Театр имени Евг. Вахтангова: 101 год спустя

Вячеслав Суриков
редактор отдела культура журнала «Эксперт»
19 декабря 2022, 00:00

Составляющие успеха одного из самых посещаемых в России театров

ОЛЕГ КОРОЛЕВ
Директор Театра имени Евгения Вахтангова Кирилл Крок

В ноябре этого года Юрий Бутусов, будучи на тот момент главным режиссером Вахтанговского театра, сообщил его директору Кириллу Кроку, что в ближайшем будущем не приедет в Россию и не сможет продолжать работу в театре. Бутусов поставил в нем спектакли «Мера за меру», «Бег», «Пер Гюнт» и «Король Лир». На открытии сезона была заявлена его постановка «Идиот» по Достоевскому. Еще раньше, в феврале, Римас Туминас покинул пост художественного руководителя театра, каковым оставался на протяжении последних пятнадцати лет. Он поставил на сцене Театра Вахтангова самые значимые свои спектакли. Премьера одного из них, «Войны и мира», состоялась год назад. В результате ключевой фигурой в Театре Вахтангова стал Кирилл Крок. Он пришел сюда на должность директора в 2010 году по приглашению Туминаса и взял на себя руководство и театром, и его масштабной реконструкцией.

Стиль

Переломным для Театра Вахтангова стал приход в него Туминаса. Он смог не просто слиться с театром, влюбить в себя труппу, превратить ее в единый ансамбль, но сдвинуть с места этот тяжелый корабль, который находился тогда в фазе стагнации. Предшественнику Туминаса Михаилу Ульянову с его колоссальными авторитетом стоило неимоверных организационных усилий получить разрешение на строительство Новой сцены. И ему даже удалось запустить его, но завершить работы он не успел. А Туминас сдвинул театр с мертвой точки, убедив актеров в том, что его понимание русской классики не только обоснованно, но и открывает в ней новые смыслы. В результате он смог удержать консервативную аудиторию и одновременно привлечь публику, которая жаждала современной драматургии. В результате Театр Вахтангова сошел с орбиты, где до сих пор пребывает Малый театр и до какого-то времени оставался МХАТ имени М. Горького.

Римас Туминас не стал перечеркивать привычную для российского зрителя манеру психологического реализма, но он, как ученик Анатолия Эфроса, смог как можно дальше отодвинуться от натурализма — от привычки воспроизводить на сцене стереотипы о том, как может выглядеть реальность. Ему удалось найти баланс между психологической достоверностью и театральной метафорой и сделать это новым стилем Театра Вахтангова. На сцене возникает узнаваемый мир, и актеры ведут себя как обычные люди, но при этом ты понимаешь: этот мир особенный. Здесь возможно все, что угодно. Но переключение на язык театральной метафоры происходит естественным образом. И зритель оказывается к этому готов. Театральная метафора не шокирует его, не заставляет говорить: «Так не бывает» — вместо этого она завораживает, очаровывает его. И в конечном счете с ним происходит то, что не может произойти ни в каком другом месте, кроме театра.

Еще одна установка репертуарной политики Театра Вахтангова состоит в том, чтобы уделять внимание в равной степени классическим текстам и текстам современных драматургов, а также открывать новые для российской сцены тексты. Здесь театр создает для себя еще одну возможность укрепить отношения со зрителем. При всей своей консервативности тот жаждет новых текстов, новых героев и новых смыслов. Нуждается в классике, но не может питаться только ею. При этом театр, с одной стороны, идет на колоссальный риск: ему нужно предпринять дополнительные усилия, чтобы продать зрителю неизвестное название, с другой — в таком случае постановку ни с чем не сравнивают. Еще не существует канона в интерпретации пьесы. Зритель свободен от стереотипов. И если пьеса попадает в ожидания зрителя, невидимая дуга доверия, протянутая между ним и театром, укрепляется. И театр начинает существовать в облаке зрительской любви, позволяющей ему двигаться в верном направлении.

