Контрольная дубина

За действиями аудиторов из КСП, по-видимому, стоят структуры полпреда

Похоже, что к многочисленным неприятностям, которые в последние месяцы преследуют Смольный, добавилась еще одна. Активным игроком на городском политическом поле себя заявила Контрольно-счетная палата, которая нанесла по городской администрации сразу несколько ударов. Самым болезненным из них стало заключение об исполнении петербургского бюджета-2000.

Проверка на прочность

Претензии палаты к исполнявшему бюджет комитету финансов изложены в 12-страничном заключении, однако все они, по сути, сводятся к одному - нецелевому расходованию средств. Речь здесь идет, к примеру, о фактах погашения за счет городского бюджета задолженностей по кредитам, привлеченным разнообразными коммерческими структурами. В первую очередь, ОАО "Дворец спорта" (в просторечии - Ледовым дворцом, возведенным, напомним, для проведения в городе чемпионата мира по хоккею-2000). Несмотря на то что город - по крайней мере в теории - не должен был нести никакой ответственности по обязательствам ОАО, петербургский налогоплательщик погасил 872 млн руб. "дворцовых" кредитов, а общий объем задолженности любимой постройки Владимира Яковлева перед городским бюджетом-2000 составил 1 млрд 49 млн руб. Заметим, это вовсе не последние городские потери: в прошлом году бюджет был вынужден компенсировать еще и убытки Сбербанка, в свое время так неосмотрительно профинансировавшего эту петербургскую предвыборную стройку, на общую сумму 23 млн долларов.

Важное место в заключении КСП уделено взаимоотношениям администрации с близким к Смольному БАЛТОНЭКСИМбанком. Аудиторы, в частности, объявили о том, что "не находят какого-либо объяснения целесообразности ежемесячного привлечения в 2000 году краткосрочных кредитов банка на общую сумму 5,2 млрд руб.". По их мнению, "предоставляемые банком кредитные ресурсы практически не были использованы в качестве источника финансирования дефицита бюджета". А обслуживание этих "нецелесообразно привлеченных кредитов" обошлось городскому налогоплательщику в 29 млн руб.

Однако самые большие претензии у проверяющих возникли к расходованию средств Территориального дорожного фонда. По оценке КСП, нецелевым образом было использовано 1,2 млрд руб. "дорожных денег". Причем, куда именно Смольный их потратил, чиновники администрации не могут разобраться до сих пор. Сначала комитет финансов говорил про ликвидацию "размыва", потом - про зарплаты бюджетникам, а последняя и, похоже, наиболее вероятная версия - досрочный выкуп евробондов.

Впрочем, окончательная версия судьбы этих расходов Смольным не выработана до сих пор: губернатор Владимир Яковлев, комментируя ситуацию, заявил, что "часть средств по разрешению российского правительства была использована на воссоздание линии метро (потому что других источников не было) и также на другие проекты". Однако уточнять, какие именно проекты, губернатор не стал.

Кадровый сюрприз

Результаты именно этой проверки вынудили петербургский парламент отклонить отчет комитета финансов об исполнении бюджета-2000, дав старт новой политической интриге сезона. Ее главным героем стал руководитель КСП Дмитрий Буренин. Кресло главного петербургского контролера он занял в прошлом июле, сменив в нем Германа Шаляпина, которого в Смольном считали своим "активным недругом".

На первый взгляд, Буренин должен был бы оказаться куда более лояльным к действующей городской власти. Еще бы - ведь сразу после победы Владимира Яковлева на губернаторских выборах-96 именно Буренину было поручено возглавить специально созданную администрацией комиссию "по наведению порядка на петербургских рынках". Однако длилась деятельность этой структуры недолго - уже несколько месяцев спустя Буренина уволили, и, как теперь утверждают в смольнинских коридорах, именно после этого он затаил на хозяина Смольного обиду, которую, однако, до поры до времени тщательно скрывал.

Впрочем, в процессе утверждения в должности (а это прерогатива ЗакСа) Буренин заявил о своей готовности выстраивать "конструктивное взаимодействие со всеми ветвями петербургской власти". Однако на практике идиллии не вышло. Сначала глава КСП заявил о том, что городская администрация плохо контролирует ГУПы, в результате чего городской бюджет ежегодно недополучает до 20% доходов. Сразу же после этого сенсационного высказывания руководитель КСП объявил о намерении осуществить проверку КУГИ - одного из ключевых городских ведомств. Осенью КСП провела проверку зоопарка, и по ее итогам основные упреки адресовались не опальному директору Ивану Корнееву, а его оппонентам из городского комитета по культуре.

Но все это были лишь цветочки. Ягодки для Смольного созрели тогда, когда КСП начала проверять комитет финансов. В палате утверждают, что к проверке в финансовом ведомстве отнеслись без должного уважения: вопреки городскому законодательству документы, запрашиваемые контролерами, выдавались далеко не в полном объеме. В неофициальных разговорах ревизоры даже употребляют термин "саботаж". Комитетчики, напротив, чувствовали себя вполне уверенно: заявляли, что требуемые документы выдают, а в благоприятных для себя результатах проверки просто-таки уверены. Однако в итоге КСП презентовала скандальный отчет об исполнении бюджета 2000 года.

