После "сильной руки"

Москва, 29.04.2002
«Эксперт Северо-Запад» №17 (78)
В Республике Коми наступил поставторитарный синдром

Прошло чуть более "ста дней" после вступления в должность нового главы Республики Коми (РК) Владимира Торлопова, и по традиции пора подвести некоторые итоги нового регионального президентства. Как известно, до конца прошлого года во главе республики стоял Юрий Спиридонов и его власть казалась незыблемой. Но неожиданно для многих на очередных выборах он проиграл спикеру республиканского Госсовета Торлопову. При вступлении в должность новый руководитель держался весьма уверенно и в своей речи, обращенной к основным заинтересованным группам и населению республики, обещал полнее учитывать их интересы. Сделать это на практике будет весьма непросто.

Новый передел

Очевидно, в республике грядет новый передел собственности. Масштабы предсказать пока трудно, но скорее всего его не избежать. Во-первых, лакомые куски привлекают слишком много внимания. Во-вторых, когда рушится монополия прежней власти, масштаб пропавших и похищенных финансовых средств поражает воображение власти новой. Сейчас в Коми, например, расследуется, куда исчезли средства, выделявшиеся на "северный завоз", почему за бесценок были проданы акции высокодоходных компаний и т.п., - счет идет на миллиарды. Влиятельные политические игроки - бывший глава Спиридонов и его первый заместитель Анатолий Каракчиев - остались в республике и имеют немалые ресурсы влияния на ее политическую и экономическую жизнь. Пожалуй, наиболее эффективным способом нейтрализации опасных конкурентов является запутывание последних в сетях уголовных расследований. В ходе такого дела их сейчас и допрашивают (пока - как свидетелей).

Впрочем, нас интересуют не столько экономические, сколько политические последствия властных изменений в РК. И речь не о политических хитросплетениях в отдельно взятой северной республике, а об общих проблемах, возникающих со сменой власти в субъектах Российской Федерации после смены Президента в Кремле.

Если обратиться к российским законам и Конституции, то из них, даже с учетом известного перекоса в пользу исполнительной власти, никак не вытекает установление авторитарного режима в РФ и ее регионах. Но реальная политическая практика сильно отличается от того, что прописано в законах.

Несмотря на известную непоследовательность и, возможно, нехватку властных ресурсов, стремление федерального центра восстановить контроль на всей территории страны налицо. И пока нет оснований предполагать, что произойдет отказ от этого курса. Но каков будет характер восстановления приоритета федеральных законов над региональными? Какое место будет отведено гражданам России в процессе реформирования российской государственности? При ответе на эти вопросы необходимо рассмотреть ход, характер и последствия выборов, проходящих в регионах РФ (и в частности в Коми). И это имеет первостепенное значение.

Наследники и противники

Говоря о рецидивах авторитаризма в регионах, мы поддержали бы разделение региональных политических режимов на собственно авторитарные и режимы с авторитарной ситуацией. Первые не трансформируются в результате выборов, так как их итоги будут заведомо сфальсифицированы. Выход из авторитарной ситуации возможен после поражения на выборах инкумбента и "партии власти". Описанная в нашей предыдущей статье ("Эксперт С-З" от 28.01.2002) кампания по избранию главы Республики Коми в 2001 году дала именно такой результат.

Смена авторитарного лидера может пройти по двум основным сценариям. Условно назовем эти варианты "наследник" и "противник". Рано или поздно власть переходит от авторитарного лидера в другие руки. Но в ряде субъектов РФ сложилась такая ситуация, когда появление нового руководителя связано скорее с развитием физиологических, нежели политических, процессов. Авторитарные лидеры если и решаются покинуть пост, то стремятся передать власть в "надежные руки", в том числе и для того, чтобы избежать уголовных преследований. Возможность "наследования" существовала и в Коми.

Но в республике удалось победить "противнику". Кстати, существенное влияние на процесс смены власти оказывает предыдущая кампания, "репетиция". В РК в 1997 году Спиридонов, безусловно, доминировал над остальными своими соперниками. И тем не менее во время тех выборов у главы был настоящий конкурент в лице депутата Госдумы коммунистки Риты Чистоходовой. Она боролась изо всех сил, и, для того чтобы ее остановить, потребовались немалые ресурсы. Наличие реальной, пусть и слабой конкуренции - это некий залог возможностей будущей демократизации.

Симптомы синдрома

Победа "противника" - Торлопова - привела к поставторитарному синдрому, связанному с усилением дезорганизации и ростом политической неопределенности.

Основных причин этого, на наш взгляд, две. Во-первых, при правлении авторитарного лидера его фигура со всеми достоинствами и недостатками находится в центре соответствующего политического поля. В этих условиях значение формальных политических институтов (парламента, партий) заметно ослаблено. Падает и значение права - законы принимают и меняют (а в варианте отношений между субъектом Федерации и центром - игнорируют) в угоду лидеру. Если он терпит поражение и уходит, политические институты далеко не сразу смогут заработать в нормальном режиме. Политической машине требуется серьезный ремонт, который нелегко осуществить.