Бюджет

Сегодня театр получает около 415 млн рублей из государственного бюджета (на 2021 год сумма составила 393 млн). Чтобы оплачивать все расходы, ему необходимо зарабатывать еще не менее 650 млн (в 2021-м — 548,9 млн). По словам Кирилла Крока, это, в том числе, поддержание здания в должном виде, возможность купить новое оборудование и реализовать проект восстановления Дома Вахтангова во Владикавказе. Только в Москве в прошлом году было сыграно 1005 спектаклей. Гастрольных — 45 (обычно за 80). В год с пандемийными ограничениями на спектакли театра пришло 214 тыс. зрителей. Без ограничений их число, как правило, достигает 300 тыс. В 2021 году зал заполнялся на 88%, в обычные годы — на 97%. Средняя зарплата в театре — 134,4 тыс. рублей. В репертуаре сейчас 66 спектаклей.

Двенадцать лет назад бюджет давал театру 157 млн рублей. Внебюджетные доходы едва превышали 151 млн. Был показан 251 спектакль, их пришли посмотреть 185,4 тыс. зрителей. Заполняемость зала доходила до 83%. На гастролях была сыграна 31 постановка. В репертуаре 26 спектаклей. «Когда я пришел двенадцать лет назад, во дворе стоял строительный забор, — вспоминает Кирилл Крок. — За ним находилась стройка. Одиноко высился кран. Внизу был вырыт котлован. Из него торчали железобетонные сваи. Он был наполовину заполнен водой. Через четыре с половиной года мы здесь открыли Новую сцену театра». Площадь Новой сцены вместе со всеми помещениями — 6250 квадратных метров. С ее присоединением общее пространство увеличилось на 60% и достигло 17,5 тыс. квадратных метров. В зале 230 зрительских мест. На минус первом этаже открыли Арт-кафе: зрители сидят за столиками вокруг сцены, там проходят творческие вечера, поэтические чтения, концерты.

Реконструкция

В 2017 году к Вахтанговскому театру был присоединен Московский театр Рубена Симонова. «Вошли в здание. Ужас, — делится впечатлениями от визита Кирилл Крок. — Морально все устарело. Канализация в здании отсутствует. Все сливается в какие-то пустоты. Под двумя стенами фундамента нет. Начали капитальный ремонт. Через одиннадцать месяцев открыли два зала Симоновской сцены». С 2010 года театральные площади увеличились с 13 до 35 тыс. квадратных метров. Сейчас спектакли театра идут на шести площадках. Помимо основной, Новой, и Симоновской сцен, а также Арт-кафе еще работает студия в Малом Николопесковском переулке. В 2020 году театр начал ремонт дома во Владикавказе, в котором родился и вырос Евгений Вахтангов. Решили здесь основать дом-музей и культурный центр. Перед ремонтом пришлось расселить живущие в доме 13 семей, каждой купив по квартире. В октябре этого года ремонтные работы были завершены.

Реконструкция Основной сцены проходила в два этапа. Первый завершился в 2011 году. Тогда сделали акцент на зрительном зале. Спустя десять лет обновили значительную часть обслуживающих сцену театра механизмов и оборудования. Отремонтировали полы и покрасили стены в зрительном зале и фойе. На фасаде вместо афишных стендов установили светодиодные экраны. Тщательность отделки внутренних помещений — первое, что бросается в глаза посетителям театра. И это только один из объектов внимания его директора. В интервью «Эксперту» Кирилл Крок так описывает обычный рабочий день: «Сейчас у меня тяжелейшее собрание с актерами. После него я буду брать на работу нового костюмера в театр, беседовать с ним. А потом должен полезть на крышу, посмотреть, как там проклеили согревающий кабель, чтобы сосульки никому на голову не упали. А завтра еду в налоговую инспекцию. Потому что подрядчики, которые нам три года назад кое-что ремонтировали, что-то недобросовестно сделали. И я еду давать показания — подтверждать, что они реально работали».