Смена ландшафта

Но вот что удивительно: выявленные контролерами нарушения, конечно, весьма серьезны. Однако их масштаб не слишком отличается от того, что КСП выявляла, скажем, в исполнении бюджетов-98 и -99. Тогда предшественник Буренина Герман Шаляпин тоже активно пытался убедить депутатов ЗакСа в том, что смольнинские отчеты об исполнении городских бюджетов содержат серьезные нарушения. Но эти заявления почему-то не производили на парламентариев впечатления. И вдруг - городской парламент радикально меняет позицию. Судя по всему, на сей раз просто изменился политический контекст и в той неблагоприятной атмосфере, которая уже несколько месяцев окружает Смольный, претензии КСП обрели принципиально новое звучание.

Политические позиции администрации сегодня находятся под угрозой сразу на нескольких фронтах. Неутверждение отчета об исполнении бюджета-2000 и последовавшие как результат этого слухи о возможной отставке "финансового" вице-губернатора Виктора Кротова - третий удар, полученный Смольным за последние недели (ему предшествовало возбуждение следственным управлением ГУВД дела против вице-губернатора Анатолия Кагана и неутверждение ЗакСом кандидатуры Ирины Потехиной на должность вице-губернатора по СМИ).

Немудрено, что в такой атмосфере во всевозможных властных кулуарах начали рассуждать о том, кто из петербургских вице-губернаторов - "следующий кандидат на вылет", к кому из них теперь проявят интерес прокурорские работники. Причем список из двух фамилий "кандидатов" уже существует и даже активно обсуждается. Кроме этого, в ЗакСе уже подготовлен проект решения об объявлении повторного вотума недоверия еще одному ключевому члену команды Владимира Яковлева - вице-губернатору Валерию Назарову, руководителю КУГИ.

Если свести все эти факты воедино, то позиции действующей городской власти трудно будет назвать прочными. Поэтому-то депутаты и не смогли, как обычно, проигнорировать доводы контролеров, за спиной которых, как полагают многие в Мариинском дворце, стоят весьма влиятельные силы. Кивают в основном на "Дворец бракосочетаний" (резиденцию "Северо-Западного" полпреда Виктора Черкесова). Так, по свидетельству руководителя бюджетно-финансового комитета петербургского парламента Сергея Никешина, после его конфликта с Бурениным в БФК звонил главный федеральный инспектор по Петербургу Николай Винниченко, интересовавшийся, "почему обижают нашего Буренина". Впрочем, в полпредстве этот факт не подтверждают.

Два закона

В этих условиях сторонники Смольного в ЗакСе попытались перейти в контрнаступление. На следующей неделе после обсуждения судьбы бюджета-2000 на рассмотрение БФК был внесен законопроект, "профилактирующий" чрезмерную активность контролеров. Документ этот, разработанный депутатами Сергеем Никешиным и Игорем Матвеевым, предусматривает существенное ограничение автономии Контрольно-счетной палаты. В нем, в частности, предусматривается, что отчеты палаты должны первоначально утверждаться на пленарном заседании ЗакСа и лишь после этого обретать силу официального документа и распространяться в прессе. Кроме этого, депутаты также хотят назначать заместителя главы КСП (сейчас эту должность занимает не пользующийся в Мариинском особым расположением Герман Шаляпин). Однако свой встречный проект разработал и Дмитрий Буренин. Он, наоборот, предусматривает расширение автономии контролеров: КСП признается самостоятельным юридическим лицом, а не структурой ЗакСа. Утверждается также и приоритет председателя в решении кадровых вопросов: он сам подбирает и назначает двух своих заместителей.

Происходящее выглядит совершенно логично. Удивить может разве что фамилия одного из авторов заксовского законопроекта - ведь Матвеев является главой исполкома движения "Воля Петербурга", созданного Сергеем Мироновым, как кажется, вовсе не для того, чтобы включить его в когорту организаций, "конструктивно сотрудничающих со Смольным". Но и этому есть разумное объяснение: наблюдатели высказывают предположение о том, что политические интересы "Воли" в данном случае разошлись с коммерческими интересами ее спонсоров, имеющих вполне практический интерес к ряду статей петербургского бюджета.

Впрочем, так или иначе, для принятия закона в целом голосов "губернаторского лобби" сейчас недостаточно. Значит - неминуемы долгие переговоры и торги. Что в свою очередь знаменует весьма серьезную проблему: и сам Владимир Яковлев, и его сторонники в ЗакСе, обосновывая в том числе и внесение нового законопроекта о КСП, утверждали, что из деятельности палаты необходимо исключить политическую составляющую. По сути, мысль верная - беда лишь в том, что эти теоретические построения не совпадают с реальностью. Ибо акции Смольного в отношении КСП неминуемо приведут к тому, что ее работа максимально политизируется. Причем первой жертвой такого положения вещей рискует оказаться именно действующая городская власть.

Санкт-Петербург