За свободу пропаганды

На Петербург надвигаются досрочные губернаторские выборы - повышается градус информационной войны между местными телеканалами. Именно с этим сезонным обострением многие связывают неожиданные увольнения трех известных тележурналистов из питерских филиалов НТВ и РТР. По слухам, в вину им были поставлены нелояльные высказывания в адрес Валентины Матвиенко - как считается, главного кандидата Кремля на пост петербургского градоначальника.

Нынешняя информационная война прокремлевских РТР и НТВ со смольнинским ТРК "Петербург", как и все подобные войны, ведется по правилам демагогии: "Клевещите, клевещите - что-нибудь да останется" (так советовал в свое время знаток политтехнологий Фрэнсис Бэкон). Однако специфическая склонность петербургского общества к либерализму проявилась и здесь. Смольнинские политтехнологи внедряют в общественное сознание мысль, что увольнение тележурналистов с прокремлевских каналов означает опасное для демократии посягательство на свободу слова. Закавыка, однако, в том, что сама идея свободы слова актуальна, если применяется к "четвертой власти" - средствам массовой информации - как общественному институту. Между тем пострадавшие журналисты лишились работы в организациях, которые вряд ли можно отнести к этой категории. Наше телевидение представляет не "четвертую власть", а "первую", являясь ее коммерциализованным придатком.

Российское телевидение вообще, и контролируемые государством телеканалы (как федеральные, так и региональные) в особенности, давно уже перестали быть средствами массовой информации. Их деятельность за редким исключением направлена на решение двух задач: коммерческой (с помощью шоу развлекать потенциальных потребителей рекламы и за счет этого держаться на плаву) и пропагандистской (промывать мозги электорату путем внушения нужных властям направлений мыслей).

Именно с этой целью существует на телевидении так называемое информационное вещание. Реальной картины российской жизни оно не дает. Новости уделяют непропорционально много места катастрофам и политическим сюжетам (визитам, высказываниям, скандалам), хотя их значение для жизни страны и ее граждан зачастую ничтожно. А вот доля экономических сюжетов смехотворно мала и никак не соответствует месту экономики в нашей действительности. Даже в тех редких случаях, когда телевидение описывает действительно важные события экономической жизни, делает оно это некачественно, без понимания сути. Причина та же - для телевизионного начальства важна не суть, а политически мотивированная оценка.

Причины подобного положения вещей на телевидении многообразны, и здесь не место их обсуждать. Забавно, что этот статус-кво сохраняется вопреки ясно выраженной позиции Президента Путина, который справедливо считает, что развитие экономики страны составляет основное содержание политики государства. Парадоксально, но путинской установке в наибольшей степени соответствуют не контролируемые государством телеканалы, а не зависящие от власти печатные СМИ (да еще, может быть, радиостанция "Эхо Москвы"). И они, конечно, далеки от совершенства: тут и низкий профессионализм журналистов и менеджеров, и бедность, заставляющая порой идти на поводу у рекламодателей. У этих печатных СМИ никаких проблем со свободой слова нет или почти нет (по крайней мере, в Петербурге, что отчасти является заслугой губернатора Яковлева). Разумеется, среди печатных СМИ множество политически ангажированных (как поддерживающих нынешнего губернатора или федеральную власть, так и оппозиционных им), но есть и масса нейтральных, старающихся по мере сил исполнять свое общественное предназначение. А то, что большинство из них рекламно-развлекательные, - так это не их вина, а следствие преобладающего спроса.

Печатные СМИ работают на настоящем рынке и подчиняются его законам, чего нельзя сказать о телеканалах. Наряду с элементами рыночной экономики в сфере телевидения действует мощнейший нерыночный фактор - заинтересованность власти в телевидении как наиболее эффективном (что показывают все исследования) пропагандистском инструменте. Когда заинтересованность эта обостряется, поле свободы для высказывания журналистами собственных мнений сокращается, уступая место пропаганде.

Что тут скажешь? Значит, и пропаганда в современном российском обществе также должна обладать некоторыми степенями свободы. Самое главное - она не должна быть монополизирована. Правом промывать электорату мозги в собственных интересах должны обладать все участники политических баталий. С этой точки зрения федеральные власти, пытаясь накануне губернаторских выборов отобрать у Смольного "пятую кнопку" (Минпечати отказалось пролонгировать лицензию ТРК "Петербург" и намерено выставить эфирную частоту этого телеканала на конкурс, исход которого нетрудно предсказать), действуют нецивилизованно. В конце концов, те петербуржцы, кому по психологическим причинам необходимо прислониться к той или иной властной "вертикали", тоже ведь люди и заслуживают права на выбор.