Во-вторых, уход ключевой персоны создает неопределенность в отношениях остальных политических игроков. Пока в регионе был "папа", "бабай" и т.п., все действовали с оглядкой на него и вели себя более или менее предсказуемо по отношению друг к другу. Но после поражения ключевой фигуры эта определенность теряется, и различные политические силы и персонажи начинают яростно сражаться за влияние и место во власти, в условиях, когда они недостаточно представляют себе реальный потенциал и намерения противников. В Коми такая ситуация продлится по крайней мере до февраля 2003 года, когда состоятся очередные выборы в Госсовет и органы местного самоуправления (МО). Они могут прояснить ситуацию и многое расставят по местам, но их исход- это лишь верхушка айсберга. И до, и после голосования выяснение, кто чего стоит, будет протекать в условиях яростных подковерных схваток, недоступных взору широкой общественности. Естественно, чем больше будет влияние этих конфликтов на расстановку сил в республике, тем меньше новый состав органов власти будет отвечать демократическим принципам их формирования. Дальнейшее развитие политического процесса должно привести к повышению определенности, достижению баланса между политическими игроками, но насколько новое равновесие будет результатом демократической конкуренции или же оно сложится в худших традициях номенклатурно-административного торга - это вопрос принципиальный.

Попытка прогноза

В Республике Коми об этом уже можно судить по ряду признаков. Неожиданность кадровых решений. Не сразу и не все в республике осознали, что власть сменилась. Спиридонов высказывал пожелание сохранить прежнее правительство "за исключением одного министра и одного зама". Некоторые высокопоставленные чиновники остались на местах, но состав и структура правительства заметно обновились. Так, например, было сокращено до трех количество заместителей главы РК (сам он является и руководителем правительства), а из прежних замов ни осталось ни одного. Новыми заместителями стали: бывший "нефтяной генерал" Евгений Лескин, финансист Юрий Колмаков и первый секретарь Российского союза молодежи Вера Скоробогатова. При этом многие высокопоставленные чиновники прежнего правительства сохранили свои посты - "скамейка запасных" невелика. Эти решения продемонстрировали намерение Торлопова проводить самостоятельную кадровую политику и закончить, хотя бы на уровне главных кадровых назначений, спиридоновскую эру.

Проблема, однако, в том, что даже для информированных жителей республики (например, журналистов) многие назначения оказались непонятными и показали, что кадровая политика нового главы Коми будет носить непубличный характер. Особенно много негативных комментариев вызвало назначение в Совет Федерации от исполнительной власти РК Рахима Азимова, бизнесмена со спорной репутацией. В минувшее десятилетие в республике нередко слышались разговоры о том, что от республики в Федеральном собрании должен быть только представитель титульной нации. Теперь воцарился полный интернационализм: в Думе - коми Валерий Марков, в Совете Федерации - русский Евгений Трофимов и таджик Азимов. По мнению наблюдателей, назначение последнего продемонстрировало связку (возможно - зависимость) нового главы с федеральным инспектором по РК Алексеем Гришиным, который долгое время возглавлял администрацию Спиридонова, потом был из нее уволен, работал в " ЛУКойле", был назначен федеральным инспектором и на минувших выборах сыграл против своего бывшего шефа.

По-коммунистически

По главной в Сыктывкаре Коммунистической улице в конце февраля - начале марта пробираться было трудно. Тротуары превратились в оледеневшие горки с торосами. Может быть, это простое совпадение, но как раз в этот период в столице Коми решался вопрос о власти. В результате сенсационного избрания на пост спикера Госсовета РК "мэра-хозяйственника" Евгения Борисова место главы администрации Сыктывкара освободилось, и за него развернулась острая борьба. Население было ни при чем, так как избирался глава МО на сессии городского совета, а в ходе развернувшихся схваток использовался довольно широкий арсенал спецсредств - от угона служебных джипов до бесед и обработки депутатов. Не с первого раза кресло градоначальника занял бизнесмен и бывший министр внешней торговли в спиридоновском правительстве Сергей Катунин. В 1999 году ему не удалось получить мандат депутата ГС РК в одном из округов местной столицы. Голосование депутатов МО "город Сыктывкар" на сессии сначала привело к равенству голосов и патовой ситуации, а теперь оказалось счастливым для безработного министра.

Вопрос о мэре оказался актуальным не только для главного города республики. В Ухте еще в прошлом году, при Спиридонове, сложилась ситуация двоевластия, когда депутаты и суды никак не могли решить, кто же будет руководить городом. Претенденты на этот пост господа Марцинковский, Ипполитов или кто-либо другой могли бы быть выбраны населением, но это не предусмотрено законом РК о местном самоуправлении и уставом муниципального образования. В ряде городов и районов Коми население требует всеобщих выборов, создаются инициативные группы и изменяются уставы муниципальных образований.

Проблемы формирования органов местной власти и ее руководителей обязательно дадут о себе знать в поставторитарной ситуации, ибо авторитарные режимы, глотающие "больше суверенитета", обязательно стараются свести к минимуму местную автономию. В Коми в спиридоновский период российские законы, касающиеся местного самоуправления, во многом игнорировались. Руководители городов и районов сначала просто назначались главой РК, а потом стали формально утверждаться сессиями местных советов. Теперь приходится пожинать плоды такой политики: до предстоящих местных выборов, по всей видимости, следует ожидать новых проблем с городским и районным руководством.

Выборы в МО и в Госсовет РК в следующем году обещают быть очень интересными и напряженными. Политическая монополия руководства Коми на формирование местных и представительных органов в республике разрушена, и скорее всего новой администрации не удастся вернуться к старым порядкам. На региональное политическое поле вступают свежие силы, которые станут вести себя непредсказуемо. И будет ли совместима демократическая легитимность победителей этих выборов с их деловыми качествами...

Хуже всего, что общественные структуры недостаточно сильны и организованны для того, чтобы активно вмешаться в политический процесс и направить его в русло гражданских интересов. Это, пожалуй, главная проблема поставторитарного синдрома: после "сильной руки" слабые государственные органы остаются со слабым гражданским обществом, что еще больше повышает степень неопределенности и делает неясным дальнейшие политические перспективы региона.

Сыктывкар

Новости партнеров

    Реклама