Мода северных шейхов

Никита Кондрушенко - общепризнанный эксперт в области моды и делового стиля. Он первым в Петербурге представил монобрэндовый бутик модной марки класса люкс - им стал Versace.

- Скажите, пожалуйста, существует ли в настоящее время стереотип относительно марки Versace?

- Конечно, существует. И это для меня одна из главных проблем. Versace - первая большая марка, появившаяся на рынке в России, эту одежду стали носить люди определенной социальной принадлежности. И в связи с тем, что такие люди носили одежду только определенного стиля, естественно, сформировался стереотип - абсолютно ложный. Надеюсь, что мне за пять лет удалось хоть в какой-то степени его сломать.

- Можно ли предположить, что одежду Versace могут носить, например, банкиры?

- Я знаю многих банкиров в России и за рубежом, которые носят костюмы этой марки. Потому что деловые костюмы от Versace - это абсолютная классика. При этом вы можете выбрать себе как не совсем традиционный, так и абсолютно формальный строгий костюм.

- В какой степени мода влияет на деловой стиль?

- Влияние это очень ограничено. Меняются какие-то детали, часто заметные только специалисту. Изменения происходят отнюдь не с той периодичностью, с которой сменяются тренды в большой моде. Не надо забывать, что деловую одежду носят люди довольно консервативные. Это отнюдь не означает, что изменение цвета полоски на рубашке приравнивается к революции, но, во всяком случае, изменение ширины лацкана пиджака, брюк, количества защипов на них, расположение карманов бывает существенно для тех, кто эту одежду носит.

- Сегодня на Западе, с приходом в большую экономику хай-тек компаний с их собственной традицией, классический деловой костюм замещается стилем casual. Актуальна ли эта тенденция для России?

- Да. Но в России вообще отношение к деловому костюму своеобразное, понятие "протокол" у нас очень подвижно. Хотим - считаемся с протоколом, не хотим - не считаемся. Люди, находящиеся на вершине власти, политической или финансовой, одеваются ужасно.

- Не могли бы вы назвать крупного бизнесмена или политического деятеля, который может считаться примером делового человека?

- На этом уровне обсуждение вкуса - неблагодарное дело. Я думаю, что хорошим вкусом на высоком уровне не обладает никто, потому что нет ни потребности, ни условий, где хороший вкус востребован. Этим людям, как правило, абсолютно безразлично, как они одеты. Правда, есть среди них те, кто что-то пытается изобразить на себе, но, как правило, либо галстук подведет, либо обувь. Как ни старайся, но обязательно что-нибудь да вылезет.

- На Западе за подбор гардероба отвечают профессионалы-стилисты. Есть ли такие люди в Петербурге?

- Есть. Но ведь у нас каждый парикмахер - стилист. Надо понимать, что это все-таки разные вещи. Ни один крупный политик на Западе не обходится без услуг профессионального имиджмейкера - ведь от того, как он выглядит, зависят результаты выборов. Что касается этих специалистов в нашей стране, то результат их деятельности оставляет желать лучшего. Мне, например, кажется, что им просто зря платят деньги. Другое дело, что с их подопечными не так все просто, потому что у нас каждый сам очень хорошо знает, что ему нужно. Этим он и отличается от западного человека, прислушивающегося к мнению профессионала. В нашей стране, к сожалению, традиционно не принято быть хорошо одетым. У нас одежда - скорее проявление неких социальных амбиций, нежели культурная потребность. Потому что, одеваясь, вы выдаете во внешний мир информацию о себе. И ни в коем случае не надо оскорблять окружающую действительность своим внешним видом: она за это обязательно с вас спросит в какой-либо форме. Иными словами, не плюй в колодец...

- Чем отличается петербургский потребитель от европейского?

- Специфическим сознанием. Это выражается прежде всего в цветовых предпочтениях. Нашему человеку желательно, чтобы одежда была черной, серой или синей гаммы. Никаких ярких кричащих цветов и сочетаний. Никаких излишне открытых, эротичных и откровенных моделей. Никого подчеркивания тела. Никаких выходов за рамки достаточно четко определенных приличий. Некоторые моменты абсолютно табуированы обществом. Петербург вообще очень специфический город в отношении одежды, в отличие от той же Москвы, я уж не говорю о Лондоне, Париже, Милане. Сознание петербуржцев очень близко к сознанию, как это ни странно прозвучит, потребителя из какой-либо арабской страны. И мне бывает довольно сложно, когда я закупаю коллекции, поскольку хотелось бы привезти одни вещи, а спросом здесь пользуются совершенно другие.

Надо также отметить, что существует разница в стиле ношения делового костюма в Европе и здесь, которая диктуется национальной традицией. Например, в Италии носят очень короткие, в нашем представлении, брюки, сильно приталенные пиджаки с очень короткими рукавами и рубашки с очень большими неудобными воротниками. Это называется "римский стиль" и считается определенным шиком.

- Что вы можете порекомендовать деловому человеку в выборе одежды?

- Деловому человеку давать советы очень сложно. У нас такие деловые люди... Хоть ты обсоветуйся - они все равно не понимают, что такое приличный внешний вид. При этом у нас ведь как встречают по одежке, так и провожают по одежке. Деловой человек в нечищеной обуви, в сбившемся, мятом галстуке, в неопрятном, заляпанном костюме, к тому же плохо сидящем, обычно вызывает в обществе чувство неприятия. И только если вы известный мультимиллионер или общепризнанный гений, вам могут это простить. Во всех остальных случаях к вам будут соответствующим образом относиться. Когда в таком виде вы приходите рассказывать о том, какая у вас чудесная компания и какие чудные услуги она представляет, вас в лучшем случае снисходительно выслушают. Потому что внешний вид никак не соответствует рассказу.

Вообще, существует целая наука, изучающая специфику деловой одежды для мужчин, для женщин... Если вы хотите преуспеть, то должны очень хорошо выглядеть. А очень хорошо выглядеть - это значит соответствовать некоему стандарту, существующему для каждой бизнес-позиции. Ведь только кажется, что это пустяки. На самом деле это далеко не пустяки. Я помню, много лет назад обстоятельства сложились так, что мне пришлось общаться с очень крупным швейцарским банкиром. И он замучил меня рассуждениями на тему, как я должен выглядеть. Я спрашиваю: какая разница? Он говорит: "Ты с ума сошел. Что значит "какая разница"? Если у тебя не того цвета галстук, с тобой вообще никто разговаривать не будет". Вот и все. Ведь дресс-код - это язык "свой-чужой". В России не скоро появится понимание подобных вещей. Просто это элементы традиционной культуры, которая формируется на протяжении нескольких поколений. И дело тут вовсе не в снобизме.

Санкт-Петербург