Режиссеры

Теперь в фокусе внимания Кирилла Крока еще и выбор репертуара и режиссеров для постановки спектаклей. Чтобы обозначить свою позицию, он цитирует Юрия Любимова: «Спектакль делает один человек — тот, кто сидит за режиссерским столиком». Все остальные: актеры, художники, гримеры, композиторы, хореографы — ему помогают. Если спектакль получается, победа принадлежит всем. Если неудача, ответственность возлагается на режиссера. И чем ярче, чем неординарнее его личность, тем больше шансов на успех. Ему нужно только помогать, создавать условия для работы. При этом, если он выпустил успешный спектакль, это не означает, что он сможет повторить свой успех. Режиссер имеет право на неудачи и творческий кризис. Тем более что сейчас режиссеров, способных поставить спектакль, который становится художественным явлением и одновременно оказывается востребованным публикой, не так много.

Римас Туминас как раз из их числа. За пятнадцать лет работы в театре он поставил 12 спектаклей и еще один — до своего художественного руководства.  И каждый становился событием. Один из них — «Война и мир» — стал центральным событием и в медиа, и в соцсетях. «Война и мир» — квинтэссенция стиля Римаса Туминаса. В этот спектакль он вложил весь опыт работы театральным режиссером и всю любовь к русской классике. И год спустя спектакль по-прежнему идет с аншлагами. «Война и мир» еще и квинтэссенция стиля Вахтанговского театра, в репертуаре которого сбалансированы произведения классических и современных авторов, российских и европейских драматургов. Он предполагает диалог со зрителем на поэтическом языке, насыщенном метафорами, классические произведения не пересказываются буквально, но авторский замысел при этом остается неприкосновенным.

Худруки

Отсчет своей истории театр ведет от спектакля ученика Станиславского Евгения Вахтангова «Чудо святого Антония». Спектакль «Принцесса Турандот», премьера которого состоялась в 1922 году, стал для него последним. Но именно он предопределил лицо и судьбу основанного им театра. В том или ином виде «Принцесса Турандот» шла на сцене театра до 2006 года. Сегодня о ней напоминает аудиоспектакль-променад «Вахтангов. Путь к Турандот». Кроме Евгения Вахтангова театром руководили на протяжении почти полувека отец и сын Рубен и Евгений Симоновы. В 1987 году его возглавил Михаил Ульянов. Спустя двадцать лет того сменил Римас Туминас. Он работал в наиболее благоприятный для реконструкции театров и смены парадигмы период: это был переход от авторского театра к театру как творческой платформе, где работают лучшие из режиссеров, сохраняя при этом постоянную актерскую труппу.

Сейчас здесь апробируется директорская модель, основанная на тенденции укрупнения театров, трансформации их из монолитного блока, выполненного в едином узнаваемом стиле, в конгломерат из нескольких центров, каждый из которых может претендовать на собственный стиль и линию развития. При этом Кирилл Крок подчеркивает, что директор в театре — обслуживающий персонал: «Успех Театра имени Евгения Вахтангова еще и в том, что мы даем широкий спектр пьес для зрительской аудитории. У нас разные режиссеры, разные спектакли с разной эстетикой. В этом причина успеха. Потому что нельзя двадцать четыре часа в сутки молиться или двадцать четыре часа в сутки плакать. Мы все время пытаемся соблюсти в театре баланс. И какие бы ветра ни разрушали этот мир, мы, как те пчелы, все равно его гармонизируем. Мы строим этот гармоничный мир и у себя. Строим не только на сцене хорошими спектаклями, но и вокруг сцены, в фойе, в буфете, в туалетах, через удобство приобретения билета, через комфортную цену на билеты».

