых рынков. Это значительно снижает вред от санкций для немецкого бизнеса в России.

— Как вы в целом оцениваете политическое взаимодействие Германии и России в последнее время, как оно влияет на экономическое сотрудничество стран?

— Недавний визит Ангелы Меркель в Москву, в ходе которого она похвалила наш совместный с посольством Германии проект «1000 практикантов», вселяет надежду на то, что, несмотря на все политические неурядицы, Германия и Россия и впредь продолжат свое сотрудничество. Я бы охарактеризовал отношения между нашими странами как сложные, но не катастрофические. Ведь отношения между Россией и Германией состоят не только из политических, но и из экономических и культурных связей, а также партнерства городов и молодежных и спортивных обменов. В этом отношении связи России с Германией крепче, чем с любой другой западной страной. В то же время я думаю, что антагонизм, существующий между Россией и ЕС с Германией, затрагивает не только политическую верхушку, но и более глубокий уровень. Эти глубинные разногласия останутся и впредь независимо от того, кто будет на вершине политической пирамиды — Владимир Путин в России или Ангела Меркель в Германии.

— Какие еще препятствия помимо санкций существуют в области экономического сотрудничества Германии и России? Что можно сделать, чтобы эти препятствия преодолеть? 

— Несмотря на все трудности, возникшие в том числе из-за пандемии, немецкий бизнес сейчас чувствует себя в России хорошо. Но если говорить о конкретных препятствиях, то, согласно нашему ежегодному опросу по деловому климату, большинство немецких предприятий считают валютный курс, санкции со стороны ЕС и ответные санкции, а также конъюнктуру и бюрократические препоны самыми серьезными проблемами. Не меньшие трудности им доставляют и нехватка квалифицированной рабочей силы, коронавирусные ограничения, а также высокие требования по локализации. Согласно другому опросу, 80 процентов немецких компаний в России пострадали от перебоев с поставками и нехватки сырья. В числе причин нехватки сырья компании чаще всего называют перебои в производстве у поставщиков, увеличившийся спрос и недостаток производственных мощностей, а также транспортные проблемы.