Спектакли

Общую линию, выработанную за эти пятнадцать лет, Кирилл Крок формулирует так: «Ставить качественную драматургию — первое, о чем всегда говорил Туминас. Ставить хороших авторов. Не пытаться угодить публике легким коммерческим жанром. Говорить о серьезном, говорить о трудном. Туминас не уставал говорить всем молодым режиссерам: “Твоя главная цель не самовыражаться на сцене, а рассказать сюжет, сделать так, чтобы увлечь тем, что происходит на сцене, зрителя, который пришел и потратил два-три часа своей жизни на театр, рассказать ему внятную историю. Расскажи историю мне, чтобы она меня коснулась, чтобы она меня захватила, чтобы она начала меня вести от момента, когда в зале гаснет свет, до финальных аплодисментов. Нужен качественный спектакль, попадающий тебе в сердце”».

Никаких секретов создания успешных спектаклей нет. Успех нельзя ни предсказать, ни запрограммировать. Кирилл Крок приводит в пример постановку по пьесе Островского, где только на одну декорацию потратили 18 млн рублей. В актерском составе — суперзвезды Сергей Маковецкий и Евгений Князев. Постановка не продержалась в репертуаре и одного сезона. И вот другой пример непредсказуемости успеха: постановка Натальи Ковалевой по пьесе Тадеуша Слободзянека «Наш класс. История в 14 уроках» — история польских и еврейских одноклассников, которые однажды разделяются на жертв и палачей. Сначала этот спектакль вышел в зале на 45 мест. Потом его перевели на Новую сцену в зал на 230 мест. Шесть лет спустя после премьеры спектакль по-прежнему в репертуаре. Билеты на ближайший показ «Нашего класса», который состоится в конце года, уже закончились.

Актеры. Художник

Сегодня Театр Вахтангова ассоциируется с именами таких актеров, как Сергей Маковецкий, Владимир Симонов, Людмила Максакова, Ирина Купченко, Евгений Князев, Андрей Ильин, Алексей Гуськов, Мария Аронова, Юлия Рутберг. В состав труппы театра входят Александр Олешко и Григорий Антипенко. На его сцене работает Нонна Гришаева. Театр рад, если актерам удается повысить медийность в проектах за его пределами. Общий принцип таков: узнаваемым актером делает кино, а настоящим мастером — театр. Если актер не выходит на сцену дважды в неделю, не работает на огромный зал, он теряет навык взаимодействия с аудиторией. У него появляется страх публичности. У актера, постоянно работающего на театральной сцене, больше шансов стать звездой кино. Ежегодно театр отбирает четыре-пять выпускников Щукинского театрального института — тех, кто подходит по типажу и по энергетике.

Художник, который сегодня определяет визуальный стиль Вахтанговского театра, — Максим Обрезков. Его общий стаж работы в театре больше двадцати лет. Он создал декорации и костюмы более чем к ста спектаклям не только в России, но и в Германии, Грузии, Эстонии. Без его декораций невозможно представить лучшие спектакли Юрия Бутусова, на сценах каких бы театров он их ни ставил, но в первую очередь это Театр Вахтангова. В его грандиозном успехе есть немалая доля и заслуг художника. В числе режиссеров, с которыми сотрудничал Максим Обрезков, — Резо Габриадзе, Тонино Гуэрра, Юрий Любимов, Владимир Панков, Дмитрий Бертман. С Римасом Туминасом художник работал над постановкой «Царя Эдипа» и «Маскарада». Значительная часть интерьеров, в которые зритель попадает в историческом здании театра, оформлена по его эскизам. И когда зритель приходит на Новую сцену, или на Симоновскую, или в Арт-кафе, он оказывается в мире, визуальный образ которого создал Максим Обрезков.

***

Общепринятое мнение: артисты Театра Вахтангова составляют ансамбль. Это означает, что вне зависимости от стажа игры актера, его узнаваемости и даже опыта игры на сцене он осознает себя частью единого организма. И тогда зритель видит на сцене не отдельных актеров, какими бы звездами они ни были, но каждого, кто играет на сцене, и каждый исполняет свою партию, которая сливается с партиями других инструментов и включена в общую гармонию. И тогда участники начинают усиливать друг друга. Все не просто играют на пределе возможностей, но оказываются способны даже превзойти их.